стрелка
Новости
09.08.2022 В России разработали дирижабль на солнечных батареях
09.08.2022 Европа начала воровать газ у развивающихся стран
09.08.2022 "Бренды ушли, а нормальные остались": 77,6% иностранных компаний не стали закрывать свой бизнес в России
09.08.2022 В Госдуме предложили создать новый военный блок для сдерживания европейского колониализма
09.08.2022 "Будет холодно и страшно": Германия обновила прогноз газопотребления до лета 2023
08.08.2022 Спецслужбы ЛНР обнаружили штаб мозгомойных войск ВСУ
08.08.2022 Россия разместит в Сербии свою военную базу для защиты от сепаратистов и агрессии НАТО
08.08.2022 Российская нейросеть "Ольга Станиславовна" научилась оценивать комментарии и распознавать в них сарказм
08.08.2022 Российские ученые обнаружили вещества в лиственнице, которые научат пластик разлагаться
05.08.2022 Между Зеленским и мэрами крупных городов назревает раскол
05.08.2022 "Конец близко": после разгрома в Песках и Авдеевке у ВСУ останется последняя линия обороны
05.08.2022 Германия готовится снять санкции с России
05.08.2022 Центробанк запускает пилотный проект по исламскому банкингу в Чечне и Дагестане
05.08.2022 Россия начинает производство собственных беспилотников
04.08.2022 Европейские правозащитники обвинили Украину в нарушении международного права
04.08.2022 Украинские беженцы трудоустраиваются в Европе и попадают в рабство
04.08.2022 Арктический плавучий университет изучит проблемы северных рубежей Евразии
03.08.2022 Российские археологи исследовали в Югре легендарную «Золотую бабу»
03.08.2022 У России могли появиться свои "байрактары" из Ирана
29.07.2022 Власти Британии переплатили 5000% за электроэнергию из-за дефицита газа
Новости
09.08.2022 В России разработали дирижабль на солнечных батареях
09.08.2022 Европа начала воровать газ у развивающихся стран
09.08.2022 "Бренды ушли, а нормальные остались": 77,6% иностранных компаний не стали закрывать свой бизнес в России
09.08.2022 В Госдуме предложили создать новый военный блок для сдерживания европейского колониализма
09.08.2022 "Будет холодно и страшно": Германия обновила прогноз газопотребления до лета 2023
08.08.2022 Спецслужбы ЛНР обнаружили штаб мозгомойных войск ВСУ
08.08.2022 Россия разместит в Сербии свою военную базу для защиты от сепаратистов и агрессии НАТО
08.08.2022 Российская нейросеть "Ольга Станиславовна" научилась оценивать комментарии и распознавать в них сарказм
08.08.2022 Российские ученые обнаружили вещества в лиственнице, которые научат пластик разлагаться
05.08.2022 Между Зеленским и мэрами крупных городов назревает раскол
05.08.2022 "Конец близко": после разгрома в Песках и Авдеевке у ВСУ останется последняя линия обороны
05.08.2022 Германия готовится снять санкции с России
05.08.2022 Центробанк запускает пилотный проект по исламскому банкингу в Чечне и Дагестане
05.08.2022 Россия начинает производство собственных беспилотников
04.08.2022 Европейские правозащитники обвинили Украину в нарушении международного права
04.08.2022 Украинские беженцы трудоустраиваются в Европе и попадают в рабство
04.08.2022 Арктический плавучий университет изучит проблемы северных рубежей Евразии
03.08.2022 Российские археологи исследовали в Югре легендарную «Золотую бабу»
03.08.2022 У России могли появиться свои "байрактары" из Ирана
29.07.2022 Власти Британии переплатили 5000% за электроэнергию из-за дефицита газа
cover image
01.06.2022
Доктрина
Псевдоэлиты и антисистема

опыт интерпретации новейшей истории России на основе теории пассионарности Льва Гумилёва.


Главным мотивом сегодняшних заукраинских пацифистов является категорическое неприятие даже не российского государства, а народа (этноса), который они воспринимают как «быдло, поддерживающее Путина». При этом себя они считают элитой или интеллигенцией. У подавляющего большинства русских людей подобная политическая позиция вызывает, как минимум, едкий смешок: барину не нравится народ, что ж, барин, езжай в Израиль: вот чемодан, а вот аэропорт.


