стрелка
Новости
17.05.2022 Латинская Америка поддерживает спецоперацию на Украине
17.05.2022 Вступление Финляндии и Швеции в НАТО приведет к дилемме безопасности
17.05.2022 «Поросята из Евросоюза»: европейцы предложили разграбить Украину
17.05.2022 Ще не вмерли: сдались еще 300 бойцов ВСУ, прятавшихся на "Азовстали"
16.05.2022 Чеченские подразделения уничтожили на Украине семь бойцов американского спецназа
16.05.2022 России выгодно закончить спецоперацию к осени, Европе - летом
16.05.2022 В Эстонии пройдут совместные с НАТО учения
13.05.2022 Коррупция и свои могут грохнуть: иностранные наемники жалуются на службу на Украине
13.05.2022 Постпред при НАТО Корхонен: Финляндия не видит военных угроз со стороны России
13.05.2022 Свобода слова: в Одессе началось изъятие телевизоров у недовольных властью Киева
12.05.2022 Рубль назвали самой эффективной валютой 2022 года
12.05.2022 Уже 20 европейских импортеров российского газа открыли рублевые счета в Газпромбанке
12.05.2022 Shell бы ты отсюда: "Лукойл" покупает сеть заправок покидающей российский рынок компании
11.05.2022 На Украине иностранные ПЗРК начали раздавать всем желающим
11.05.2022 Постпред Крыма предрек южным регионам Украины вхождение в состав России
11.05.2022 США проигрывают в информационной войне России
10.05.2022 МИД России высказался о возможности тактического ядерного удара по Украине
10.05.2022 На российско-финляндской границе обнаружена военная техника США и НАТО
10.05.2022 В Монголии открылся штаб по сбору гуманитарной помощи для украинцев
06.05.2022 Венгрия не поддерживает санкции против Бога и против нефти
Новости
17.05.2022 Латинская Америка поддерживает спецоперацию на Украине
17.05.2022 Вступление Финляндии и Швеции в НАТО приведет к дилемме безопасности
17.05.2022 «Поросята из Евросоюза»: европейцы предложили разграбить Украину
17.05.2022 Ще не вмерли: сдались еще 300 бойцов ВСУ, прятавшихся на "Азовстали"
16.05.2022 Чеченские подразделения уничтожили на Украине семь бойцов американского спецназа
16.05.2022 России выгодно закончить спецоперацию к осени, Европе - летом
16.05.2022 В Эстонии пройдут совместные с НАТО учения
13.05.2022 Коррупция и свои могут грохнуть: иностранные наемники жалуются на службу на Украине
13.05.2022 Постпред при НАТО Корхонен: Финляндия не видит военных угроз со стороны России
13.05.2022 Свобода слова: в Одессе началось изъятие телевизоров у недовольных властью Киева
12.05.2022 Рубль назвали самой эффективной валютой 2022 года
12.05.2022 Уже 20 европейских импортеров российского газа открыли рублевые счета в Газпромбанке
12.05.2022 Shell бы ты отсюда: "Лукойл" покупает сеть заправок покидающей российский рынок компании
11.05.2022 На Украине иностранные ПЗРК начали раздавать всем желающим
11.05.2022 Постпред Крыма предрек южным регионам Украины вхождение в состав России
11.05.2022 США проигрывают в информационной войне России
10.05.2022 МИД России высказался о возможности тактического ядерного удара по Украине
10.05.2022 На российско-финляндской границе обнаружена военная техника США и НАТО
10.05.2022 В Монголии открылся штаб по сбору гуманитарной помощи для украинцев
06.05.2022 Венгрия не поддерживает санкции против Бога и против нефти
cover image
17.01.2022
Культура
Приморье, мон Амур
К 190-летию человека, присоединившего к России Приморье

17 января 1832 года появился на свет дипломат Николай Игнатьев. Одна из его главных заслуг перед государством и потомками – Пекинский трактат, сделавший Приморский край частью России. Разумеется, события тектонического размаха не могут быть заслугой лишь одного человека, да и присоединение Приморья – лишь звено в долгой цепи событий. Напомним, что предшествовало приходу России на Амур и Уссури.

Ещё в 1689 году Россия после неудачных столкновений с маньчжурами обязалась по Нерчинскому договору срыть Албазинский острог и уйти с Амура. Полтора века после этого освоение востока шло «по севера́м»: Якутия, Камчатка, Чукотка, Аляска… Но и об Амуре в России не забывали. Так, Ломоносов в 1747 году писал, обращаясь к императрице Елизавете Петровне:

…Где солнца всход и где Амур

В зеленых берегах крутится,

Желая паки возвратиться

В твою державу от Манжур.

Мечта Ломоносова сбылась много позже, когда Европа, поделив чуть не весь мир, устремилась на Тихий океан - к последним неразграниченным пределам. На кону стояли очертания политической карты мира на века вперёд. В 1778 году Кук дошёл до Чукотки и Аляски, Лаперуз в 1787 году – до Камчатки… Когда это было возможно, исследования дальних краёв оборачивались их захватом – под тем или иным предлогом или вовсе без такового.

