стрелка
Новости
29.09.2022 Официальное заявление Движения "Новая Евразия" по поводу референдумов
29.09.2022 Протестующие в Чехии потребовали прямых соглашений с Россией о поставках газа
29.09.2022 Беспорядки в Дагестане провоцируют спецслужбы Украины
29.09.2022 Китайский аналитик предположил, кто мог стоять за терактами на "Северных потоках"
29.09.2022 Папа Римский назвал Запад "самым большим кладбищем человечества"
28.09.2022 В Минобороны объяснили почему российские беспилотники не участвуют в СВО, а вместо них используют любительские квадрокоптеры
28.09.2022 "Демократия больше не считается": США не запретят Украине применять западное оружие там, где шли референдумы
28.09.2022 Опубликованы первые итоги референдумов на участках в России
28.09.2022 Россия подписала соглашение о развитии сотрудничества в области туризма в рамках ШОС
28.09.2022 "В России мобилизовали холод": Украинские военные пожаловались на нехватку зимней экипировки
27.09.2022 Шведский сейсмоцентр сообщил о подводных взрывах в районе утечек на "Северном потоке"
27.09.2022 "И все на пособии": население Германии увеличилось до 84 миллионов человек за счет украинцев
26.09.2022 Три тысячи человек вышли на митинг Германии, требуя нормализации отношений с Россией и запуска "Северных потоков"
26.09.2022 Глава МИД Венгрии Сийярто констатировал полный провал санкционной политики ЕС
26.09.2022 ЦИК ДНР и ЛНР признали референдумы по вхождению в состав России состоявшимися
26.09.2022 "Посыпались": на выборах в парламент Италии побеждает умеренная правоцентристской коалиции
26.09.2022 Российские ученые создают технологии управления погодой
23.09.2022 Экс-советник президента США Рейгана Бэндоу призвал не пускать Украину в НАТО
23.09.2022 Минобороны назвало приоритетные для мобилизации военные специальности
23.09.2022 В Госдуме предложили провести в РФ «культурную мобилизацию»
Новости
29.09.2022 Официальное заявление Движения "Новая Евразия" по поводу референдумов
29.09.2022 Протестующие в Чехии потребовали прямых соглашений с Россией о поставках газа
29.09.2022 Беспорядки в Дагестане провоцируют спецслужбы Украины
29.09.2022 Китайский аналитик предположил, кто мог стоять за терактами на "Северных потоках"
29.09.2022 Папа Римский назвал Запад "самым большим кладбищем человечества"
28.09.2022 В Минобороны объяснили почему российские беспилотники не участвуют в СВО, а вместо них используют любительские квадрокоптеры
28.09.2022 "Демократия больше не считается": США не запретят Украине применять западное оружие там, где шли референдумы
28.09.2022 Опубликованы первые итоги референдумов на участках в России
28.09.2022 Россия подписала соглашение о развитии сотрудничества в области туризма в рамках ШОС
28.09.2022 "В России мобилизовали холод": Украинские военные пожаловались на нехватку зимней экипировки
27.09.2022 Шведский сейсмоцентр сообщил о подводных взрывах в районе утечек на "Северном потоке"
27.09.2022 "И все на пособии": население Германии увеличилось до 84 миллионов человек за счет украинцев
26.09.2022 Три тысячи человек вышли на митинг Германии, требуя нормализации отношений с Россией и запуска "Северных потоков"
26.09.2022 Глава МИД Венгрии Сийярто констатировал полный провал санкционной политики ЕС
26.09.2022 ЦИК ДНР и ЛНР признали референдумы по вхождению в состав России состоявшимися
26.09.2022 "Посыпались": на выборах в парламент Италии побеждает умеренная правоцентристской коалиции
26.09.2022 Российские ученые создают технологии управления погодой
23.09.2022 Экс-советник президента США Рейгана Бэндоу призвал не пускать Украину в НАТО
23.09.2022 Минобороны назвало приоритетные для мобилизации военные специальности
23.09.2022 В Госдуме предложили провести в РФ «культурную мобилизацию»
cover image
11.05.2022
Культура
Конец западной Лилипутии

Американский президент Байден, безусловно, был прав, когда сказал, что русско-украинский конфликт — это поворотный момент истории, который бывает один раз в 6—8 поколений (т. е. за 250—300 лет). Мир застыл в точке бифуркации. Такая серьезная смена исторической парадигмы в последний раз была в XVIII столетии, когда на обломках средневекового феодализма и сформировалась-то система колониального грабежа и работорговли, получившая громкое название капитализма, и либерализм как её идеологическое обоснование (это сделал Джон Локк в 1689 году, а в 1770-х система стала доминирующей в Великобритании и в отколовшихся от неё североамериканских колониях). Эту систему несколько раз подновляли, «облагораживали» аболиционизмом и суфражизмом, но не меняли сути. «Цивилизованный человек» (он же «правящий класс», он же «золотой миллиард») как паразитировал на труде африканского негра и русского мужика, так и продолжал делать это 300 лет, несмотря на все революции и мировые войны. Но теперь эта система подошла к логическому финалу своего развития или, как минимум, к серьезной трансформации. Конечно, это исторический момент. Спасибо, дорогой дядюшка Джо. Без тебя мы бы не догадались.


