стрелка
Новости
04.07.2022 Узбекские силовики жестко подавили выступление каракалпакцев в Нукусе
04.07.2022 Запад проигрывает логическую войну с Россией
04.07.2022 В Антарктике обнаружен скрытый под пятисотметровым льдом подводный мир
04.07.2022 Американские коммерческие спутники работают на ВСУ, заявил Рогозин
04.07.2022 Белорусские евразийцы посетили Иссык-Кульский форум
03.07.2022 В Беларуси празднуют День Независимости
01.07.2022 "Новая Евразия" обсудила с читателями перспективы малого бизнеса и предпринимательства
01.07.2022 Япония испугалась указа указа Путина по "Сахалину-2"
01.07.2022 Киссинджер назвал три варианта завершения конфликта на Украине
30.06.2022 Фестиваль "Дотянуться до звезд", который пройдет под Армавиром, приглашает гостей
30.06.2022 Российские силовики задержали диверсионную группу УГИЛ в Херсонской области
30.06.2022 Главный редактор "Новой Евразии" принял участие в работе Литературной мастерской Захара Прилепина
30.06.2022 36-я бригада морпехов ВСУ переходит на сторону ВС России
29.06.2022 Борис Джонсон: спецоперации бы не было, если бы Путин разобрался со своим гендерным статусом
29.06.2022 Юрий Крупнов: необходимо перенести столицу на Восток
29.06.2022 КАМАЗ представил новый 50-тонный беспилотный самосвал «Юпитер»
29.06.2022 Россия и Иран ускоряют работу над созданием альтернативы Суэцкому каналу
28.06.2022 Разворот на Китай ж/д пути Кызыл - Курагино позволит увеличить экспорт из Сибири
28.06.2022 «Кибердеревня» из вирусного youtube-ролика станет сериалом и покажет Россию будущего
28.06.2022 БРИКС превращается в АБРИИКС: в организацию вступят Аргентина и Иран
Новости
04.07.2022 Узбекские силовики жестко подавили выступление каракалпакцев в Нукусе
04.07.2022 Запад проигрывает логическую войну с Россией
04.07.2022 В Антарктике обнаружен скрытый под пятисотметровым льдом подводный мир
04.07.2022 Американские коммерческие спутники работают на ВСУ, заявил Рогозин
04.07.2022 Белорусские евразийцы посетили Иссык-Кульский форум
03.07.2022 В Беларуси празднуют День Независимости
01.07.2022 "Новая Евразия" обсудила с читателями перспективы малого бизнеса и предпринимательства
01.07.2022 Япония испугалась указа указа Путина по "Сахалину-2"
01.07.2022 Киссинджер назвал три варианта завершения конфликта на Украине
30.06.2022 Фестиваль "Дотянуться до звезд", который пройдет под Армавиром, приглашает гостей
30.06.2022 Российские силовики задержали диверсионную группу УГИЛ в Херсонской области
30.06.2022 Главный редактор "Новой Евразии" принял участие в работе Литературной мастерской Захара Прилепина
30.06.2022 36-я бригада морпехов ВСУ переходит на сторону ВС России
29.06.2022 Борис Джонсон: спецоперации бы не было, если бы Путин разобрался со своим гендерным статусом
29.06.2022 Юрий Крупнов: необходимо перенести столицу на Восток
29.06.2022 КАМАЗ представил новый 50-тонный беспилотный самосвал «Юпитер»
29.06.2022 Россия и Иран ускоряют работу над созданием альтернативы Суэцкому каналу
28.06.2022 Разворот на Китай ж/д пути Кызыл - Курагино позволит увеличить экспорт из Сибири
28.06.2022 «Кибердеревня» из вирусного youtube-ролика станет сериалом и покажет Россию будущего
28.06.2022 БРИКС превращается в АБРИИКС: в организацию вступят Аргентина и Иран
cover image
13.06.2022
Культура
Успехи на Украине - результат золотоордынской политики и скифской стратегии

«Орда — это народ-войско. Когда каждый готов взять оружие и сражаться. Мы готовы. А европейцы? Хотят ли они? Готовы ли они массово браться за оружие, оставлять свои кукольные дома и мимимишные палисадники и ехать на войну с русскими? Почему-то мне кажется, что нет», — говорит петербургский писатель чеченского происхождения Герман Садулаев. О том, можно ли успехи российской армии на Украине сравнивать с Великой Отечественной, что вызывает гордость за чеченцев, почему экс-президента Чечни Аслана Масхадова можно было ликвидировать, а экс-лидера Грузии Михаила Саакашвили и президента Украины Владимира Зеленского — нет и есть ли социалистическое будущее у Евразии, Садулаев рассказал в интервью «БИЗНЕС Online»


«Трудно быть чеченцем»


