стрелка
Новости
04.07.2022 Узбекские силовики жестко подавили выступление каракалпакцев в Нукусе
04.07.2022 Запад проигрывает логическую войну с Россией
04.07.2022 В Антарктике обнаружен скрытый под пятисотметровым льдом подводный мир
04.07.2022 Американские коммерческие спутники работают на ВСУ, заявил Рогозин
04.07.2022 Белорусские евразийцы посетили Иссык-Кульский форум
03.07.2022 В Беларуси празднуют День Независимости
01.07.2022 "Новая Евразия" обсудила с читателями перспективы малого бизнеса и предпринимательства
01.07.2022 Япония испугалась указа указа Путина по "Сахалину-2"
01.07.2022 Киссинджер назвал три варианта завершения конфликта на Украине
30.06.2022 Фестиваль "Дотянуться до звезд", который пройдет под Армавиром, приглашает гостей
30.06.2022 Российские силовики задержали диверсионную группу УГИЛ в Херсонской области
30.06.2022 Главный редактор "Новой Евразии" принял участие в работе Литературной мастерской Захара Прилепина
30.06.2022 36-я бригада морпехов ВСУ переходит на сторону ВС России
29.06.2022 Борис Джонсон: спецоперации бы не было, если бы Путин разобрался со своим гендерным статусом
29.06.2022 Юрий Крупнов: необходимо перенести столицу на Восток
29.06.2022 КАМАЗ представил новый 50-тонный беспилотный самосвал «Юпитер»
29.06.2022 Россия и Иран ускоряют работу над созданием альтернативы Суэцкому каналу
28.06.2022 Разворот на Китай ж/д пути Кызыл - Курагино позволит увеличить экспорт из Сибири
28.06.2022 «Кибердеревня» из вирусного youtube-ролика станет сериалом и покажет Россию будущего
28.06.2022 БРИКС превращается в АБРИИКС: в организацию вступят Аргентина и Иран
Новости
04.07.2022 Узбекские силовики жестко подавили выступление каракалпакцев в Нукусе
04.07.2022 Запад проигрывает логическую войну с Россией
04.07.2022 В Антарктике обнаружен скрытый под пятисотметровым льдом подводный мир
04.07.2022 Американские коммерческие спутники работают на ВСУ, заявил Рогозин
04.07.2022 Белорусские евразийцы посетили Иссык-Кульский форум
03.07.2022 В Беларуси празднуют День Независимости
01.07.2022 "Новая Евразия" обсудила с читателями перспективы малого бизнеса и предпринимательства
01.07.2022 Япония испугалась указа указа Путина по "Сахалину-2"
01.07.2022 Киссинджер назвал три варианта завершения конфликта на Украине
30.06.2022 Фестиваль "Дотянуться до звезд", который пройдет под Армавиром, приглашает гостей
30.06.2022 Российские силовики задержали диверсионную группу УГИЛ в Херсонской области
30.06.2022 Главный редактор "Новой Евразии" принял участие в работе Литературной мастерской Захара Прилепина
30.06.2022 36-я бригада морпехов ВСУ переходит на сторону ВС России
29.06.2022 Борис Джонсон: спецоперации бы не было, если бы Путин разобрался со своим гендерным статусом
29.06.2022 Юрий Крупнов: необходимо перенести столицу на Восток
29.06.2022 КАМАЗ представил новый 50-тонный беспилотный самосвал «Юпитер»
29.06.2022 Россия и Иран ускоряют работу над созданием альтернативы Суэцкому каналу
28.06.2022 Разворот на Китай ж/д пути Кызыл - Курагино позволит увеличить экспорт из Сибири
28.06.2022 «Кибердеревня» из вирусного youtube-ролика станет сериалом и покажет Россию будущего
28.06.2022 БРИКС превращается в АБРИИКС: в организацию вступят Аргентина и Иран
cover image
20.06.2022
Культура
Стимпанк и сбор валежника в Европе

Взлёт американской научной фантастики 60-70-х годов был вызван необходимостью поиска американской утопии, а её закат был связан с разочарованиями в этих поисках. Оптимизм 60-х, связанный с космическими полетами, безграничными возможностями экспансии, новыми горизонтами, практически античными, ожиданием эпохальной встречи с инопланетным разумом, сходит на нет. И вот уже в 80-е годы «золотой век» американской фантастики сменяется «серебряным», прочно связанным с жанром киберпанка и его производных.