Современная материальная культура также возникла в XVIII веке, отчего ее пользователя и преследует настойчивый соблазн поставить знак равенства между «благами цивилизации» и «капитализмом/демократией». Западные и прозападные историки постоянно рассказывают нам, что газеты и унитазы появились благодаря «развитию буржуазии», и что теперь мы должны быть благодарны буржуазии за эту, простите, срань.


«Либеральные ценности» на самом деле были высмеяны тогда же, на заре капитализма, самими англичанами, в частности, Свифтом, которого мы помним со школы, но не понимаем смысла его сатиры. Здесь необходимо знание деталей. Свифт был по национальности не совсем англичанином, а, скорее, «североирландцем», т. е. потомком английских колонистов, поселившихся в Ирландии после того как «железнобокие» Кромвеля устроили в 1649—53 гг чудовищный геноцид, за который Англия до сих пор не покаялась и каяться не собирается (погибли, по разным оценкам, от 15% до 50% ирландцев-католиков). Этот статус «чужака в чужой стране» и дал Свифту моральное право беспощадно критиковать метрополию, т. е. лондонских чиновников и барыг, начавших как раз в те времена собираться масонскими ложами и вести разного рода «бизнес», чаще всего сводившийся к тому, чтобы кого-нибудь ограбить или заставить бесплатно работать на хлопковой плантации.


Кроме того, нужно понимать, что до XVIII века на Британских островах де-юре было два королевства, а не одно. Но в 1707 году шотландский парламент заставили подписать «Акт об унии». Исключительно ради пиара эту построенную на крови и геноциде англо-кельтскую империю назвали громким словом «Великобритания». Многие относились к новой системе скептически, а некоторые с оружием в руках воевали против нее аж до 1746 года. Этот носившийся в воздухе скептицизм и вылился в фантастический образ лилипутов. За вымышленной страной (точнее, двумя странами: Лилипутией и Блефуску) — хитроумная пародия на Британию и Ирландию (Блефуску — тоже остров). Главной чертой национального характера лилипутов Свифт считает их жуткое самомнение, уверенность в том, что они чуть ли не избранный народ, который будет диктовать свою волю всему остальному миру.


Эта пародия самораскрывается, когда во второй части своей сатиры Свифт переворачивает линзы и сталкивает своего героя с королем великанов. Выслушав рассказ Гулливера о своей родине, король выносит «Великой Британии» справедливый вердикт:


«Большинство ваших соотечественников есть порода маленьких отвратительных гадов, самых зловредных из всех, какие когда-либо ползали по земной поверхности».


Желчь Свифта исторически абсолютно оправдана. С точки зрения теории пассионарности «славную революцию» нужно рассматривать как переход от фазы надлома к инерции, что в визуальной, социокультурной проекции выглядит как смена рыцарей купцами и отчаянных героев — приспособленцами и тунеядцами. Меняется доминирующий социальный тип. Меняются «экономики» и «философии». Капитализм как экономическая система и либерализм как идеология — это характерная для инерционного периода этногенеза модель «золотой посредственности», торжества обывателя, буржуа, зажиточного городского жителя, который больше всего на свете ценит свои «права» и мало задумывается над тем, что эти права оплачены чьим-то рабским трудом. Это уже не католические фанатики времен крестовых походов и не пуританские радикалы эпохи Кромвеля. Это эпигоны, «надменные потомки известной подлостью прославленных отцов». Мелкие отвратительные гады, полные самовозвеличивания и глупости. Лучше и не скажешь.


На протяжении трех веков Запад под разным соусом навязывал миру свою лилипутскую идеологию и всячески доказывал, что она хороша, и единственно верна, и что все люди должны жить так, как живут лилипуты. И компрадорские «элиты» тянулись за этой идеологией, и тоже становились лилипутами. А лилипуты очень долго притворялись великанами. Но теперь этот обман неожиданно вскрылся, обнажив свою истинную природу.


Вот почему у многих людей сейчас ощущение абсурдности происходящего. Мы как будто обнаружили, что нас окружают ничтожные существа, которые чего-то требуют от нас, грозят, стреляют из маленьких луков и прочее, как это описано у Свифта. Их угрозы смешны. Их доводы нелепы. Они знают, что не победят тебя. Но они тем не менее угрожают и кидают пламенные речи: Гулливер, мол, напал на наше отечество, но мы его всё равно победим, мы уже побеждаем, мы уже отогнали великана своею патриотической борьбой от нашей столицы, осталось совсем немного, нужно только дождаться помощи других лилипутов, которые пришлют нам модернизированные луки и стрелы и дадут кружевные труселя, которые поразят Гулливера своей красотой и демократическими узорами, и великан сразу же сдастся, под натиском нашей несокрушимой мощи.