Первая книга Германа Садулаева, с которой он дебютировал в современной литературе в 2006 году, называлась «Я чеченец!». Заголовок был рискованным: контртеррористическая спецоперация на Северном Кавказе еще тлела, в июле был ликвидирован террорист Шамиль Басаев. Чеченцев за глаза называли «чехами», а некоторые горячие головы утверждали, что Чечню населяют сплошь бандиты и террористы. В такой общественной атмосфере сказать о себе «Я чеченец» требовало определенного мужества. И литературного мастерства. Поведать на хорошем русском языке, легком, неторопливом, о чеченской национальной трагедии и чеченской боли дорогого стоило: «Трудно быть чеченцем. Если ты чеченец — ты должен накормить и приютить своего врага, постучавшегося к тебе как гость, ты должен, не задумываясь, умереть за честь девушки, ты должен убить кровника, вонзив кинжал в его грудь, потому что ты никогда не можешь стрелять в спину, ты должен отдать свой последний кусок хлеба другу, ты должен встать, выйти из автомобиля, чтобы приветствовать идущего мимо пешком старца, ты никогда не должен бежать, даже если твоих врагов тысяча и у тебя нет никаких шансов на победу, ты все равно должен принять бой. И ты не можешь плакать, что бы ни происходило. Только один раз, всего один раз в жизни ты можешь плакать — когда умирает мать».


В творчестве Садулаева очень поэтично передан образ Родины, который для него сливается с образом матери. И в то время как израненная и замиренная Чечня постепенно возвращалась в состав России, Садулаев тоже совершил своего рода возвращение: он вернул русской литературе кавказские горы, «синие, далекие, видимые только в ясную погоду, и черные, близкие, видимые всегда», и весь этот пестрый, жестокий и трогательный мир, в котором жили и умирали его герои. Поэтому, когда на Украине началась спецоперация и от ежедневных новостей снова запахло порохом и горем, мне показалось логичным поговорить с тем, кто уже однажды пережил со своим народом похожую боль — «смертельно медленную войну».


Писатель из тейпа Эрсеной. Кто такой Герман Садулаев?


Знаменательно, что, когда мне удалось связать с Германом Умаралиевичем, он оказался в Херсоне — как раз выступал там на открытии штаба своего друга Захара Прилепина. Поэтому первое, что я от него услышал, — обычные херсонские новости — о том, что в городе, находящемся всего в 20 км от линии боевого соприкосновения, все спокойно, русских не боятся, на рынках уже продают клубнику. Будучи коммунистом, Садулаев искренне радовался обилию красных флагов на освобожденных территориях — на зданиях администраций, танковых башнях или просто в руках у людей. «Если бы мы прямо заявили, что восстанавливаем социализм и СССР, мы бы победили на следующий день. И почти без жертв», — уверен он.


О том, могут ли уроки чеченских войн пригодиться участникам нынешней спецоперации и почему Киев не раз предавал Орду, но потом всегда в нее возвращался, — в нашем материале.


«Я предлагаю сделать красное знамя официальным знаменем спецоперации»


— Герман Умаралиевич, спецоперация на Украине сопровождается не только информационной войной, но и своего рода войной символов. Украинские радикалы сносят советские памятники, а мы их восстанавливаем на каждой освобожденной нами территории. Кроме того, жовто-блакитному знамени противостоит не столько российский триколор, сколько красное знамя Победы, с которым вышла к бойцам ВСУ бабушка Аня. Почему, на ваш взгляд, объявленная Путиным «декоммунизация» Украины в действительности оборачивается ее «коммунизацией»?


— Да, все так. Логика обстоятельств сильнее логики намерений. Высшее политическое руководство России — люди белогвардейских убеждений. Они не намеревались и не намереваются ни в какой форме возрождать социализм и вообще работать с красной идеей. Но такая идея сама работает и с ними, и со всеми. Симпатии к красному проекту живы в народах — и в русском, и украинском. Движение за социализм возникает стихийно в войсках. Не только бабушка Аня выходит со знаменем Победы. Красные флаги поднимают над своими танками солдаты, вывешивают вместе с триколором (или вместо триколора) на занятых администрациях.


Я предлагаю сделать красное знамя официальным знаменем спецоперации и освобожденных территорий. Это понятный всем символ: под красным знаменем мы победили немецкий нацизм, а теперь победим украинский. К тому же это удобно с военно-правовой точки зрения: красное знамя не является государственным флагом России, его поднятие над административными зданиями не означает оккупацию. Иногда именно красное знамя наиболее уместно. Потому что, например, Херсон мы решили присоединить — там можно и триколор поднять. А что с Харьковской областью? Киевскую и Черниговскую мы оставили нацистам. Надеюсь, временно. В любой непонятной ситуации надо поднимать красный флаг. Я так считаю.