Однако на самом деле большинство этих певцов, актеров, писателей, блогеров и проч. никакая не элита и не интеллигенция, а сильно ослабевшая, выдохшаяся, рассыпающаяся антисистема. Антисистемные идеи всегда пользовались в России определенной популярностью, с конца XV столетия, как минимум, потому что именно в это время пассионарный ген максимально распространился в этносистеме, а увлекаются подобными идеями, как правило, люди энергичные, ищущие каких-нибудь знаний, жадные до борьбы, вплоть до самопожертвования. Кроме того, антисистема всегда рождается на химерном стыке, нахлесте двух суперэтносов. Таким стыком в конце XV века был Новгород, где и возникла ересь «жидовствующих», отрицающая божественную природу Христа. История этой ереси достаточно мутная и противоречивая, поэтому мы не будем сейчас её подробно разбирать, скажем только, что «жидовствующие» приобрели влияние при дворе Ивана III и даже сумели вовлечь в свою секту сноху великого князя Елену Волошанку. В 1504 году ересь была разгромлена, а еретики сожжены.


Антисистемные идеи в России в принципе всегда распространялись в оппозиционных кругах. Характерными проявлениями этого были, например, знаменитые староверческие «гари», т. е. ритуальные самоубийства в знак протеста против политики официальных властей. Возникшие в конце XVIII столетия в раскольнической среде течения хлыстов и скопцов также, нетрудно заметить, носят отчетливый антисистемный оттенок: здоровому, гармоничному человеку попросту не придет в голову избивать себя мокрым жгутом в ритуальном танце или отрезать половые органы. Всё это – признаки пассионарности, то есть врожденной потребности к неуёмной деятельности; у антисистемно мыслящего человека эта потребность обращена как бы внутрь себя, он всем недоволен, ему непременно хочется что-нибудь разрушать.


Ключевую роль антисистема сыграла в истории русской революции. Здесь можно выделить сразу несколько пластов. Во-первых, московские купцы из староверов (Морозов, например) откровенно финансировали эсеров и большевиков, а фабрика Шмидта на Пресне в 1905 году так вообще стала центром знаменитого декабрьского восстания. Во-вторых, антисистемны были идеи радикального крыла народничества, в лице Бакунина, Ткачева и Нечаева. Сохранился знаменитый нечаевский «Катехизис революционера», который можно считать эталоном антисистемной идеологии, приведем только одну цитату их этого исторического документа: «наше дело — страстное, полное, повсеместное и беспощадное разрушение». Да и знаменитая история убийства студента Иванова в 1869 году, ставшая поводом для романа Достоевского «Бесы», тоже хорошо подчеркивает антисистемный характер нечаевской секты.


Однако сейчас нас гораздо больше интересует антисистема, возникшая (точнее, возродившаяся) во второй половине XX века. Идеология этой антисистемы была всё та же, что и накануне революции, разница была только в том, что место прогнившего к 1917 году «старого режима» заняла Советская власть, которая, казалось, была продуктом деятельности этой антисистемы. Как выяснилось, нет, русская антисистема была против любой власти в принципе, монархической ли, коммунистической, неважно. Распространению оппозиционных идей сильно способствовала вялая политика Брежнева, чем-то напоминающая «заморозку» времен Александра III и Николая II. Пассионариям, которых в позднесоветском обществе было ещё достаточно много, идеология «застоя» явно не нравилась. Это породило крайне широкий спектр протестующих одиночек, от неомонархиста Солженицына до капитана Валерия Саблина, который в ноябре 1975 года поднял мятеж на БПК «Сторожевой» со словами: «Руководство партии и советского правительства изменило принципам революции. Нет свободы и справедливости. Единственный выход — новая коммунистическая революция». С Саблиным церемониться не стали, признали виновным в измене Родине по пункту «а» статьи 64 УК РСФСР и расстреляли.


Пришедший к власти в 1985 году Горбачев отказался от брежневского красного консерватизма и сделал ставку на «новое политическое мышление», предполагающее в качестве господствующей идеологии уже не марксизм, а абстрактный гуманизм. Горбачева на самом деле можно понять: он пытался взять оппозиционные идеи под контроль, направить их, так сказать, на путь истинный, но в том-то и дело, что обуздать антисистемно мыслящих пассионариев невозможно в принципе. Эти люди принципиально хотят разрушать, мало задумываясь над последствиями своей деятельности. В итоге произошла катастрофа: Советский Союз развалился, а Горбачев перестал быть руководителем страны, исчезнувшей вместе с ним.