Киберпанк – это разочарование в возможностях прогресса. Он отражает глубокий упадок человеческих сообществ и культуры на фоне технологического прогресса в компьютерную эпоху. Произведения в жанре «киберпанк», описывают антиутопический мир будущего, в котором высокое технологическое развитие сочетается с всеобъемлющим, чрезмерным, неограниченным и нерегулируемым государственным контролем за обществом. Или наоборот упадком, коррупцией, разложением государственных институтов, клептократией, в сочетании с доминированием гигантских транснациональных корпораций, криминала, социального неравенства, бедности или радикальными переменами в социальном устройстве самого общества.


Образ мира киберпанка аллегорически отражает одноимённый рассказ Брюса Бетке 1983 года, где главный герой-хакер носил панковский гребень с воткнутыми в него лампочками накаливания. Рассказ отражает социальный упадок плюс высокие технологии, которые косвенно к нему и привели.


Реакцией на киберпанк стало появление огромное количество различных «панков». Стимпанк, гендерпанк, биопанк, хронопанк, эльфпанк, царьпанк, бойлерпанк, стоунпанк, дизельпанк, атомпанк и т.д. Высокая задача авторов, пишущих в этих жанрах, заключалась в том, чтобы преодолеть упадочные настроения и пессимизм изначального жанра-прародителя. Сегодня очевидно, что они с ней не справились. И современная политика, идущая в строго заданном литературой направлении, неуклонно влечет Европу к этому самому – спрогнозированному и спроектированному упадку.


Сверхчеловек и трансчеловек

В фундаментальной работе «Так говорил Заратустра», немецкий неклассический философ Фридрих Ницше предсказывает – буквально в первой же главе – последнего человека. «Я покажу вам последнего человека» - гласит он устами Заратустры. И в ближайшие 4000 знаков умудряется уложить все современные европейские тренды сегодняшнего дня: интернет-культуру, популярную доширак-психологию, дауншифтинг, деловую культуру, отказ от собственности, увлечение духовными псевдовосточными практиками, «бирюзовые организации» и фричайлд.


Его глубокое разочарование конечной станцией назначения для человечества приводит философа к бунту и провозглашению идеи сверхчеловека. Его призыв ни тогда, ни сейчас не оказались услышанными. Именно поэтому к проблеме конца человечества подходит уже и американская фантастика, породившая киберпанк и неотделимый от него трансгуманизм. Она провозглашает уже трансчеловека.


Трансгуманизм, судя по всему, тоже не очень убеждает. Поэтому он довольно легко усваивается и довольно легко отбрасывается западной и японской контент-индустрией. И если ни сверх-, ни трансчеловеческое уже не может предложить идею и направление дальнейшего пути, то мы сталкиваемся с неизбежной необходимостью завершения человеческого проекта, предложенного всему миру.


Вот здесь и выходят на передний план все эти «панки», объединенные основными ценностями нечеловеческого мира – поточной протяженностью, стабильностью, экологичностью. Миром дикой природы. И сегодня мы видим, как эти «панки» то тут, то там начинают появляться, становиться, надламываться и исчезать в политическом пространстве Европы.


Панк не умер, он просто так пахнет

Киберпанк уже стал частью западного образа жизни. Ежегодно выходят книги, фильмы и компьютерные игры в стиле киберпанка, а здесь, на земле, строятся локации, отражающие дух этого изначально культурного направления. Достаточно вспомнить ансамбль зданий на Потсдамской площади в центре германской столицы, построенный Sony, который стал один из символов нового Берлина.


Параллельно идут и чисто киберпанковские процессы – разделение на богатых и бедных постоянно усугубляется, высокие технологии проникают даже в бразильские фавелы, а среди стартапов все большую роль имеют те или иные попытки аугментации человеческого тела и сознания.


Параллельно с ним переживает взлёт гендерпанк – культура сопротивления гендерной нормативности, а также идентичность, олицетворяющая сопротивление гендерным нормам и социальной иерархии. Это не просто ЛГБТ+ движение. Это связь гендерной идентичности с новыми технологиями, напрямую ведущая к распределению богатства и возможностей в пользу гендерно-ненормативных. На практике это означает, что чем причудливее у тебя гендерная идентичность, тем больше шансов получить хорошую работу, а чем ты гендерно-нормативнее, тем скорее окажешься на социальном дне.


С первыми регулирующими технологиями из области биопанка мы столкнулись во время пандемии. Это технологии биополитики и биодиктатуры, когда тело человека и его инфекционный статус становятся поводом для применения к нему тех или иных ограничительных мер. Не ходить в кафе, не ездить в метро, проходить проверочные мероприятия, прививки той или иной степени принудительности – это только первые тесты политических властей в области, которая всегда была в сфере частного или, в крайнем случае, служб по контролю заболеваний.