— Социологи фиксируют, что среди тех, кто поддерживает в России проведение спецоперации, 77 процентов желали бы восстановить границы СССР. Но, судя по ходу боевых действий, добиться восстановления СССР военным путем невозможно или потребуется такое количество жертв, которое неприемлемо для большинства.


— А вот здесь вы неправы. Наоборот, если бы мы прямо заявили, что восстанавливаем социализм и СССР, мы бы победили на следующий день. И почти без жертв. Но в Кремле призрака Советского Союза боятся больше, чем на Банковой улице в Киеве и Белом Доме. Желание восстановить СССР давно уже не связано ни с какой ностальгией. Это не о прошлом, а о будущем. Люди понимают, что советский государственный проект был наиболее успешным за всю нашу историю. И он естественный. СССР — наследник и Орды, и Российской Империи, но в лучшей версии союза евразийских народов. Мы особая цивилизация и должны быть вместе.   


—  Но какова судьба красного проекта внутри самой капиталистической России? Кто его в первую очередь представляет? Парламентская партия КПРФ? Евразийцы?


— На самом деле в России красный проект никогда не умирал. Его представляют и парламентские партии КПРФ и СРЗП («Справедливая Россия — За правду»), и непарламентские левые партии и движения, и красные евразийцы, создавшие недавно свою организацию — «Новую Евразию». Белогвардейские власти, колчаковская «Единая Россия», конечно, пытаются вытеснить из массового сознания память о будущем, стремление к социализму. Каждый год 9 Мая драпируют Мавзолей, чтобы не были видны магическое слово «Ленин». С другой стороны, к памятникам Ленину и вообще к символам советской эпохи наши власти относятся с осторожностью. Не так, как на Украине. Потому что даже «колчаковцы» понимают: Ленин, СССР, социализм, Победа Красной армии в Великой Отечественной войне — это и есть наши скрепы. А не узаконенное домашнее насилие и борьба с ЛГБТ.


— Что вы понимаете под узаконенным домашним насилием?


— Я здесь, конечно, утрирую. Но некоторые пытаются утверждать, что русские скрепы — это домострой и патриархат. Все это в крайнем своем выражении я называю узаконенным домашним насилием. Я не считаю, что это скрепы. Как, к примеру, та же ненависть к ЛГБТ. У нас, как мне кажется, нет ненависти к сексуальным меньшинствам. К ЛГБТ нет никаких чувств, потому что это не социальная проблема. Конечно, люди встречаются разные, но у нас нет этого социального явления, и, соответственно, не может быть какого-то специального отношения к нему. Точно так же, как и нет отношения к чернокожим, потому что, по большому счету, у нас нет черных и нет никакой истории взаимоотношений с черными рабами. У нас не было ни плантаций с сахарным тростником, ни чернокожих невольников под палящим солнцем. Поэтому лозунги пресловутых BLM для нас не звучат и не имеют содержания — в нашей истории этого нет. У нас никогда не было расизма. Мы не должны ни перед кем каяться, потому что мы ничего такого не делали. Поэтому проблемы ЛГБТ, BLM или феминизма не наши, и, значит, они не могут быть чем-то определяющим для российского социума.


В нашем обществе главное — запрос на справедливость. Это то, что нас характеризует. А с расизмом нам нет нужды бороться — у нас его и не было никогда.


«Даже в Великую Отечественную войну не одерживалось таких побед»


— Западные и украинские СМИ преподносят российскую спецоперацию на Украине как проигранную. Их аргументация сводится к тому, что боевые действия продолжаются уже около трех месяцев, ВС РФ вынуждены были отвести свои силы с киевско-черниговского направления, а в Донбассе линия фронта фактически стабилизировалась. Почему при этом на Западе твердят о нашем «проигрыше», понятно — так работает их пропаганда. Но что мы можем противопоставить этому, чтобы поддержать боевой дух общества или хотя бы его стабильность?


— Ага, три месяца мы проигрываем, и все почему-то никак не проиграем. Да, ушли из-под Киева и Чернигова, отступили на север от Харькова. Но по большому счету ушли сами. Нигде наше стратегическое отступление не было результатом прорыва или наступления украинских вооруженных формирований. Почему были приняты такие решения? Я считаю, что это были политические решения. Не военные. Это решали политики. У них и надо спросить почему. А спрашивают военных.


Военные все делают правильно. Надо просто не мешать им работать. Если дело дошло до вооруженного конфликта, это значит, что все политики со всех сторон уже обделались. Пусть сидят молча и не мешают военным. Военные заняли весь юго-восток бывшей Украины, причем так, что ВФУ (Вооруженные формирования Украины) и не пытаются отбить территории. Морпехи и резервисты ДНР вместе с российскими военными, имея меньшую численность и недостаток тяжелого вооружения, загнали в Мариуполь большую по численности и прекрасно вооруженную группировку ВФУ, включая элитные эсэсовские части, и уничтожили. Где такое видано? Даже в Великую Отечественную войну не одерживалось таких побед. Как они вообще это сделали? Ведь наступающие должны иметь численное преимущество перед обороняющимися, и, как правило, они несут большие потери.