Но это не удовлетворило борцов с «кровавым режимом». Вскоре выяснилось, что и пришедший к власти Ельцин не устраивает антисистему, потому что он тоже какой-никакой государственник. Идти против своих же Ельцин не мог, а потому эти люди успешно пережили девяностые и достались как бы по наследству Путину, которому пришлось решать крайне болезненный вопрос сохранения государственности, несмотря на явное падение пассионарного уровня: многие энергичные люди покинули страну, уехав в поисках лучшей жизни на Запад, а кто-то был убит субпассионарными бандитами, вылезшими после гибели Союза изо всех щелей, как крысы.


Путин в этом смысле с самого начала зарекомендовал себя не как пассионарий, и не как субпасионарий, а как типичный «гармоничник», главная задача которого в том, чтобы отодвинуть от власти и тех, и других. С разгулом преступности боролись все нулевые и к концу их эта проблема в общих чертах была решена, разрушенная экономика была кое-как восстановлена, отток выезжающих за рубеж приостановился. И в этот момент, разумеется, антисистема снова вылезла на поверхность.


Сейчас мы можем уже точно сказать и даже внести в учебники истории, когда это произошло и почему. Если внимательно почитать интервью «пацифистов», сбежавших после 24 февраля 2022 года из России, практически все они в один голос говорят, во-первых, о том, что они «всегда» ненавидели власть, а во-вторых, точно датируют, когда у них окончательно сложилось это устойчивое отрицательное мироощущение. Это случилось не в 2022 году, и даже не в 2014-м, а в 2011—12 гг.


Вот, например, что говорит футбольный комментатор Шмурнов:


«Ничего, кроме злобы и ненависти [выделено мной — Б. М.] к руководству страны, у меня [24 февраля] не было. Впрочем, эти чувства существуют уже больше 10 лет. Я с 2011 года [выделено мной — Б. М.] категорически не приемлю того, что делает власть. [Я] долгое время пытался культурным способом с этим бороться: разговаривать с людьми, честно выполнять свое дело и пытаться пропагандировать нормальные вещи… Я испытал страх, что теперь мою страну закроют, и я перестану быть частью мира. Я не хочу. Пусть я временно перестану быть частью России, но не перестану быть частью мира… Я еще в прошлом октябре решил, что мне с „Матч ТВ“ [спортивным субхолдингом, принадлежащим «Газпрому», — прим. Б. М.] не по пути. Да, это походило на торговлю с дьяволом. На продажу души, окей. Я хотел заняться любимыми делами, но не хотел быть вместе с этой системой. Не сомневаюсь, что виноват в этом, что уйти надо было гораздо раньше».


То есть человек был против системы, но скрепя зубы, работал на неё за хорошую зарплату. Понадобилось «вторгнуться на Украину», чтобы всё встало на свои места. Покаянная речь Шмурнова, безусловно, фальшива, как и то, что он делал до 2022 года. Сейчас он путешествует где-то по Южной Америке, но вернётся, если ему предложат хороший контракт, в этом можно не сомневаться: тип человека понятен. К этому типу принадлежит большинство работающих на ТВ людей в принципе: можно вспомнить сотрудницу «Первого канала» Овсянникову, которая тоже говорит, что она всегда была против «кровавого режима», но была «вынуждена» работать на него (да кто ж тебя заставлял-то? какой надзиратель приставлял маузер к твоей блондинистой голове?!), но когда Россия начала СВО, она внезапно «прозрела», выбежала в эфир программы «Время» с антивоенным плакатом, а затем уехала в Германию, где получила работу в местных СМИ [большинство германских СМИ на самом деле контролируется американцами — прим. Б. М.]. Очень быстро Овсянникова, впрочем, стала писать в своих социальных аккаунтах жалобные сообщения, что в Германии её не ценят и что она хочет вернуться в Москву, где у неё осталась дочь.


Эти нервные крики и пацифистские протесты имеют на самом деле бытовую природу: у людей не складывается карьера, плохие отношения с руководством телеканала (у Шмурнова были плохие отношения с Канделаки) и так далее. У той же Овсянниковой, судя по всему, бытовой конфликт с мужем из-за опеки над дочерью, что и стало истинной причиной её нервного поведения, а вовсе не политические убеждения. Это характерный для нашей страны феномен: «присосавшийся» к системе человек является хамелеоном с антисистемным мироощущением; проще говоря, он паразит и лицемер. Но это именно такой чеховский, в чём-то гнусный, а в чём-то даже и миленький хамелеон. Распознать его в толпе телевизионщиков и рекламщиков достаточно сложно.


