стрелка
Новости
26.09.2022 "Посыпались": на выборах в парламент Италии побеждает умеренная правоцентристской коалиции
26.09.2022 Российские ученые создают технологии управления погодой
23.09.2022 Экс-советник президента США Рейгана Бэндоу призвал не пускать Украину в НАТО
23.09.2022 Минобороны назвало приоритетные для мобилизации военные специальности
23.09.2022 В Госдуме предложили провести в РФ «культурную мобилизацию»
22.09.2022 Рахмон высоко оценил саммит ШОС в Самарканде
22.09.2022 Норов поздравил ОАЭ с получением статуса партнера по диалогу ШОС
22.09.2022 Провал дилетантов: Минфин США ищет специалиста по санкциям
22.09.2022 Частичная мобилизация в России происходит из-за активного участия НАТО
22.09.2022 Никто не может лишить Россию ее роли в ООН, - МИД Китая
21.09.2022 Банки Казахстана, Вьетнама и Армении приостановили прием карт «Мир» следом за Турцией
21.09.2022 Болгария меняет политический курс в сторону пророссийского из-за бытовых проблем и нехватки газа
21.09.2022 Ученые России и Ирана разработали новый способ очистки вод от химикатов
21.09.2022 В российскую армию мобилизуют 300 тысяч резервистов
21.09.2022 Объявлены потери России и Украины в ходе спецоперации
19.09.2022 Главы государств ШОС завершили заседание саммита в расширенном составе
19.09.2022 Минздрав Киргизии заявил о росте числа погибших в ходе конфликта
19.09.2022 Азербайджан вторгся на территорию Армении на 7,5 км
19.09.2022 Президент Ирана заявил о сближении стран благодаря санкциям
16.09.2022 Вместо того, чтобы делиться зерном, Запад предлагает африканцам есть личинок и жуков
Новости
26.09.2022 "Посыпались": на выборах в парламент Италии побеждает умеренная правоцентристской коалиции
26.09.2022 Российские ученые создают технологии управления погодой
23.09.2022 Экс-советник президента США Рейгана Бэндоу призвал не пускать Украину в НАТО
23.09.2022 Минобороны назвало приоритетные для мобилизации военные специальности
23.09.2022 В Госдуме предложили провести в РФ «культурную мобилизацию»
22.09.2022 Рахмон высоко оценил саммит ШОС в Самарканде
22.09.2022 Норов поздравил ОАЭ с получением статуса партнера по диалогу ШОС
22.09.2022 Провал дилетантов: Минфин США ищет специалиста по санкциям
22.09.2022 Частичная мобилизация в России происходит из-за активного участия НАТО
22.09.2022 Никто не может лишить Россию ее роли в ООН, - МИД Китая
21.09.2022 Банки Казахстана, Вьетнама и Армении приостановили прием карт «Мир» следом за Турцией
21.09.2022 Болгария меняет политический курс в сторону пророссийского из-за бытовых проблем и нехватки газа
21.09.2022 Ученые России и Ирана разработали новый способ очистки вод от химикатов
21.09.2022 В российскую армию мобилизуют 300 тысяч резервистов
21.09.2022 Объявлены потери России и Украины в ходе спецоперации
19.09.2022 Главы государств ШОС завершили заседание саммита в расширенном составе
19.09.2022 Минздрав Киргизии заявил о росте числа погибших в ходе конфликта
19.09.2022 Азербайджан вторгся на территорию Армении на 7,5 км
19.09.2022 Президент Ирана заявил о сближении стран благодаря санкциям
16.09.2022 Вместо того, чтобы делиться зерном, Запад предлагает африканцам есть личинок и жуков
cover image
05.09.2022
Культура
Один раз – не Эраст: приключения Б.Акунина в политике

Бориса Акунина принято ругать как историка — как среди историков академических, так и среди исторических публицистов и писателей. Да и простым добрым людям Акунин-историк как-то не шибко заходит. Ну вот не нравится им почему-то, когда большая книга с красивым словом «история» в названии пишется как будто бы только для того, чтобы посильнее ударить их ею по голове. 


Например, Захар Прилепин недавно подколол Акунина в своём телеграм-канале: «Акунин, конечно, уникальный человек. Написал какой-то немыслимый многотомник по истории России, который лежит, в отличие от Соловьева, Ключевского и Рыбакова натурально везде - и при этом автор в истории России не понял вообще ничего. Это особый дар, редкий, удивительный». 