Наших было 10–12 тысяч, а ВФУ — 14–15 тысяч. Александр Ходаковский жаловался, что танков и техники мало. И все же он проломил оборону, взял город, убил почти всех врагов, а оставшихся сейчас пленил. Это просто пропаганда так работает, наши потери и поражения нацисты и их западные кураторы раздувают, о своих молчат. Да, они потопили наш крейсер «Москва». А где их собственный флот? Уничтожен практически весь вместе с флагманом. На дне морском! Да, недавно мы подставились под обстрел при переправе у Белогоровки и потеряли примерно одну батальонно-тактическую группу (БТГ). Крику об этом очень много. А мы каждый день уничтожаем по 2–3 украинские БТГ. И никто об этом не вопит.


— Означает ли массовая сдача в плен военных ВФУ и радикалов-боевиков на «Азовстали» перелом в военных действиях? Правомерно ли сравнивать это событие со Сталинградским котлом, в котором была пленена 6-я армия фельдмаршала Паулюса?


— Надеюсь, что это перелом. Прежде всего психологический. Мы нанесли сильнейший удар по боевому духу врага. Легенда оказалась фейком. В подземельях находились 2–3 тысячи солдат, у них имелись оружие и боеприпасы, они должны были прорываться и умереть.


Знаете, сколько наших задействовалось в блокаде «Азовстали»? Думаете, тысяч 10? Не-а. Основные части из Мариуполя ушли. Наших там оставалось примерно столько же, сколько окруженных. Вопреки всем правилам ведения войны! Азовцы могли еще сражаться, прорываться, но они струсили и сдались. Как говорят чеченцы, душка не хватило.


Немцы Паулюса сопротивлялись гораздо дольше и упорнее, они были действительно истощены, лишены боеприпасов и пищи. А посмотрите на этих: нормальные такие, упитанные. Просто струсили. Правильно, конечно, сделали. Глупо отдавать жизнь за бредовые идеи украинского нацизма. Вот только почему они раньше этого не поняли? Конечно, киевская пропаганда делает из этой сдачи в плен очередную «перемогу», типа того, что проведена эвакуация. И тысячи тупоголовых вторят пропаганде и кидают вверх чепчики. Но знаете, кто еще внимательно смотрит за исходом с «Азовстали»? Все боевики ВФУ. А они уже не такие тупые, как диванные «переможники». Потому что, когда около тебя пару раз разорвется российский боеприпас, ты чудесным образом начинаешь умнеть. И они понимают, что это на самом деле за эвакуация.


— Вы сейчас говорите со мной, находясь в Херсоне (внутри территории Z), где на днях вы вместе с другими участниками открывали штаб Захара Прилепина. Какие настроения на Херсонщине, действительно ли область стремится войти в состав России?


— В целом настроение у наших воинов и у тех, кто сейчас на Украине представляет Россию — позитивное. А у самих жителей Херсона настроение, я бы так сказал, осторожное. Вообще на Херсонщине люди политизированы в очень незначительной степени. Их, прежде всего, заботят вопросы экономические, проблемы обустройства жизни, медицины, образования. А в политическом отношении они хотят одного — чтобы побыстрее закончились военные действия и их бытовые вопросы были решены. Так думает большинство. Поэтому они с радостью воспринимают усилия Херсонской военно-гражданской администрации по налаживанию мирной жизни.


— А российское общество на этом фоне выглядит политизированным? Или у нас тоже предпочитают бытовые вопросы переделу мира?


— Сейчас — да, многие втянуты в политическую повестку самой логикой событий. И я думаю, что другие украинские регионы, прежде всего Киев, тоже живут насыщенной политической жизнью. Сужу по тем сообщениям, которые оттуда доходят. Что касается Херсона, то здешние люди не очень-то любили украинскую администрацию. Поэтому сегодняшние события они не воспринимают как крах всего. Они и раньше не слишком отождествляли себя с остальной Украиной.


Но на Россию они тоже посматривают с некоторой опаской. Поэтому не зря наши должностные лица делают заявления, смысл которых сводится к тому, что Россия пришла на эту землю надолго, навсегда, дескать, мы вас не оставим. Эти слова адресованы в первую очередь херсонцам, поскольку те сомневаются: «А вдруг русские пришли лишь на время и потом опять уйдут?» К этому и сводятся опасения: а если Россия не доведет начатое до конца? Ведь в 2014-м уже открывались похожие перспективы. Но затем Крым успел попасть в последний вагон уходящего поезда, а остальные — нет.


— Насколько в Херсоне военная обстановка? Или там по мере возможностей продолжается мирная жизнь?