Есть и более радикальные фигуры, которые изначально позиционировали себя как противников системы, потому что на федеральные каналы их никто не пускал и государственных денег не давал. Такие люди выражают антисистемную идеологию более чётко. Возьмем в качестве примера участницу Pussy Riot Алехину, которая 11 мая, уехав из России, дала интервью The New York Times. Среди всего прочего в её речи мелькнула следующая фраза, цитируем:


“I don’t think Russia has a right to exist anymore”. «Россия более не имеет права на существование [выделено мной — Б. М.]». Абсолютно антисистемная, логически законченная формула. Напомним, что Pussy Riot прославились «панк-молебном» 21 февраля 2012 года в храме Христа Спасителя, который был однозначно расценен Высшим церковным советом РПЦ как надругательство над святыней и как «информационная атака» на православие. Участники акции были осуждены по 213 статье УК РФ «хулиганство», пункт «б» («явное неуважение к обществу, совершенное по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды»). Антисистемный человек непременно воюет не только с государством, но и с традиционными религиозными институтами, что, опять же, заставляет вспомнить многочисленные средневековые секты, начиная с «жидовствующих» и заканчивая толстовцами, которых тоже, безусловно, нужно занести в этот список: толстовство — это никакая не «мирная новая религия», а крайне агрессивная секта на стыке руссоизма и духоборчества, то есть утопических идей эпохи Просвещения и традиционной «народной оппозиции».


Давайте разберем историческую динамику. Почему «пацифисты» так часто ссылаются на 2011 или 2012 год (когда и случилась пресловутая кощунственная «акция» в ХСС)? Правильный ответ: потому что этим гражданам не понравился провал белоленточного движения и возвращение на президентский пост Путина, которого тогда поддержали, напомним, чуть менее 64% голосовавших. При этом 17% было у Зюганова, 6% у Жириновского и 4% у Миронова. За Прохорова проголосовало 8%, и еще 1% бюллетеней был испорчен. То есть подавляющее большинство российских граждан приняло сложившуюся к 2012 году политическую систему. При этом на выборах 2018 года Путин победил с результатом более 76%, а либералы (Явлинский, Собчак и Титов) на троих с грехом пополам набрали 4% (эта цифра сильно округлена), и еще 1% бюллетеней был традиционно испорчено. Получается, что за 6 лет поддержка избирателей в либеральном сегменте сократилась вдвое, с 10% до 5%. К 2022 году эта цифра как минимум не изменилась, потому что путинские поправки в конституцию в 2020 году показали тот же уровень доверия Путину в 78%, эта цифра подтверждается и сегодняшними опросами: работу Путина (по Украине, в частности) одобряют около 78% (данные ВЦИОМ за 20 мая) россиян. О чем это говорит? 


Путин здесь важен исключительно как легко распознаваемый символ, своего рода «икс» в уравнении. На его месте мог быть любой более-менее патриотический политик, публично заявивший о неприятии «западных ценностей» и всего того, что так любит футбольный комментатор Шмурнов, певица Земфира и прочие космополиты и «пацифисты», которые предпочитают «быть частью мира», а не «частью России».


История в своей основе есть процесс диалектический. Каждая эпоха противоречит предыдущей, отрицает то, что и до того отрицало своего родителя (Тургенев выразил эту гегельянскую банальность образом противостояния «отцов» и «детей», то есть романтического дворянства и разночинной интеллигенции). «Путинская эпоха» (включающая в себя, безусловно, и медведевский период 2008—2012 годов), очевидно, отрицает породившее её горбачевско-ельцинское смутное время (которое тоже нужно считать единым пакетом). Таким образом, главная задача Путина (его историческая миссия, что ли) в том, чтобы покончить со всякого рода «бунташными» элементами, порожденными перестройкой и «демократическими реформами», когда мятеж на пассионарных окраинах или даже в центре Москвы считался нормой и никого особо не удивлял.


