стрелка
Новости
09.08.2022 В России разработали дирижабль на солнечных батареях
09.08.2022 Европа начала воровать газ у развивающихся стран
09.08.2022 "Бренды ушли, а нормальные остались": 77,6% иностранных компаний не стали закрывать свой бизнес в России
09.08.2022 В Госдуме предложили создать новый военный блок для сдерживания европейского колониализма
09.08.2022 "Будет холодно и страшно": Германия обновила прогноз газопотребления до лета 2023
08.08.2022 Спецслужбы ЛНР обнаружили штаб мозгомойных войск ВСУ
08.08.2022 Россия разместит в Сербии свою военную базу для защиты от сепаратистов и агрессии НАТО
08.08.2022 Российская нейросеть "Ольга Станиславовна" научилась оценивать комментарии и распознавать в них сарказм
08.08.2022 Российские ученые обнаружили вещества в лиственнице, которые научат пластик разлагаться
05.08.2022 Между Зеленским и мэрами крупных городов назревает раскол
05.08.2022 "Конец близко": после разгрома в Песках и Авдеевке у ВСУ останется последняя линия обороны
05.08.2022 Германия готовится снять санкции с России
05.08.2022 Центробанк запускает пилотный проект по исламскому банкингу в Чечне и Дагестане
05.08.2022 Россия начинает производство собственных беспилотников
04.08.2022 Европейские правозащитники обвинили Украину в нарушении международного права
04.08.2022 Украинские беженцы трудоустраиваются в Европе и попадают в рабство
04.08.2022 Арктический плавучий университет изучит проблемы северных рубежей Евразии
03.08.2022 Российские археологи исследовали в Югре легендарную «Золотую бабу»
03.08.2022 У России могли появиться свои "байрактары" из Ирана
29.07.2022 Власти Британии переплатили 5000% за электроэнергию из-за дефицита газа
Новости
09.08.2022 В России разработали дирижабль на солнечных батареях
09.08.2022 Европа начала воровать газ у развивающихся стран
09.08.2022 "Бренды ушли, а нормальные остались": 77,6% иностранных компаний не стали закрывать свой бизнес в России
09.08.2022 В Госдуме предложили создать новый военный блок для сдерживания европейского колониализма
09.08.2022 "Будет холодно и страшно": Германия обновила прогноз газопотребления до лета 2023
08.08.2022 Спецслужбы ЛНР обнаружили штаб мозгомойных войск ВСУ
08.08.2022 Россия разместит в Сербии свою военную базу для защиты от сепаратистов и агрессии НАТО
08.08.2022 Российская нейросеть "Ольга Станиславовна" научилась оценивать комментарии и распознавать в них сарказм
08.08.2022 Российские ученые обнаружили вещества в лиственнице, которые научат пластик разлагаться
05.08.2022 Между Зеленским и мэрами крупных городов назревает раскол
05.08.2022 "Конец близко": после разгрома в Песках и Авдеевке у ВСУ останется последняя линия обороны
05.08.2022 Германия готовится снять санкции с России
05.08.2022 Центробанк запускает пилотный проект по исламскому банкингу в Чечне и Дагестане
05.08.2022 Россия начинает производство собственных беспилотников
04.08.2022 Европейские правозащитники обвинили Украину в нарушении международного права
04.08.2022 Украинские беженцы трудоустраиваются в Европе и попадают в рабство
04.08.2022 Арктический плавучий университет изучит проблемы северных рубежей Евразии
03.08.2022 Российские археологи исследовали в Югре легендарную «Золотую бабу»
03.08.2022 У России могли появиться свои "байрактары" из Ирана
29.07.2022 Власти Британии переплатили 5000% за электроэнергию из-за дефицита газа
cover image
24.05.2022
Доктрина
Осознание неизбежного

Для античных философов-стоиков осознание неизбежного было добродетелью. Так обреталась свобода – в свободном осознании и принятии судьбы. В судьбе обреталась свобода. Мудрец знал, что судьба – мудра, принятие ее воли как своей – мудрое решение. Но Судьба еще и свободна, потому что она властна над всем. Свободно принимая волю судьбы, мудрец сам обретает свободу. 