— В самом Херсоне (а он находится примерно в 20 километрах от линии фронта) совершенно спокойная атмосфера. На улицах нет солдат и военной техники, отсутствуют какие-либо разрушения. Все выглядит достаточно спокойно и мирно, но сам город пустоват — все-таки около половины жителей его покинули. Кто-то выехал в Крым на нашу территорию, а кто-то — на земли, контролируемые киевским режимом. Но это факт: примерно половина херсонцев уехала. И это понятно: городские жители испугались вооруженного конфликта и того, что ему обычно сопутствует. Тем более перед ними были примеры других городов, по которым наносились удары. Между прочим, в украинских селах (а я был и там, общался с сельским населением) люди выглядят значительно бодрее и активнее. Они меньше боятся, ярче выражают свои чувства. По поводу России говорят: «Мы хотим еще посмотреть, какие вы». По их словам, Украина была очень коррумпированной страной.


— Но и мы вряд ли можем похвастаться кристальной честностью и отсутствием коррупции…


—  Все познается в сравнении. Украина была гораздо более коррумпированной, чем Россия или же вообще все, что мы можем себе представить. Причем начиная с самых низовых уровней — с участковых врачей в поликлиниках, сотрудников национальной полиции и прочего. Невозможно было что-либо решить и сдвинуть с места без взяток. В России этот этап, я надеюсь, уже преодолен: на низовом уровне мы редко сталкиваемся с такой откровенной коррупцией.


Так вот, люди в украинских селах, как и прежде, работают, собирают клубнику. Потом продают ее и при этом почти всегда стараются немножко тебя объегорить. То есть ведут привычный образ жизни, нисколько не боятся русских — ни военных, ни гражданских, ни администрации. Российские солдаты и войска ДНР воспринимаются ими без всякого страха. При этом украинских войск боятся. По двум причинам: бойцы ВФУ ведут себя с мирными жителями, как правило, по-хамски и к тому же прикрываются ими. Если рядом с жилыми домами дислоцируется какая-либо украинская военная часть, все знают, что это означает. Жди в гости «случайно залетевшие» снаряды и другие различные боеприпасы. Поэтому люди стараются держаться подальше от украинских военных и поближе к российским бойцам.


«Украинцы — наследники проигравших, а мы — победителей. Потому что Орда победила Киев»


— На фоне событий на Украине множатся опасения, что за ними последует «большая горячая война» с участием стран НАТО. Или такая уже идет, судя по огромным поставкам оружия для ВФУ, иностранным наемникам на Украине, перегруппировке войск натовского альянса и прочему?


— Уже идет, и она достаточно горячая. И большая. Будет ли она еще больше и еще горячее? Вступит ли, например, армия Польши в конфликт? Ничего исключать нельзя. Но мы не должны этого бояться. Мы орда. Знаете, что такое орда? Это народ-войско. Когда каждый готов взять оружие и сражаться. Мы готовы. А европейцы? Хотят ли они? Готовы ли они массово браться за оружие, оставлять свои кукольные дома и мимимишные палисадники и ехать на войну с русскими? Почему-то мне кажется, что нет. Душка не хватит. Они наверняка ждут, что Америка за них все решит. Америка пришлет своих парней, чернокожих и белых из бедных кварталов, и они будут воевать за Европу и за Украину. Америка может. Она постоянно воюет. Но захочет ли американское общество воевать с русскими за Зеленского и его хунту? Осенью в США парламентские выборы. Обозленный ростом цен и снижением уровня жизни американский народ может и прокатить безумных разжигателей войны из Демпартии.


— Вы употребили термин «орда». Но в украинской пропаганде он тоже используется, правда, в негативном ключе, рядом с терминами «орки» и «ватники»…


— Мы «перенаполняем» те понятия, которые наши враги пытаются использовать в негативных коннотациях. А мы заново очищаем эти слова и наполняем их своим содержанием. Что уж говорить об орде — это все-таки термин из исторического лексикона, если мы даже фэнтезийных орков реабилитируем на свой манер. Взять хотя бы песню Михаила Елизарова «Оркская» («Помнишь, брат, как давили эльфийскую мразь…»). Елизаров при помощи инверсий показывает, что Толкиен на самом деле все переврал и эльфы были трусливыми педерастическими существами, проиграли все войны. А вот орки, наоборот, показали себя мужественными, храбрыми, аутентичными, традиционными людьми.


Я думаю, что это ошибка украинской пропаганды — использовать исключительно в негативном контексте термины «орки» и «орда». Может быть, кому-то это «заходит», но далеко не всем. Допустим, в компьютерных играх многие пользователи берут себе в качестве аватара изображение орков. Потому что орк — это большой могучий воин, который умеет сражаться. Когда конструируешь какую-то пропаганду, надо учитывать такие моменты и помнить, что, к примеру, сотни тысяч людей знают наизусть песню Елизарова «Оркская», другие сотни тысяч и даже миллионы людей играют в фэнтезийные компьютерные игры. Да и вообще глупо это все выглядит. Ну орки мы, и что? Мы не против такого наименования.