Путин, напомним, начал свое правление 31 декабря 1999 года с весьма жесткого заявления, цитируем:


«Обращаю внимание на то, что ни минуты не будет вакуума власти в стране. Не было и не будет. Я хочу предупредить, что любые попытки выйти за рамки российских законов, за рамки Конституции России, будут решительно пресекаться». 


Дальнейшие события подтвердили, что Путин остается конституционалистом и верным учеником одного из авторов Конституции 1993 года — Собчака. Умеренный демократ по своей природе, Путин просто продолжает дело учителя, выстраивая и отлаживая многопартийную систему, чем-то напоминающую ту, которая возникла в результате «третьеиюньского контрреволюционного переворота» в 1907 году (инициатором этого переворота был Столыпин).


В эту сложившуюся к 2012 году систему не попали, что логично, те, кто был против неё, а это был крайне пестрый фронт либералов, леваков и дураков. Все они оказались за бортом корабля. Они хотели раскачивать лодку, а капитан не хотел, чтобы её раскачивали, вот и всё. Это и определило ход российской политики на 10 лет вперед.


Дальнейшие события показали, что нововеликорусский этнос (сложившийся в недрах советской системы за счет пассионарных иньекций с национальных окраин и провинциальных глубинок вроде Сибири) регенерируется, а евразийская этносистема стабилизируется, окончательно переходя от этнического надлома к инерционной фазе, а вот антисистема, наоборот, выдыхается, теряя свое влияние, мелкими шажочками, последовательно, через каждые 2 года: провал «болотной революции» в 2012-м, присоединение Крыма в 2014-м, успешный выход из подсанкционного кризиса в 2016-м, новая победа Путина в 2018-м, «конституционный переворот» 2020 года, и признание Донбасса с последовавшей СВО в 2022-м.


Антисистема выдыхается по ряду совокупных причин. Во-первых, ей просто уже не на чем паразитировать: пассионарных людей в России по сравнению с XVIII-м и даже с XX веком не так много, а «гармоничники» в антисистему, как мы указывали выше, не пойдут. Во-вторых, падает геополитическое влияние Запада, который очень долгое время поддерживал эту антисистему и спонсировал её. В-третьих, срабатывает эффект накопления исторического опыта: возвращения к временам Горбачева и Ельцина, риторику которых невольно повторяют оппозиционнеры, большинство россиян не хочет. И в итоге Шмурновых и Хаматовых совершенно справедливо воспринимают как зажравшихся интеллигентов, которые паразитировали всё это время на народной шее и питались за счет бюджета, а теперь они, видите ли, прозрели и осознали, что нужно бороться. Антисистему парадоксальным образом сейчас губит то, что её раньше и кормило: близость к власти, наличие московских квартир и счетов в западных банках. Для народа (до сих пор во многом симпатизирующего коммунистическим идеям) они всего лишь «баре» и «интеллигенты», место которым не на родине, а где-нибудь в Париже (а там еще немного — и Прованс, историческая родина главной антисистемной секты Запада, альбигойцев).


Это важная деталь, которую на Западе не учли, рассчитывая, в частности, на массовые протесты против власти на фоне беспрецедентных экономических санкций против России. Казалось бы, антисистемные оппозиционеры очень современны, образованны и влиятельны, их поддерживают какие-нибудь ультралиберальные кураторы вроде Сороса, им обеспечен мощный пиар в западных СМИ, у таких авторов множество подписчиков в соцсетях и проч. Но всё равно побеждают «ватники», которые «несовременны», не учились в западных университетах и не имеют богатого и влиятельного «папочки». Это происходит в силу элементарной логики истории, массового упадка интереса к каким бы то ни было антисистемным идеям, которые более века трясли и раскачивали евразийский субконтинент. Украина же воспринимается многими в этом смысле как последний реликт эпохи революций и гражданских войн. И эта оценка справедлива: то, что происходит сейчас на Украине, это не какая-то новая гражданская война, а как раз финальный эпизод старой, последний, так сказать, штрих к портрету русской революции, посмотрев который, можно будет выключить видеомагнитофон и забыть.


Мы наблюдаем естественный закат, энтропийное размытие антисистемной оппозиции, которая стала непосредственной виновницей и революции 1917 года, и контрреволюции 1991-го. Вот почему, в частности, среди протестующих оказались стареющие рокеры: Макаревич, Шевчук, Гребенщиков, — всё это люди, которые приветствовали развал страны в 1991 году и в общем-то вызывали его своей музыкой.


Борис Мячин