стрелка
Новости
17.08.2022 Безопасная бесконечная энергия возможна: в эксперименте по ядерному синтезу впервые подтверждено воспламенение
16.08.2022 В столице Иордании начинаются Дни российского кино
16.08.2022 С 7 по 11 сентября в Казани пройдет Фестиваль мусульманского кино
16.08.2022 В Казани пройдет этнофестиваля «Итиль»
16.08.2022 В России научились печатать торты и наггетсы с помощью принтера
15.08.2022 В Румынии обнаружили могилу женщины возрастом 6000 лет со множеством золотых колец
15.08.2022 В Китае запустили самый мощный в мире магнит
15.08.2022 США собираются устроить госперевороты в семи евразийских и африканских странах
15.08.2022 Новый российский самолет совершит первые рейсовые полеты в середине 2023 года
15.08.2022 Украинцы ведут переговоры с Великобританией, чтобы она помогла уничтожить Крымский мост
09.08.2022 Благодаря своему клипу певец SHAMAN вышел в лидеры по запросам в Яндексе
09.08.2022 Россия продемонстрирует документальный фильм «Мариуполь. Русский город» в кино
09.08.2022 На Ямале выведут сорт картофеля для Арктики
09.08.2022 В России разработали дирижабль на солнечных батареях
09.08.2022 Европа начала воровать газ у развивающихся стран
09.08.2022 "Бренды ушли, а нормальные остались": 77,6% иностранных компаний не стали закрывать свой бизнес в России
09.08.2022 В Госдуме предложили создать новый военный блок для сдерживания европейского колониализма
09.08.2022 "Будет холодно и страшно": Германия обновила прогноз газопотребления до лета 2023
08.08.2022 Спецслужбы ЛНР обнаружили штаб мозгомойных войск ВСУ
08.08.2022 Россия разместит в Сербии свою военную базу для защиты от сепаратистов и агрессии НАТО
Новости
17.08.2022 Безопасная бесконечная энергия возможна: в эксперименте по ядерному синтезу впервые подтверждено воспламенение
16.08.2022 В столице Иордании начинаются Дни российского кино
16.08.2022 С 7 по 11 сентября в Казани пройдет Фестиваль мусульманского кино
16.08.2022 В Казани пройдет этнофестиваля «Итиль»
16.08.2022 В России научились печатать торты и наггетсы с помощью принтера
15.08.2022 В Румынии обнаружили могилу женщины возрастом 6000 лет со множеством золотых колец
15.08.2022 В Китае запустили самый мощный в мире магнит
15.08.2022 США собираются устроить госперевороты в семи евразийских и африканских странах
15.08.2022 Новый российский самолет совершит первые рейсовые полеты в середине 2023 года
15.08.2022 Украинцы ведут переговоры с Великобританией, чтобы она помогла уничтожить Крымский мост
09.08.2022 Благодаря своему клипу певец SHAMAN вышел в лидеры по запросам в Яндексе
09.08.2022 Россия продемонстрирует документальный фильм «Мариуполь. Русский город» в кино
09.08.2022 На Ямале выведут сорт картофеля для Арктики
09.08.2022 В России разработали дирижабль на солнечных батареях
09.08.2022 Европа начала воровать газ у развивающихся стран
09.08.2022 "Бренды ушли, а нормальные остались": 77,6% иностранных компаний не стали закрывать свой бизнес в России
09.08.2022 В Госдуме предложили создать новый военный блок для сдерживания европейского колониализма
09.08.2022 "Будет холодно и страшно": Германия обновила прогноз газопотребления до лета 2023
08.08.2022 Спецслужбы ЛНР обнаружили штаб мозгомойных войск ВСУ
08.08.2022 Россия разместит в Сербии свою военную базу для защиты от сепаратистов и агрессии НАТО
cover image
26.05.2022
Доктрина
Украинцы - один из русских народов

Западные и западнические историки часто пытаются изобразить Россию некоей рабской страной, которая лежит на периферии Всемирной истории. Вы, мол, и не люди вовсе, а так, бескультурные недочеловеки, не знавшие римского права, варвары, дикари, приспешники монголов, избравшие в качестве идеологии ужасную византийскую религию. Достаточно вспомнить Чаадаева: «Россия предназначена только к тому, чтобы показать всему миру, как не надо жить и чего не надо делать», «история России мрачна, а будущее сомнительно», «мы составляем как бы исключение среди народов... как бы не входим составной частью в человечество» и проч. Аналогичные сообщения можно читать и сегодня на многочисленных заукраинских ресурсах, создаваемых отечественными «пацифистами», «гуманистами» и прочими борцами с «кровавым путинским режимом» (часто на деньги западных фондов вроде соросовского, но еще чаще просто по глупости, от незнания и непонимания истории Евразии).