В 1840 году англичане начали «опиумные войны». В самом деле, чего же проще: производить наркоту в Индии и втуливать китайцам в обмен на чай, шёлк и фарфор, а если не будут брать – отключим газ, в смысле введём войска. Это был настоящий международный наркотрафик под крышей Лондона. Гонконг стал английским, Циндао – немецким, Макао – португальским. Англия окопалась на Индостане и в Сингапуре, Франция — в Индокитае. Не стань Приморье российским - оно рисковало стать английским, французским или американским. В 1852–1856 гг. берега Приморья исследовали английские и французские корабли. Уссурийский и Амурский заливы, ныне омывающие Владивосток, получили имена Наполеона и Герена. Бухту Золотой Рог, на берегах которой позже вырастет Владивосток, англичане назвали Port May (даже некоторые нынешние владивостокские топонимы – кальки с английского: Tiger hill - сопка Тигровая, Sandy Point - мыс Песчаный). История этих мест могла пойти совсем иным, не российским путём, тем более что в 1848 году министр иностранных дел России Нессельроде решил отказаться от Амурского бассейна как бесполезного «по недоступности для мореходных судов устья реки Амура и по неимению на его прибрежье гавани».

Едва не свершилось великое географическое закрытие, но тут на авансцене появился молодой капитан-лейтенант Невельской. Добившись назначения на восток, он в 1849 году на транспорте «Байкал» тихой сапой установил судоходность амурского устья, а также островную сущность Сахалина. Выяснил и другое: на Амуре китайской армии нет, «китайского правительственного влияния» - тоже. Невельской заключил: «Китай как бы не признаёт… своей принадлежностью» Приамурский край, а значит, последний «легко может сделаться добычей первого смелого пришельца». Этот вывод имел далеко идущие последствия, поскольку география тогда прямо перетекала в политику. Граф Нессельроде счёл поведение офицера «дерзким», но за Невельского вступился Николай I, повысил в чине и поручил новую экспедицию. Опять превысив полномочия, Невельской вошёл в Амур и в 1850 году основал Николаевский пост – будущий Николаевск-на-Амуре. Нессельроде требовал разжаловать Невельского в матросы и снять пост, но император нашёл поступок моряка «молодецким, благородным и патриотическим», наградил и произнёс знаменитое: «Где раз поднят русский флаг, он уже спускаться не должен».

Коль скоро была ясна фактическая неподвластность Приамурья Китаю, напрашивался следующий шаг: пересмотр Нерчинского договора. Тем более что в 1854 году, когда гарнизон адмирала Завойко с трудом отразил нападение англо-французской эскадры на Камчатку (Крымская война шла не только в Крыму), стало ясно: без южных дальневосточных гаваней, связанных с метрополией речными путями, защищать Камчатку и снабжать Аляску просто нереально. Согласившись с генерал-губернатором Восточной Сибири Муравьёвым (ещё не –Амурским), Николай I решил занять Приамурье. С 1855 года явочным порядком началось заселение солдатами, казаками, крестьянами амурских земель, с 1858 года – уссурийских. Не утром договор - вечером заселение, а наоборот: колонизация должна была стать аргументом при заключении договора.

И вот настал подходящий миг: Китай из-за очередного вторжения Англии и Франции пошёл на сближение с Россией – буфером между Востоком и Западом. На российско-китайских переговорах в Айгуне Муравьёв заявил: на Амуре китайцев, кроме беглых, не было и нет, а территорию уже контролирует Россия. В итоге по Айгунскому договору 1858 года левобережье Амура признали российским, правобережье Уссури (нынешнее Приморье) оставили в общем владении России и Китая. Это была полумера. Муравьёв опасался: англичане и французы, уже побывавшие здесь, вот-вот займут гавани Приморья. В 1859 году Муравьёв обошёл на пароходо-корвете «Америка» приморские берега и нанёс на карту русские названия взамен европейских. Именно тогда на карте появилась гавань Владивосток — за год до основания одноимённого поста.

Англичане и французы - на наше счастье - предприняли новую атаку на многострадальный Китай. Победи европейцы – они не допустили бы усиления России на тихоокеанском побережье и сами заняли бы Приморье, что было нежелательно не только для России, но и для Китая. Молодой генерал-майор, русский посланник в Пекине Николай Игнатьев (будучи военным атташе в Лондоне, он прославился тем, что украл унитарный ружейный патрон - секретную новинку) вызвался стать посредником, чтобы разыграть единственный козырь. Когда англо-французские полки в августе 1860 года пошли на Пекин и сожгли зимний императорский дворец, князь Гун (брат бежавшего императора Сяньфэна) принял предложение Игнатьева. Тот пообещал князю безопасность и поддержку в обмен на заключение нового договора вдобавок к Айгунскому. При содействии Игнатьева 24 и 25 октября были подписаны мирные договоры с Францией и Англией, а уже 2 ноября 1860 года — Пекинский трактат, признавший Приморье российским. Выручив Китай, Россия получила официальные права на де-факто ничьи земли и воды.