Со временем эти стоические добродетели были утеряны философами, став уделом архивов и библиотек. Но эпоха перемен вновь требует философских, стоических добродетелей. 


Сегодня неизбежна война. И как следствие – осмысление войны как неизбежности. 


Обыватель будет терять время на стадию отрицания неизбежного, но философ не имеет права на такую роскошь – терять время. Философ всегда должен быть готов к войне, внутренне мобилизован. Философ не удивляется войне, философ удивляется тому, что люди удивляются войне как факту. 


Философ помнит гераклитову формулу: «Война отец всех вещей». Одних она делает рабами, других царями. Одних смелыми, других трусливыми. Одних вдохновит на подвиг (подвиг дела или подвиг мысли), других - лишь на пустые жалобы не судьбу. 


В русской философии есть серьезная традиция осмысления войны. Начиная со славянофилов, переходя к Достоевскому, а от него – к представителям русского религиозно-философского Ренессанса (Николай Бердяев, Владимир Эрн, Сергей Булгаков и др.), а от них – к советским мыслителям. У всех них философия войны занимала существенное место, представляя собой, по сути, самостоятельную философскую дисциплину, такую же как этика или гносеология. 


Это неудивительно. Философа не может не интересовать такой феномен, как война. Можно сказать, что она интересует его с профессиональной точки зрения – как топос, в котором парадоксальным образом соединяются ключевые человеческие экзистенциалы, такие как жизнь и смерть, любовь и вражда и т.д. Сама война как феномен парадоксальна: воюют всегда ради мира. Война вскрывает фундаментальную неустроенность и беспочвенность нашего бытия, его абсурдность и непомещаемость в рационалистические схемы. 


Обойти войну как феномен для философа – все равно что расписаться в собственной профнепригодности. 


Вот один мой коллега публично жалуется, что невозможно мыслить во время войны, ведь война – это так неразумно…


Действительно, война, как было не раз отмечено разными мыслителями, феномен не самый рациональный, однако это не мешало философам всех времен и народов осмыслять войну, причем осмыслять и во время войны, а иной раз и непосредственно на поле боя. Напомню своим уважаемым коллегам, что Декарт писал свой знаменитый трактат во время войны. Что русские философы времен Первой мировой войны продолжали мыслить так же интенсивно, как и до и после нее. Что и советским философам война не мешала мыслить – в пример можно привести тех из них, кто отправился на фронт. Знаменитый пример – Эвальд Ильенков, служивший артиллеристом и дошедший, как писал Мих. Лифшиц, со своей пушкой до Берлина. Молодой советский философ дошел до Берлина, сфотографировался на развалинах Рейхстага, а потом… потом пошел к могиле Гегеля, чтобы поблагодарить его за то, что наше гегельянство (т.е. левое гегельянство, марксизм) победило гегельянство правое (т.е. нацизм). Всю войну Ильенков воспринимал как философскую битву двух философских систем. И сама война, даже непосредственное участие в ней, не мешала ему мыслить. 


А вот современным моим коллегам почему-то мешает. Почему так? Быть может, весь секрет состоит в том, что очень многие, кто сегодня называет себя философом, в сущности им не является, будучи на самом деле историком философии, архивариусом. Вести архив – тоже важное занятие, но это сущностно совершенно иное занятие, нежели сама философия. И вот нынешние обстоятельства открыли нам, что историков философии ( при том замечательных специалистов) у нас много, а философов - нет. 


Оттого очень многие «философы» так растеряны сейчас, что у них просто отсутствует необходимый философский инструментарий для адекватной реакции на войну и для собственно философского ее осмысления. 


Античные стоики прекрасно понимали неизбежность войны. Они не были избалованы иллюзиями насчет мира. Они мыслили о неизбежном, а не о случайном. Сегодня же предмет наших мыслей случаен, наши мысли пляшут, скачут, словно на каком-нибудь евромайдане, от предмета к предмету, от  случайных воспоминаний к случайному виду из окна… 


Нам необходимо осознать неизбежное и со всей философской честностью и дерзостью осмыслить его. От этого осмысления зависит слишком много, и отечественным философам уже сейчас следует вступить в дело. Наши коллеги-философы из прошлого дали нам примеры того, как должен поступать философ в обстоятельствах войны.


Андрей Коробов-Латынцев