Мы живем в реальности свифтовской фантасмагории. Иногда кажется, что нас окружают не только лилипуты, но и уродливые струльдбруги вроде 91-летнего Сороса, которого прокляли на его же венгерской родине, или 91-летнего же Горбачева («струльдбругов все ненавидят и презирают», пишет Свифт). Между Ригой, Ереваном и Тель-Авивом перемещаются какие-то летающие острова с Галкиными и Хаматовыми. Всё, в общем, похоже на нездоровый сон.


Отдельной статьей в энциклопедии современного абсурда идут антироссийские санкции. Запреты участвовать русским кошкам в международных выставках здесь сочетаются с угрозами ЕС перейти на сенегальский и ангольский газ. Т. е. люди, которые когда-то вывезли из Африки миллионы рабов и заставили их работать по 17 часов на хлопковых плантациях, думают, что можно просто так зайти на африканский континент и, фальшиво покаявшись за всё то, что они вытворяли несколько веков, купить за небольшую копеечку немного сжиженного газа. Конечно. А ещё где-то в глубине Африки есть волшебная страна Ваканда, граничащая, по-видимому, с Эльдорадо и царством пресвитера Иоанна.


Даже если у Запада получится оперативно заместить российский газ и минимизировать риски обрушения долларовой системы, это не решит главной проблемы, вот в чем дело. Даже если Путин вдруг пойдет на попятную и согласится на условные «Третьи Минские», это не изменит ничего. Потому что проблема не в России, и не в Китае, и уж точно не в ужасных донецких сепаратистах и кровожадных кадыровских волчатах, которые по ночам пьют кровь украинских младенцев, а потом воют на одинокую луну, восходящую над Лысой горой. Причина нынешнего кризиса не в агрессии русских и китайцев, которые, якобы, выпили на брудершафт и решили напасть на чудесную западную демократию, а в пассионарном упадке самого Запада и, соответственно, в критическом обвале пакета либеральных ценностей, начало которых нужно датировать «славной революцией» 1688 года. Так в принципе не бывает в истории, чтобы за нападением извне не было гниения изнутри. «Демократия западного типа» (на самом деле олигархия) девальвируется. На Западе это прекрасно понимают, но боятся признать, а потому, как дети, валят с больной головы на здоровую. Вот почему Байден в той же речи пожаловался на китайского руководителя: мол, Си Цзиньпин шепнул ему на ушко в личном разговоре, что не верит в демократию. Не нужно быть доктором психологических наук, чтобы понять: Байден говорит о том, что волнует его самого. Байден и сам давно не верит ни в какую демократию, а только цепляется за привычные идеологические штампы, подобно тому как в последние годы жизни Советского Союза многие говорили о том, что коммунизм ещё не утратил своего исторического значения, нужно только его обновить, реформировать, «перестроить», — и всё чудесным образом переменится.


Западная цивилизация умирает, как когда-то умирала Западная Римская империя («Гесперия»). Это не хорошо и не плохо. Это просто эмпирический факт, который нужно принять. Но на фоне этнической обскурации и сырьевого истощения погибает и порожденная Западом идеологическая машина, цель которой была в том, чтобы поддерживать самомнение лилипутов и пугать всех своим мнимым культурным величием, бульварным чтивом и фарфоровыми унитазами. Эта машина и породила неонацистское уродство, которое мы увидели на Украине, — в качестве последнего механизма защиты своей паразитарной неоколониальной системы. Это-то и привело к столкновению накаченной оружием и пропагандой химеры с естественной евразийской этносистемой. Вот почему от результатов этого противостояния сейчас зависит, выживет ли капитализм как экономическая модель в принципе. И вот почему Запад так истерически цепляется за украинскую химеру и продолжает придумывать всё новые и новые санкции, и новые фейки, и рассказывает всем про грядущее вторжение русских насильников и убийц.


Больше всего Запад пугает то, что Россия не захотела стать очередной Лилипутией, т. е. уродливой капиталистической страной с раздутой идеей национального величия, хотя могла бы, и до сих пор эта возможность, по большому счету, сохраняется и тлеет где-то в московских коридорах, и мы вполне можем подцепить метастазы «лилипутства». Мы находимся сейчас приблизительно в той же этногенетической точке, в которой Британия была в 1688 году. У нас такое же засилье «золотой посредственности», обывателей, трусов и буржуа. И это тоже объективный, эмпирический факт, которого никто не отрицает. Россия исторически уже немолода. Это уставшая от революций, майданов и прочих потрясений страна, которая хочет просто торговать своим газом и развивать нормальную экономику. Но систему можно строить по-разному. Можно паразитировать и создавать колонии и хлопковые плантации, а можно честно трудиться, делать свое дело и получать за это достойную оплату.


Историческая миссия России в том, чтобы «объединять и направлять», как сказал когда-то Гёте, а не заниматься колониальным захватом и созданием биолабораторий и пусковых шахт на чужих границах. В этом отличие евразийской цивилизации от евроатлантической. Мы знаем и понимаем европейскую культуру гораздо лучше, чем ее знают и понимают на современном Западе. Для нас Свифт, Гёте и Сервантес — великие учителя. Мы не крушим памятников и не сжигаем книг. «Наш удел и есть всемирность, и не мечом приобретенная, а силой братства и братского стремления нашего к воссоединению людей».


Борис Мячин