У нормального русского (в широком смысле) человека подобная риторика вызывает естественное отторжение. Хорошо известна критика Чаадаева Пушкиным в письме, датированном октябрем 1836 года. Пушкин цепким взглядом улавливает главный недостаток «брошюры» Чаадаева — недостаток собственно исторических фактов. «Что же касается нашей исторической ничтожности, то я решительно не могу с вами согласиться» (quant à notre nullité historique, décidément je ne puis être de votre avis), — пишет поэт, после чего начинает сыпать громкими именами: Олег, Святослав, «оба Ивана» (очевидно, III и IV), Петр, Екатерина и т. д. Проще говоря, Пушкин ставит Чаадаеву в упрек то, что его закадычный приятель (главный прототип Онегина, между прочим) попросту не знает и не любит русской истории. Пушкин был абсолютно прав. Как и все филокатолики и западники, Чаадаев не любил русской истории. Он не считал нужным обращать внимания на походы древнерусских богатырей или освоение Сибири казаками и промышленниками, — всё это, по его мнению, муть, которая и рядом не лежала с великими крестовыми походами, географическими открытиями и прочими подвигами европейской цивилизации. Вот нет их. Незначительны они. Неинтересны.


На самом деле России с историей очень сильно повезло, потому что она никогда не была завоевана извне и, соответственно, никогда не была чьей-либо колонией (что и раздражает Запад больше всего!). Это подтверждается фактами, если уметь их правильно интерпретировать, а не повторять, как попугай, пошлые штампы либеральной историографии про «диких славян», «азиатское варварство», «монголо-татарское иго» и т. д. Всё это глупая западническая чушь, которая происходит, опять же, от неверной трактовки исторических событий, непонимания характера средневековых войн. Монголы, разгромив в 1237—40 годах древнерусские княжества, не стали колонизировать Русь, а ограничились заключением характерного для Средних веков феодально-даннического договора, причем инициаторами такого договора были сами же русские: князь Ярослав Всеволодович и его сын Александр Невский. Собственно, это было единственное за всю историю системное поражение, которое обернулось для России впоследствии тем, что она беззастенчиво прибрала к рукам монгольские осколки. 


Все остальные попытки «приструнить» Россию, покорить её, сломать, подчинить своей воле были неудачны: польская интервенция (XVII век), шведская (XVIII-й), французская (XIX-й) и немецкая (XX век). Вот факты. Их не вымарать из истории, не замазать. Их можно только извратить, что настойчиво и делают историки западнического толка.


Россия всегда сохраняла свою самобытность: через боль, через жертвы, через вынужденные компромиссы (вроде ордынского), но удерживала. Этот исторический факт поддерживал, и до сих пор поддерживает крайне высокий уровень национального самосознания: мы особенные, непобеждённые, независимые, у нас своя церковь (точнее, «традиционные религии», каковых еще при Ельцине было выделено четыре: православие, иудаизм, ислам и буддизм), свои обычаи, своя культура, свои традиции государственности. Мы есть евразийская цивилизация, «многонациональный народ Российской Федерации, соединенный общей судьбой на своей земле», как записано в Конституции.


Тем не менее, эта простая мысль, что нас за много веков никто так и не смог завоевать и колонизировать, и что мы именно цивилизация, суперэтнос, системная целостность, успешно пережившая все внешние интервенции и внутренние революции, а не конструктор, который можно вертеть так и эдак и собирать из деталек то машинку, то самолётик, в современной России никак не может получить внятного научного обоснования, по той простой причине, что наши ученые и педагоги упрямо пытаются работать по западным стандартам, а наше чересчур либеральное государство до недавнего времени эти стандарты прямо поддерживало своей ориентацией на «болонскую систему», ЕГЭ и прочие «достижения» Запада. И в результате этого российским школьникам вместо комплексного взгляда на историю Евразии рассказывают абстрактную «гуманистическую» чепуху о том, что все народы на земле одинаково суверенны и прекрасны, и что все они (далее следите за руками!) могут легко отделиться от ужасной Москвы и встать на путь цивилизованного сотрудничества с западными банками и либеральными фондами.