Что до орды, то на научном языке она, как я уже сказал, обозначается как народ-войско. Это когда у какого-то племени или народа нет постоянной армии, но в нужный момент все племя может стать войском. Ордой были германцы в варварское время, ордой были скифы и многие другие народы, имевшие отношения и к нам, и к европейской цивилизации. Как ни странно, очень долго сохраняли статус орды швейцарцы, в чьей среде в прежние времена господствовала поголовная военная обязанность. За счет этого, кстати, они и сберегли свою независимость. В то время как почти все в Европе перешли на профессиональные армии, швейцарцы оставались народом-войском, и в случае войны каждый вставал на защиту своей Родины.


В нашей истории Золотая Орда — это один из источников российской государственности. Неправильно считать, что государство в России имеет только один корень — допустим, Древнюю Русь. Нет, государственная ткань синтезировалась из нескольких источников, сплеталась из различных нитей, одной из которых и была Золотая Орда. Именно у нее Россия переняла многие замечательные принципы управления, такие как, например, федеративное устройство, уважение к религии и культуре каждого из народов, населяющих Орду. Или же мультиконфессиональность. Ничего этого не было в западных державах, которые свои империи строили как жесткие, тоталитарные и подавляющие государства, зачастую устраивавшие настоящий геноцид народов, которых они колонизировали.


Да, Золотая Орда пришла на русские земли через завоевание, но впоследствии мы 300 лет жили в одном стране. И эти три столетия не могли быть сплошным гнетом и игом. Наоборот, наши элиты соединились, а потом Москва просто-напросто стала столицей Орды. Так что мы, без сомнения, наследники Улуса Джучи. А украинцы считают себя наследниками Киева. Ну что ж, значит, они наследники проигравших, а мы — победителей. Потому что Орда победила Киев, причем передовым разведывательным отрядом монгольского полководца Субэдэя (в 1240 году — прим. ред.). Это было сделано стремительно — разрозненные и перессорившиеся между собой киевские князьки даже не успели объединиться.


Украина вообще вся такая — там господствует идеология смерти и поражения. А у нас — идеология победы. Мы многонациональная Орда и горды этим! А иначе зачем в наших войсках, принимающих сейчас участие в спецоперации, — татары, буряты и чеченцы? Мы не стесняемся этого. Да, мы орки, мы Орда…


— «Да, скифы — мы! Да, азиаты — мы, с раскосыми и жадными очами…»


— Да, это о нас. Мы победители.


— Территория Чечни тоже ведь подверглась татаро-монгольскому нашествию в XIII веке, но затем стала частью Золотой Орды, а позже — ее восприемников в лице Российской империи и СССР.


—  Дело в том, что Орда умела привлекать народы на свою сторону хотя бы тем, что она не лезла в их внутреннюю жизнь. Да, конечно, сначала народы сражались за свою независимость, но потом учились жить вместе, в одном большом союзе. Заключали, так сказать, договор о коллективной безопасности. Условием для жизни в Орде была дань, в том числе кровью: все ордынские народы должны были участвовать в войнах, которые развязывало общее государство. Но при этом Орда не лезла во внутренние дела народов, она не говорила, какую религию следует исповедовать и каким богам молиться. Она не покушалась на обычаи и традиции. В принципе, именно поэтому власть Орды могла продержаться так долго. И на Северном Кавказе Орда в конечном итоге была принята. Это стало понятно, когда в XIV веке пришел Тамерлан и все северокавказские народы встали на сторону Тохтамыша. В 1395 году была великая битва на Тереке, и мы вместе в одном строю сражались с захватчиком Тамерланом. Потому что на тот момент все уже ощущали себя Ордой и считали ее своей.


«Теперь я горжусь земляками. Чеченцы молодцы. Ахмат — сила!»


— Насколько долго, на ваш взгляд, может продлиться спецоперация на Украине? И можем ли мы извлечь урок из опыта двух чеченских войн, которые продолжались с 1994-го фактически по 2003-й, то есть почти 9 лет?


— Вы же понимаете, что так называемая спецоперация уже закончилась. То, что идет сейчас, должно быть названо как-то иначе. Это как минимум вооруженный конфликт регионального уровня с вовлечением мировых держав и военных блоков. Мой прогноз таков: осенью демократы проигрывают выборы в США, военные поставки Украине прекращаются, в ноябре–декабре — разгром и капитуляция. Опыт чеченских контртеррористических операций, несомненно, учитывается. Мы сейчас воюем лучше, чем когда-либо. В том числе благодаря тяжелым урокам Чечни.


