стрелка
Новости
28.10.2022 "Tshemodan, wokzal, Ukrayna": украинским беженцам дали месяц на выселение
28.10.2022 Депутат Госдумы Шеремет посоветовал президенту Украины подумать о бегстве
28.10.2022 Госдума приняла в I чтении проект о запрете пропаганды ЛГБТ
26.10.2022 Al Mayadeen: размещение в Румынии дивизии "Крикливые орлы" говорит о начале третьей мировой
26.10.2022 Реакция США подтверждает опасения по «грязной бомбе».
25.10.2022 "Передумали!": шесть стран Евросоюза в июле нарастили экспорт товаров в Россию
25.10.2022 Пророссийское подполье Николаева получило оружие от сторонников в ВСУ
25.10.2022 В Румынии начались массовые митинги против военной помощи Киеву
25.10.2022 В ФРГ на протесты против энергетической политики вышли более 7 тыс. человек
24.10.2022 Российский торговый флот переориентируется на восток
24.10.2022 КНДР открыла огонь в ответ на стрельбу Южной Кореи
24.10.2022 Товарооборот России и Китая вырос в годовом исчислении на 32,5 процента
24.10.2022 Немецкие ученые заявили, что доказали лабораторное происхождение коронавируса
21.10.2022 "Овощ победил": шутку высоко оценили жители Великобритании, Илон Маск и Дмитрий Медведев
21.10.2022 Отставка Трасс показала, что старая западная демократия не может решить новые проблемы
21.10.2022 Суд в Петербурге признал блокаду Ленинграда военным преступлением и геноцидом
21.10.2022 "Нытики и попрошайки": немцы рано обрадовались отставке Мельника с поста посла Украины
20.10.2022 Из курсантов в новые скифы: на берегах Волги прошел историко-патриотический лагерь
20.10.2022 В Астрахани был создан Международный проектный офис
20.10.2022 Стремоусов рассказал о планах освободить Николаевскую, Одесскую и Днепропетровскую области
Новости
28.10.2022 "Tshemodan, wokzal, Ukrayna": украинским беженцам дали месяц на выселение
28.10.2022 Депутат Госдумы Шеремет посоветовал президенту Украины подумать о бегстве
28.10.2022 Госдума приняла в I чтении проект о запрете пропаганды ЛГБТ
26.10.2022 Al Mayadeen: размещение в Румынии дивизии "Крикливые орлы" говорит о начале третьей мировой
26.10.2022 Реакция США подтверждает опасения по «грязной бомбе».
25.10.2022 "Передумали!": шесть стран Евросоюза в июле нарастили экспорт товаров в Россию
25.10.2022 Пророссийское подполье Николаева получило оружие от сторонников в ВСУ
25.10.2022 В Румынии начались массовые митинги против военной помощи Киеву
25.10.2022 В ФРГ на протесты против энергетической политики вышли более 7 тыс. человек
24.10.2022 Российский торговый флот переориентируется на восток
24.10.2022 КНДР открыла огонь в ответ на стрельбу Южной Кореи
24.10.2022 Товарооборот России и Китая вырос в годовом исчислении на 32,5 процента
24.10.2022 Немецкие ученые заявили, что доказали лабораторное происхождение коронавируса
21.10.2022 "Овощ победил": шутку высоко оценили жители Великобритании, Илон Маск и Дмитрий Медведев
21.10.2022 Отставка Трасс показала, что старая западная демократия не может решить новые проблемы
21.10.2022 Суд в Петербурге признал блокаду Ленинграда военным преступлением и геноцидом
21.10.2022 "Нытики и попрошайки": немцы рано обрадовались отставке Мельника с поста посла Украины
20.10.2022 Из курсантов в новые скифы: на берегах Волги прошел историко-патриотический лагерь
20.10.2022 В Астрахани был создан Международный проектный офис
20.10.2022 Стремоусов рассказал о планах освободить Николаевскую, Одесскую и Днепропетровскую области
cover image
06.10.2022
Культура
Феномен военкорства и эзотерика новых войн

Относительно недавно один из самых образованных и философски мыслящих полевых командиров Донбасса Александр Сергеевич Ходаковский написал в своем телеграм-канале, что не разделяет общепринятый тезис о том, что наша война – это война нового типа: «Наблюдая её изнутри, я это мнение не разделяю: те же способы уничтожения, причем, при наличии более современных, основными остаются вполне архаичные, та же боль, тот же страх…»


Точно такое же мнение высказал философ Александр Юрьевич Казаков, советник первого главы Донецкой Народной Республики, в своей новой телепрограмме «Структура момента» он сказал, что мы придумали себе гибридные войны, которые якобы являются новыми в истории, тогда как в действительности так называемые гибридные войны велись ещё в древности.  


Думаю, что с ними трудно не согласиться – война, всегда меняясь, остается самою собой. Война – хамелеон, как писал Клаузевиц. Война никогда не меняется, говорится в эпиграфе к одной старой популярной компьютерной игре про мир постапокалипсиса. Действительно, насколько бы не изменились войны внешне (типы брони, технические средства поражения и возможности разведки и т.д.), изнутри война всегда одна и та же, экзистенциальное измерение войны не меняется: война – это смерть. И пока войны не будут окончательно роботизированы, т.е. пока на поле боя не будут сталкиваться бездушные железяки, до тех пор в войнах будут участвовать люди, а значит, они будут убивать себе подобных и погибать сами. 