Подкол не без повода: писатель настоящей истории России решил ещё и стать соавтором фонда «Настоящая Россия», о целях деятельности которого в нашем контексте можно догадаться и без малейшей помощи гугла. Даже фонд — «настоящий»! И хайп, и вновь имя Акунина на устах общественности. Хотя мы бы должны быть уже по горло сыты не остывающим хайпом вокруг Акунинской истории, не менее настоящей, чем первая научная история одной войны, написанной другим известным автором.


Однако, Захар Прилепин в своём публицистическом подколе невзначай обошёл куда более страшную особенность писателя. Да — страшную особенность Акунина именно как писателя. Борис Акунин, в некотором роде, главная тайна собственных детективов. Ведь он ничего не понял в первую очередь в них. Как такое возможно? Действительно, загадка.


Ладно ещё работа историка: она ж в первую очередь работа, легко забыть уйму только что добытых данных и затеряться в фактуре. Да и смыслы из этой фактуры извлечь можно, всё-таки, самые разные. Новгородские, Галицко-Волынские, Владимирские, Ордынские смыслы. Даже самая ленивая работа историка сложна, тем более коли твоя деятельность ещё и осложняется работой актуального политика с честным ликом. 


Точнее: политика, активно работающего на поддержку честности своего лика. Хотя кто уже только не писал на тему убойного лицемерия Акунина на примере того же российско-грузинского конфликта и его сопоставления с дальнейшими конфликтами. Историк и публицист Даниил Красников в тексте «Акунин — лицемерный грузин и очень честный русский» отмечал, с каким забавным скепсисом относился Акунин к достаточно объективным данным относительно грузинских зверств, учинённых против осетин, но зато как спонтанно и безапелляционно принимал и принимает любые, даже самые непроверяемые упрёки в отношении русских. 


Схожего политического лицемерия у Акунина всегда было предостаточно. Ну и онтологически не свойственное хоть сколько-то мудрому писателю и мыслителю влечение к извращению на теле либеральной идеологии под названием «российский либерализм» заставляет его периодически превращаться и вовсе в карикатуру уровня беседующей с Арестовичем Латыниной. 


На фоне патологических упрощений, которые случаются с мыслью Акунина на этой скользкой дорожке, иногда вовсе создаётся впечатление, будто свои книги с хоть сколько-нибудь сложными посылами писал не он. (Или, впрочем, это мы склонны излишне романтизировать писательский разум? Тоже хороший повод задуматься, особенно в мире, где давно произошла не бесспорная, но хорошо всем известная «смерть автора».) 


Вспомним, пожалуй, интереснейший лейтмотив романа «Смерть Ахиллеса». Постараемся без спойлеров, поэтому — почти что без имён: в ходе своего очередного расследования Эраст Фандорин раскрывает прям-таки дворцовую интригу, приведшую к смерти местного «Ахиллеса», недавно своеобразно освободившего одну Восточно-Европейскую державу, но чрезвычайно бесхитростно оступившегося уже на не совсем ратном поле родной империи — оступившегося так, что прям-таки пяткой на политическую стрелу, если развивать одну из сильных авторских метафор. 


Фандорин выясняет, что за убийством, естественно, стоят сильные мира сего, да не просто сильные, а прямые родственники ещё более сильных мира сего, рассевшихся на престоле родной империи.


И… когда уже всё, когда завершён бой с главным антагонистом-исполнителем убийства того «Ахиллеса», когда уже почти что хэппи-энд, и когда этот самый «энд» становится ещё более «хэппи» — Фандорину делают предложение. Предложение, от которого невозможно отказаться, но благодаря которому и от Родины отказываться не нужно. Хотя по некоторым причинам вот уже почти-почти пришлось, причём из-за дворцовых же интрижек властителей этой Родины и, вообще-то, своих косвенных работодателей. 


Фандорину… аккуратно предлагают смолчать насчёт известного ему печального знания. А в обмен на это спокойно дальше жить в родной Империи. Жить и служить. Ему это предлагают по-дружески, аккуратно, особо не угрожая, весело так, ну и с понятным мотивом: чего вам эти интриги, и чего вам говорить о них, помилуйте, вы же такой прекрасный госслужащий, будьте как Итачи Учиха из аниме «Наруто»: «Неважно, насколько тьма и конфликты поглотили Империю — я всё равно буду Эраст Фандорин из Российской Империи!...».


И как Акунин преподносит этот момент этически и стилистически? Спокойно, боевито, внушая читателю сакральное чувство государственного долга. Эдакий классический пафос золотого века русской имперской литературы. «Береги честь смолоду». Ну и лодку не раскачивай, особенно посреди геополитического озера, в котором ещё с десяток таких лодок, которые так и ждут, когда какая-нибудь из них раскачается. Поэтому — не бурли. Соблюди государеву тайну. 