Россия ставила Китай и мир перед фактом: заселение Амура и Уссури, как уже было сказано, началось ещё до подписания Айгунского и Пекинского договоров. Пост Владивосток на юге Приморья основали за четыре месяца до дипломатической победы Игнатьева (Муравьёв говорил: буде иностранцы придут сюда, они найдут эти места «в нашем фактическом владении»). Учёный, литератор, путешественник Владимир Арсеньев писал позже: лишь сам факт начала переговоров дал китайцам мысль о том, что они имеют некие права на эту землю, но «отсутствие твёрдой уверенности, что край принадлежит им, исключило какие бы то ни было осложнения».

Русское Приморье, как ни странно это звучит, - побочное дитя европейского империализма и Крымской войны. За новые земли Россия соперничала не с Китаем, а с Европой, одновременно защищая от неё же Китай. Это потом Владивосток стал форпостом против «жёлтой угрозы»; закладывался он как симметричный ответ на действия Запада, а проигрыш России на Чёрном море лишь подстегнул освоение тихоокеанских берегов. Именно отсюда – прозрачный подтекст владивостокских топонимов: бухта Золотой Рог, пролив Босфор Восточный. Они давали понять: новорождённый город – новый Константинополь, коль скоро старый взять не удалось (мы наш, мы новый Царьград построим - причём где захотим). С появлением Владивостока Россия приобрела опору для левой лапы двуглавого орла и композиционную гармоничность. До этого восточные её пределы как бы провисали, теряясь в сибирской тайге, полярной тундре, океанской дали… Владивосток стал главным портом России на Тихом океане. Северный вектор сменился южным: Амур – Приморье – Сахалин – Порт-Артур. Охотск, Николаевск и Петропавловск стали дальневосточной периферией.

28-летнего Игнатьева наградили, повысили (он стал самым молодым в стране генерал-адъютантом), назначили главой Азиатского департамента МИДа. Муравьёв-Амурский писал Александру Горчакову, в 1856 году сменившему Нессельроде на посту министра иностранных дел: «Теперь мы законно обладаем и прекрасным Уссурийским краем, и южными портами… Всё это без пролития русской крови… а дружба с Китаем не только не нарушена, но скреплена более прежнего». Военный географ Михаил Венюков считал: обретение Приамурья и Приморья – дело «важнейшее из всех, сделанных русским народом не только во второй половине XIX века, но и вообще в этом столетии, и если ещё нашим современникам может казаться, что Кавказ, Польша и Финляндия важнее, то потомки, конечно, скажут противное. Ни Финляндия, ни Польша, ни Закавказье никогда не станут чисто русскими землями».

Франция и Англия давно растеряли восточные колонии - Амур и Уссури накрепко приросли к России. И это притом, что в Петербурге имелись влиятельные противники дальневосточных приобретений, презрительно говорившие о «муравьёвской затее». Именно поэтому в занятии Россией Амура и Уссури была столь велика роль конкретных лиц. Невельскому, Муравьёву, Игнатьеву приходилось изо всех сил доказывать, что Дальний Восток нужен России. Самое интересное, что доказывать это приходится до сих пор.

Карьера Игнатьева продолжалась – внешне блестящая, но какая-то неупорядоченная в силу как его авантюрной натуры, так и наличия высокопоставленных недругов. Служил послом в Константинополе, получил графский титул, стал пожизненным членом Госсовета, недолго работал министром государственных имуществ и внутренних дел… Его племянник Алексей Игнатьев (военный разведчик, полковник царской армии, генерал-майор Временного правительства, генерал-лейтенант РККА, инициатор возвращения погон в Красную армию и возрождения кадетских корпусов – Суворовских училищ), называл дядю «человеком кипучей энергии, большого дипломатического ума, страстной убеждённости в своих целях». Добавляя: «Всё, впрочем, в этом человеке было противоречиво».

Николай Игнатьев был игрок. На Дальнем Востоке он блистательно выиграл, но потом Госпожа Удача ему изменяла. В мемуарах «Пятьдесят лет в строю» Алексей Игнатьев пишет: «Когда-то Николай Павлович Игнатьев был гордостью семьи, а закончил он жизнь полунищим, разорившись на своих фантастических финансовых авантюрах. Владея сорока именьями, разбросанными по всему лицу земли русской, заложенными и перезаложенными, он в то же время… был единственным членом Государственного совета, на жалованье которого наложили арест». Присоединитель Приморья скончался в 1908 году в своём имении Круподеринцы Киевской губернии ровно в 48-ю годовщину основания Владивостока.

Василий Авченко