— Как вы оцениваете роль чеченских подразделений в спецоперации на Украине? Согласны ли вы с тем, что чеченская междоусобица продолжается сегодня на украинской территории, поскольку среди иностранных наемников, прибывших на помощь ВФУ, есть и чеченские эмигранты?


— Эмигрантов-ичкерийцев, которые воюют на стороне киевского режима, ничтожно мало. Никакой междоусобицы нет. Эти шайтаны только лишний раз злят Кадырова и его бойцов. Но, может, и не лишний. Злость помогает. Вообще, силовики Чечни выглядели смешно и нелепо еще недавно, когда боролись с какими-то журналистами и блогерами. Собирали многотысячные митинги, чтобы проклясть ничтожных эмигрантов. Я, честно говоря, тогда чувствовал испанский стыд за своих земляков. А вот теперь я горжусь. Потому что они нашли для себя достойное дело. Они воины! И сейчас они на своем месте — сражаются за веру и правду. На них всегда приятно смотреть. И сами они счастливы. Так что с ними сейчас все не просто хорошо — все идеально!


По поводу их роли: надо понимать, что из Грозного приехали подразделения Росгвардии. У них нет тяжелого вооружения. Это вторая волна — зачистка, охрана коммуникаций. Тем не менее в том же Мариуполе они сражались в первой линии, на передовой, штурмовали город. Наверняка потому, что сами захотели проявить себя в деле. Чеченцы молодцы. Ахмат — сила!


— В период чеченских войн Россия, как известно, стремилась ликвидировать главарей Ичкерии. Были последовательно уничтожены Джохар Дудаев, Аслан Масхадов, Шамиль Басаев и другие. Почему же в ходе нынешней спецоперации на Украине российская власть не наносит удары по тому, что называется центрами принятия решений, не пытается ликвидировать Владимира Зеленского, Владимира Арестовича и прочих?


— По этому поводу я могу высказать только свое мнение. Мне кажется, существует некий негласный пакт между спецслужбами практически всех государств о том, что политических лидеров убивать нельзя. Иначе вся мировая политическая система пойдет вразнос. Хотя, если предположить, что такой пакт существует, придется признать, что США периодические его нарушают. Америка убила Саддама Хусейна и Муаммара Каддафи. Впрочем, кроме нее, других нарушителей и беспредельщиков нет. И США могут дождаться того, что в конце концов будет убит американский президент, как это уже было однажды у них в истории.


Современные технические средства таковы, что нейтрализовать можно практически любого человека, какой бы у него ни была охрана. Есть высокоточное оружие (необязательно ядерное), есть химические и биологические средства. У спецслужб имеется очень широкий арсенал способов для устранения неугодных им людей. Поэтому если все страны, которые находятся друг с другом в состоянии конфликта, вдруг начнут охоту за политическими лидерами, то мир подойдет к очень опасному порогу. Значит, каждые 2–3 недели в каждой стране станут меняться президент и премьер-министр.


Да, тот же Аслан Масхадов, которого вы упомянули, был убит. Ликвидирован, если на языке спецслужб. Я на самом деле не считаю это какой-то гордостью для российских Вооруженных сил. Однако обстоятельства оказались таковы, что в последние годы Масхадов перестал быть легитимным политическим лидером, попал под влияние террористов и фактически находился вместе с ними. Прежде чем его ликвидировать, его вывели из статуса легитимного чеченского президента и приравняли к террористам.  


Если же мы вспомним Михаила Саакашвили, к которому Россия не испытывает особых теплых чувств, то стоит отметить, что его никто ликвидировать не пытался. Даже когда была война 08.08.08, Саакашвили не являлся целью. Иначе устранить его не составило бы большого труда. Так и в случае с Украиной. Я думаю, работает некий пакт, о котором я говорил выше. Впрочем, легитимность украинской власти для меня и многих других людей под огромным вопросом. И, наверное, можно было бы и снять эту «защиту» с политического руководства Украины. Хотя бы потому, что они ликвидировали Александра Захарченко, который тоже был политическим лидером, возглавлял Донецкую Народную Республику и против которого нельзя было применять операцию «Ликвидация». Пусть в глазах Киева он был непризнанным, оппозиционным, сепаратистским, но он имел политический вес.


Тем не менее, как мне кажется, даже в непростых украинских реалиях надо пока что следовать этому принципу. Убивать политических лидеров террористическими методами нельзя.


«Украинцы время от времени предают Орду. Но потом всегда возвращаются»


— Что вы думаете по поводу позиции Турции, которая пытается препятствовать вхождению Швеции и Финляндии в состав НАТО? Неужели официальная Анкара действительно подыгрывает Москве?