На самом деле окончательная и тотальная роботизация войны есть большой вопрос, поскольку отстранение человека от одного из ключевых своих экзистенциалов, про который Гераклит сказал, что это отец всех вещей, грозит сказаться на человечестве, как бы это ни было парадоксально, не самым лучшим образом. Ведь если война отец всех вещей, то не потеряем ли мы какие-то важные вещи, когда экзистенциально дистанцируемся от войны? Если «всё, что гибелью грозит, для сердца смертного таит неизъяснимы наслажденья, бессмертья, может быть залог», то, лишив себя такого наслажденья, чем мы его заменим? И есть ли что-то сопоставимое? Если в риске гибели таится бессмертья залог, то обезопасив себя от риска, с чем мы останемся? Вопрос этот открыт, хотя ответ на него подразумевается, пусть многим нашим пацифистам он и не очень понравится. Однако после этого отступления об экзистенциальном измерении новых войн (по этой теме мы уже писали на портале «Новая Евразия») хотелось бы вернуться к обозначенному в начале статьи вопросу: существуют ли на самом деле эти самые новые, гибридные войны и в чем их специфика? 


По большому счету гибридные войны, действительно, велись всегда. Древняя пословица «Хочешь победить врага – воспитай его сына» - чем это не про информационные войны? В третьей мировой войне, т.н. холодной, нас именно так и победили, воспитав целое поколение, которое мечтало не о подвигах и славе, не о великих открытиях и космосе, но о джинсах и пицце с колой. То же самое можно сказать и про мемориальные войны (войны памяти), как составляющую гибридных войн. Победитель всегда переписывал историю, сносил памятники побежденным. Римляне сравняли Карфаген с землей, исключив, как им казалось, саму возможность памяти о ненавистном враге. То же самое делал и делает Запад, снося памятники советским воинам-освободителям и переписывая историю Великой войны. Что поменялось? 


Самая очевидная перемена касается технической составляющей войны. Изменились технические средства: новое вооружение, новые средства разведки и т.д. Да, в Донбассе много старого, ещё советского вооружения, которым мы пользуемся, на что указал А.С. Ходаковский. Но вместе с тем есть и совершенно новые современные образцы. Рано или поздно, но оставшееся от Советского Союза вооружение будет исчерпано и на смену ему придёт вооружение новое, произведённое уже в XXI веке. Это вопрос времени. Техника берет своё и в мире, и на войне. 


И на границе мира и войны. Имеются в виду технические возможности освещения войны как особой реальности, далекой от обывателя, который существует в своей, далекой от войны реальности. И здесь произошли удивительные перемены. 


Знаменитый клаузевицкий «туман войны» отныне действует не только в физическом пространстве, но и в пространстве ментальном (четвертое измерение войны, по Месснеру). Зритель не знает, какова война на самом деле. Вернее, всё даже хуже: он «знает», ведь нужная картинка преподносится ему из СМИ, в результате чего война выглядит так, как нужно её главным затейникам / заказчикам. 


Сегодня имеет место своего рода эзотерика новой войны, сокрытость экзистенциального измерения войны от глаз не только обывателя, но и человека, который со стороны пытается приглядеться к этому феномену. Обыватель, наблюдающий за войной со стороны, пребывает в растерянности от обилия версий происходящего, которые каждодневно предлагаются ему из разных источников. К тому же ещё невероятно интенсифицирована событийная канва войны, помноженная на искусственно созданные инфоповоды. У растерянного обывателя быстро зарождается недоверие к любой официальной картинке, которую предлагают СМИ. Каждый раз, когда я приезжаю из Донецка в Москву или в Воронеж, меня спрашивают: ну скажи, а как там на самом деле? Понятно, что с точки зрения спрашивающих «то, что на самом деле», уже не может быть им дано официальными СМИ: картинке из телевизора народ постепенно разучился доверять, ничего не поделать. 


И вот отсюда, на мой взгляд, проистекает такая подлинно народная любовь к военкорам. Народ, не доверяющий официальной картинке из телевизора, все-таки хочет знать, как обстоят дела на фронте, как там наши бойцы, как вообще идет война? (и, если по Бодрийяру, идет ли она вообще? А то, может, войны в Донбассе не было?)


Здесь исток такой подлинно народной любви к нашим военкорам, которые превратились в настоящий культурный феномен, поскольку они взрывают «картинку» и приближают к людям действительность войны, а вместе с нею и многие другие вещи, которые непосредственно связаны с топосом войны: любовь, сострадание, подвиг, жертву и т.д., - и без которых народа нет. Военкоры доносят обывателю «то, что на самом деле», убирая из этой фразы кавычки. Они едут в горячие точки и приносят народу оттуда куски реальности с пылу с жару – вот, смотрите, как на самом деле, я сам всё видел, сам всё снял и вам принес посмотреть. И народ смотрит, народ любит реальность, как бы его ни пичкали виртуальным, сыт им не будешь. 


Эта миссия военкоров невероятно важная – не только для наших будущих историков, но и для настоящего момента, внутри которого формируется отношение народа к действиям своего государства. Сейчас это действие – война (по Платону вообще главное действие государства). Военкоры, таким образом, выполняют сегодня одну из важнейших задач скрепления народного организма воедино. А без этого народного единства не может быть никакой Победы.


Андрей Коробов-Латынцев