В этом плане Акунину действительно удалось слегка воссоздать атмосферу если не самой империи и её аристократической касты, то, по крайней мере атмосферу восприятия империи и аристократа самими аристократами того времени. Или то, как они хотели бы, чтобы это выглядело. Эталон государевой службы с поправкой на так и лезущий сюда корень «спец». И эффектный, внушительный, красивый портрет и образ, побуждающий читателя к сходному образу мышления и действий….


Однако давайте представим, что, например, Акунин прочитал в какой-нибудь подсунутой ему газетке, под названием, например, «Моллюск», скандальный сюжет о каком-то современном спецслужбисте, который тоже вот расследовал да расследовал какое-нибудь преступление, и вдруг выяснилось, что в нём замешаны сильные мира сего (не родственники правителей конечно, но кто-нибудь из тех, кто с ними совсем недавно страстно выпивал и жал обжаренные соляриями руки, лучась совместными улыбками со всех экранов страны). 


И вот по данным сюжета выяснилось, что какой-нибудь другой спецслужбист аккуратно намекнул этому службисту: а вот не надо, не надо. Не рассказывайте. Не нагнетайте. Не раскачивайте.


Представили? Теперь окиньте взором большинство известных вам политических изречений расплывающегося в карикатурном российском либерализме Акунина, и да, вы сами тотчас дорисуете его реакцию на такой сюжет из реальной жизни: «КРОВАВЫЙ РЕЖИМ! УГНЕТЕНИЕ! КАК ТАК МОЖНО? НИ В ОДНОЙ НОРМАЛЬНОЙ СТРАНЕ ТАКОГО НЕ БЫЛО И НЕТ! ВЕРНОГО СЛУГУ СВОЕЙ РОДИНЫ ЗАСТАВИЛИ ЗАМОЛЧАТЬ! КАК МОЖНО?! АХ, МЕРЗКАЯ ТЫ АЗИАТЧИНА РУССКОЙ ИСТОРИИ…».


Последний выкрик тоже будет характерным. Ведь Акунин, говорят (википедия, народ и сам писатель), мощный японист, знаток коллективного Востока, ну или как минимум одной небольшой его частицы. И именно этот писатель разделяет престранный и пространный европейский ориентализм, засунутый уже в сам заголовок его многотомного эссе по русской истории: «Между Европой и Азией». Из одного только заголовка понятно, какие мотивы встречаются возле историко-публицистических оценочных суждений автора на протяжении всех его книг. И даже этот специфичный контекст лишь подтверждает страшное предположение: кажется, Акунин ничего не понял даже в своих же знаниях о Востоке.


Резюмируем главное противоречие: одна из мощнейших книг Акунина демонстрирует достаточно прагматичный, стоический взгляд на историю, политику и государеву службу. Взгляд, понимающий и даже приемлющий все неизбежные печали и причуды любого государства в любой период истории. В каком-то смысле автор, на поводу у убедительной художественной атмосферы собственных произведений, даже пропагандирует таковой взгляд.  


Но сам Акунин такового взгляда лишён чуть более чем полностью. Нет, ему самому, наверное, кажется, что эти фандоринские прагматизм и стоицизм, «государева служба» в своеобразном преломлении есть и у него — например, уже в его готовности красиво говорить слово «Россия». Ну и тут действительно, смотря с чем сравнивать: если сравнивать Акунина с ещё более карикатурным российским либералом, которому само слово «Россия» противно, то да, на его фоне Акунин — силач духа и гигант мысли. 


Жаль только, фон сей — рябит.


Иван Охлобыстин метко задел Григория Чхартишвили в своём к нему обращении ещё от 2015-го года: «Григорий Шалвович, вы написали много хороших книг, но черт вас попутал связаться именно с теми людьми, которым главные герои ваших лучших книг восторженно хлестали белыми перчатками по харям. За что эти книги и были столь любимы народом». 


Тогда это обращение, кажется, адресата не достигло. Это вообще свойство российских демократов и борцов за всё хорошее — борются-борются, требуют ответственности за слова да действия, но игнорируют попытки достучаться до себя похлеще президентов иных стран. Даже нормальную прямую линию не проведут, хотя раз в год найти время было бы можно.


Что ж, будем считать настоящий текст ещё одним обращением. Мы народ терпеливый. И за белую перчатку хватаемся лишь когда надежды на понимание не остаётся вовсе. Нет-нет, Григорий Шалвович, Вы не подумайте: на понимание нас вами мы и не надеемся. Вы себя, наконец, поймите. Или всё-таки Григорий и Борис и впрямь два разных человека? Или даже три? Сколько вас там? И сколько вам там платят? 


Артём Канаев