Дальше – биоулучшения, вирус-векторная медицина, вторжение в геном с неизбежным генетических расизмом, привилегиями и концлагерями для генетически-изначальных людей. И разговоры уже идут.


Атомпанк – жанр, описывающий мир, в котором большинство энергии родом из АЭС – популярен в Западной Европе и крайне непопулярен в Восточной. Достаточно сравнить 58 французских блоков общей мощностью 63130 МВт, производящих 70,6% всей энергии страны, с отключением Игналинской АЭС, единственной в Литве. Эта станция была условием для Литвы перед вхождением в Европейский союз. И именно из-за отсутствия атомной энергии Литве приходится собирать по лесам хворост для отопления домов простых граждан.


Такие страны как Франция, Германия, Словения, Нидерланды, Великобритания, Швеция могут отказываться от российской нефти, так как потери в энергии можно восполнить за счет атомной энергии, но для стран Восточной Европы это самая настоящая катастрофа.


Дизельпанк описывает мир, построенный на технологиях двигателя внутреннего сгорания. Ему соответствует и характерная эстетика – национализм, гигантомания, амбиции, крупные корабли, угловатые машины. Это как бы продленный мир XX века на мир XXI века с новыми задачами и технологиями. Частью этого мира были Польша и Украина со своими амбициями начала XX века, перенесенными в XXI век – Польша от моря до моря и Великая Украина.


Правда, этот дизельпанк быстро и закончился, как только появились проблемы с этим самым дизелем. На прошлой неделе президент Польши Анджей Дуда хвастался, что Польша передала Украине оружие на два миллиарда долларов, включая более 240 танков. Правда, без топлива к ним. Топливо, мол, покупайте у русских сами…


Стимпанк и бойлерпанк

Вот здесь на первый план и выходит стимпанк и его бедный брат-близнец бойлерпанк. Стимпанк (или паропанк) – один из наиболее известных производных киберпанка. Это направление научной фантастики и альтернативной истории, включающие технологию и декоративно-прикладное искусство, вдохновлённое паровой энергией конца XIX века. Шестерни, паровые механизмы, антуражные костюмы, викторианская этика. Бойлерпанк – то же самое, но с небольшим отличием. Стимпанк отражает аристократические возможности использования паровой энергии, а бойлерпанк это стимпанк бедных, тут приходится ограничиться лопатой, углем и паром.


И вот сейчас, в условиях, когда сделки по нефти могут позволить себе только единичные страны, весь этот жанр стим- и бойлерпанка возрождается в странах, лишенных минеральных энергоносителей и возможности их приобретать.


Колоссальный рост цен на газ и электричество породил в Европе интерес к давно забытому виду топлива – обыкновенным дровам. Это возрождает в новых условиях и специфические забытые социальные явления.


Простые граждане от Литвы до Великобритании собирают валежник, прикручивают паровые котлы к системам центрального отопления, стряхивают пыль с давно позабытых пневмоинженерных чертежей начала XX века.


Некоторые страны рассматривают возможность стать новыми энергетическими сверхдержавами. Например, Эстония, где на парламентском уровне рассматриваются идеи вырубки серой ольхи, составляющей 6,6% эстонского леса. Эстонское министерство экономики уже финансирует строительство котельных, работающих на щепе, через инвестиции, поступающие от структурных фондов ЕС.


Не отстают и другие страны. В Польше поговаривают, что поторопились наложить эмбарго на российский уголь. Кое-кто не прочь расчехлить лопаты и подготовиться к обогреву Войска Польского. Возможно, до продажи угля Польше дело не дойдет, потому что такая же ситуация складывается и в Великобритании, на родине классического викторианского стимпанка.


Думаю, мы еще увидим старый-добрый стимпанковский Лондон, тысячу раз обыгранный на тематических фестивалях поклонниками жанра. Лондон, где в подворотне тебя грабят и при этом снимают котелок и деликатно извиняются за причинённые неудобства. Лондон, где действуют опереточные злодеи с полумасками, украшенными шестернями. Лондон Шерлока Холмса и Джека-Потрошителя. Лондон, где вспомнили про кровные узы и аристократию. Лондон пуританских нравов и викторианской морали, зиждущихся на древесном и каменном угле, приводящем в движение пружины и паровые механизмы.


Ну а Эстонии с Польшей в этом литературном разнообразии достанется бойлерпанк.


Виталий Трофимов-Трофимов