Так разрушается главный постулат евразийства — мысль о том, что Евразия есть системная целостность, попытка вырвать любое звено из которой приведет к необратимым последствиям, войне и страданиям. Во имя «гуманизма» и «национального самоопределения» уничтожается связь и развязывается побоище.


Нетрудно заметить, что эта пошлая и антинаучная концепция сформировалась в XIX веке, в рамках романтической литературы, которая очень любила выпячивать какие-нибудь окраинные народы вроде шотландского, и приписывать им великую национальную гордость, воплощённую в клейморах и килтах, что на самом деле не так: Шотландия была фактически завоевана и колонизирована Англией после битвы при Каллодене в 1746 году, и достаточно почитать Ирвина Уэлша, чтобы убедиться в том, что среднестатистического шотландца регулярно «постигает раздвоение сознания» (я дословно цитирую автора). «Не надо сваливать всю вину на англичан, которые нас завоевали, — говорит Уэлш в другом романе. —  Лично я ничего против них не имею. Я ненавижу шотландцев».


Иначе говоря, независимость Шотландии существует только в романах Вальтера Скотта и фильмах Мэла Гибсона, на практике же мы имеем болезненный комплекс, который парадоксальным образом сочетает чувство национального унижения с раболепным желанием прислуживать завоевавшему тебя «белому господину».


Нетрудно заметить также, что и современный украинский национализм возник всё тогда, же, в XIX веке, и на той же романтической основе. Вот почему «раздвоение сознания», о котором пишет Уэлш, точно так же свойственно и нынешним украинцам, которые то выдумывают себе великую национальную историю, то, наоборот, раболепно прислуживают Западу, в частности, полякам и литовцам, занявшим нынешние украинские земли еще в XIV веке.


То есть всё на самом деле прямо противоположно тезисам Грушевского, который придумал популярный ныне миф про рабское и «ордынское» сознание «москалей». Москва-то как раз всегда была свободна, автономна по отношению к Золотой Орде, скажем так, она вошла в монгольскую «организацию договора коллективной безопасности», но сохранила своё управление, своих князей и церковь. А вот Киев после поражения на Ирпени (1324) стал типичным колониальным городом, чем-то похожим на Калькутту в период правления там англичан. Посмотрите внимательно источники. Рюриковичи на западе Руси в XIV веке как будто растворяются в средневековом тумане, их место в Киеве и Галиче занимают Гедиминовичи и Пясты. В отношении православных церквей уже в 1438 году придумали Флорентийскую унию, в 1595-м — Брестскую (Москва обе унии категорически отвергла, потому что могла себе это позволить). Ну и как это называть, спрашивается? Это завоевание, колониальное завоевание, и нечего тут выдумывать чушь про «прекрасную и веротерпимую Литву», а нужно просто назвать вещи своими именами: это поражение. Украина возникла на завоеванных литовцами и поляками древнерусских землях, и эта «родовая травма» до сих пор её преследует и заставляет метаться между гордостью и унижением. Грубо говоря, украинцы — это негры, которые страдают от того, что их не любит белая госпожа, а с другой стороны им страстно хочется проломить этой госпоже голову утюгом.


Украине на самом деле всё равно кого ненавидеть. Им просто вбили в голову, что ненавидеть нужно Россию, что белая госпожа в Москве, и теперь они бесятся, в общем-то подозревая задним умом, что их обдурили, что на самом деле в Москве сидит их же брат негр, только свободный, никогда не бывший рабом, хотя его и пытались много раз заковать в кандалы и заставить служить европейским господам.


Есть другая важная деталь, которую мы тоже до сих пор не можем, к сожалению, выразить простым и понятным языком. Евроатлантическому («западному») суперэтносу свойственно настойчивое идеологическое давление, а не формальная политическая протекция с соблюдением религиозных и культурных прав, национальных обычаев, — всего того, что называют «традиционными ценностями». Запад непременно хочет подчинить себе глубинную, идеологическую основу национального бытия, что юридически оформляется как религиозная уния или как присяга верности «демократическим идеалам». Проще говоря, это тоталитаризм. Неважно, какая конкретно идеология доминирует в данный момент: идея католического единства, или либерального союза, или фашистского пакта, — важна не надстройка, а база, операционная система, ментальность, тип мышления, предполагающий, что нужно непременно навязать западную цивилизацию на уровне идей, образования, воспитания, уничтожая, таким образом национальный стереотип поведения, заменяя его неким общим представлением о «культуре» белых господ, к которой раб и абориген вполне может присоединиться, ежели он выучит латинский или английский язык и отречется от своих языческих богов (ну или от «схизмы», если речь идет о православии).