— Честно говоря, я не специалист по Турции. Мнения, которые я знаю, разнятся. Некоторые считают, что Турция просто торгуется, а после того как выторгует себе желаемое, подпишет все, о чем ее попросят. Другие вообще говорят, что в результате нынешней пикировки НАТО может объявить войну Анкаре. Я рассматриваю Турцию скорее как нашего конкурента в деле объединения тюркского мира. У турок и президента Реджепа Эрдогана есть свой проект пантюркизма. И мы либо должны этот проект как-то согласовать, чтобы понапрасну не соперничать, либо включиться в жесткую конкуренцию, по результатам которой останется только кто-то один. Пока Турция постоянно меняет свою позицию. В принципе, мне понятно, чего она хочет, но непонятно, как она станет этого добиваться. Я думаю, что в конечном итоге все очень сильно будет зависеть от военных успехов России. Если РФ одержит военные победы, то Анкара, как мне кажется, не захочет ссориться с Москвой.


— Среди последователей христианства, ислама и иудаизма в последнее время распространились апокалиптические настроения. Ждут ядерного апокалипсиса, прихода Машиаха, агонии человечества и так далее. Неужели мы живем в «последние дни»?


— Это довольно сложный исторический и культурологический вопрос. С одной стороны, как мы знаем, ожидание конца света случается с людьми периодически, но человечество выжило, свет не кончился. С другой стороны, всякий раз, когда подобные настроения становятся массовыми, это не просто так. Что-то действительно происходит, старому миру приходит конец. Разрушаются цивилизации, наступает упадок культуры, экономики. Мы, несомненно, живем в эпоху великой перемены. Надеюсь, она закончится не ядерной войной, а перезагрузкой человечества.


— Российские эксперты продолжают давний спор о том, существует ли Украина как историческое государство или это искусственное образование. К какому мнению вы склоняетесь? И вопрос к вам как к писателю: существует ли украинская литература как таковая или же это прежде всего южная ветвь великой русской литературы (как Гоголь, Булгаков и прочие)?


— Да, есть такие русские турбопатриоты, которые говорят, что никакого вообще украинского народа нет и украинского языка нет, ничего нет. Но это бред. Украинский народ, конечно, есть. Его не Ленин придумал и тем более не Бандера. Язык тоже есть, хотя бы как диалект, а этого вполне достаточно для народа. И литература наверняка есть, но я с ней плохо знаком. Гоголь и Булгаков — русские писатели. Тарас Шевченко — наверное, украинский.


А вот государство Украина оснований в истории и метафизике не имеет. Это просто территория, которая постоянно откалывается от Орды и предает хана. Киев ведь присягнул хану Орды, а потом откололся. Когда столица Орды перекочевала в Москву, Киев почему-то оказался не вместе с Ордой, а под Западом. Потом заново присягнули хану-царю Орды всей Переяславской радой. Но после Первой мировой легли под германцев. И в третий раз дали клятву быть в Орде — когда вместе с Россией и Беларусью Украина создавала Третью Орду — Советский Союз. И снова предали, снова откололись и сбежали — на этот раз во время перестройки или как там они называют предательство СССР. Потому у них и излишний акцент на самостийности. Знают же, что просто предали своего хана и покинули свою Орду в тяжелое время. А за это история наказывает. История, не мы. Ах, за что воюют на Украине буряты, чеченцы и русские? Они-то знают, за что. Буряты — это вообще монголы. Это их Орда. И чеченцы знают. Мы против Тамерлана сражались в армии Тохтамыша. Русские вообще стали главным народом в Орде. Орда защитит и укроет. Только предавать не надо. Украинцы время от времени предают Орду. Но потом всегда возвращаются. И теперь вернутся. 


— Почему вы называете себя русским писателем, а не чеченским? Многие литераторы педалируют свое национальное происхождение, да и ваша первая книга называлась «Я чеченец!». Вы согласны с мнением, что в России живут русские татары, русские чеченцы, русские башкиры и так далее? Или определение «советский» было бы здесь более уместным?


— Я русский писатель прежде всего потому, что пишу и думаю на русском языке. Фазиль Искандер тоже был русским писателем, хотя родился в Абхазии. Я специально посмотрел в энциклопедии, там написано: русский писатель Фазиль Искандер. Так называемый русский мир — это понятие очень широкое, это не о национальности и даже не о языке, а о цивилизации. Мы называем эту цивилизацию Евразией, или северной Евразией, Россией-Евразией. Это естественный союз народов, спаянный единой историей и судьбой, а потому всегда создающий большое евразийское единое государство — Золотую Орду, Российскую империю, Советский Союз. Новый союз, новая Евразия, обязательно будет. Это больше, чем Российская Федерация, поэтому место в новом евразийском союзе обязательно будет не только для русских, татар, чеченцев, башкир, но и для украинцев, киргизов, казахов, таджиков и многих других. Надо заканчивать эти глупые игры в независимость. Нельзя быть независимым от своей истории и своей судьбы. Орда — наша жизнь и судьба. Орда всегда побеждает.


Валерий Береснев

Также по теме