Генеалогически эта модель восходит к природе католичества, к знаменитому «филиокве», расколовшему Рим и Константинополь в 1054 году. «Исхождение Духа Святого от Сына» на тонком (можно сказать, поэтическом) языке богословских понятий и означает как раз настойчивую попытку навязать человеку Бога «горизонтальным» (фактически коммерческим) путем, через университеты, прессу, культуру и т. д. В православии другой подход, система по-другому устроена: человеку не продают Бога в пакете с какими-нибудь земными ценностями, это не считается правильным, церковь не пытается навязать пастве свой язык, наоборот, подстраивается под язык новых народов, миссионерская деятельность Кирилла и Мефодия означала перевод богослужения на славянский язык, а не настойчивое распространение среди варваров греческого. Это глубинная разница, которой мы до сих пор, опять же, не сознаём и не понимаем, что это различие именно операционных систем, а не формальных богослужебных деталей.


Заметим еще одну очень важную деталь. Сейчас стало общим местом ругать большевиков и обвинять их в том, что они «искусственно создали украинское государство» и т. д. Всё так, но ведь те же большевики создали и федеративное устройство современной России! Однако в Грузии и на Украине после 1991 года к власти пришли люди, которые, отлично понимая, что в их стране живут другие национальности: осетины, абхазы, русские, не захотели этим людям давать элементарной автономии по российскому образцу. Почему так?


Потому что большевики всего лишь восстановили традиционные права: эта федеративная модель была в России с самого начала и была вытеснена как раз западническими петровскими реформами, которые превратили Московское государство в Российскую империю. Но до Петра федерация была естественным форматом. На бумаге это оформлялось как присяга верности государю: вспомним хотя бы Переяславскую раду или добровольный переход «под руку» Ивана Грозного башкир в 1550-х гг. При этом предполагалось, что государь обязан беречь автономные права, например, исповедание ислама. Эта модель — главное наследство, которое Москва позаимствовала у монгольских ханов, отлично владевших искусством переманивания на свою сторону целых народов, гарантируя им религиозную и культурную самобытность. В сущности, здесь нужно говорить о характерном для Евразии типе политического мышления, которое резко отличается от евроатлантического: есть некий ведущий этнос (неважно, какой), у этого этноса есть хан или государь, есть Яса, т. е. конституция, которая гарантирует нам право оставаться собой, хан или государь — гарант этой конституции, соответственно, всё, что нужно нам сделать для выполнения своей части этого договора — выплатить ясак, дань, налог. Эта очень простая модель западническими историками XIX столетия была почему-то названа «игом» и «татарским рабством».


Единственный способ победить западническое «раздвоение сознания» состоит в том, чтобы не выдумывать либерально-националистической чепухи и не разрушать системной целостности более высокого, суперэтнического порядка. Вся суть нынешнего русского-украинского конфликта в том-то и состоит, что Украину начали намеренно выламывать, вышибать из суперэтнической системы, начали накачивать её оружием и гнусной пропагандой с очевидной целью — не победить Россию, нет! — уничтожить сам украинский народ, сделать его сакральной жертвой, бросить в огонь войны, спалить. Идет намеренное разрушение вот этих федеративных начал, сознательная ломка очень древних законов, которые лежат в основании всего евразийского месторазвития.


Украина на самом деле не нужна Западу. Это тот же русский народ, немного другой, конечно, но всё равно русский, один из русских народов, скажем так. А потому ничего дурного в том, чтобы эти азиаты и славяне умерли, для Запада нет. Всё это негры. Гунны, монголы, варвары. Пусть они умирают и истребляют друг друга. А мы будем стричь купоны. Это колониальная логика. И всем украинцам давно уже пора бы это осознать: белые господа попросту сыграли на присущих им психологических комплексах и превратили «раздвоение сознания» в бомбу, которая уничтожит не Россию, а Украину. Но ещё есть время остановится и отключить тикающий механизм. Пока еще есть.


Борис Мячин