стрелка
Новости
17.05.2022 Ще не вмерли: сдались еще 300 бойцов ВСУ, прятавшихся на "Азовстали"
16.05.2022 Чеченские подразделения уничтожили на Украине семь бойцов американского спецназа
16.05.2022 России выгодно закончить спецоперацию к осени, Европе - летом
16.05.2022 В Эстонии пройдут совместные с НАТО учения
13.05.2022 Коррупция и свои могут грохнуть: иностранные наемники жалуются на службу на Украине
13.05.2022 Постпред при НАТО Корхонен: Финляндия не видит военных угроз со стороны России
13.05.2022 Свобода слова: в Одессе началось изъятие телевизоров у недовольных властью Киева
12.05.2022 Рубль назвали самой эффективной валютой 2022 года
12.05.2022 Уже 20 европейских импортеров российского газа открыли рублевые счета в Газпромбанке
12.05.2022 Shell бы ты отсюда: "Лукойл" покупает сеть заправок покидающей российский рынок компании
11.05.2022 На Украине иностранные ПЗРК начали раздавать всем желающим
11.05.2022 Постпред Крыма предрек южным регионам Украины вхождение в состав России
11.05.2022 США проигрывают в информационной войне России
10.05.2022 МИД России высказался о возможности тактического ядерного удара по Украине
10.05.2022 На российско-финляндской границе обнаружена военная техника США и НАТО
10.05.2022 В Монголии открылся штаб по сбору гуманитарной помощи для украинцев
06.05.2022 Венгрия не поддерживает санкции против Бога и против нефти
06.05.2022 Странам стоит выйти из ЕС, чтобы сохранить суверенитет - считает спикер Госдумы
06.05.2022 Президент Дуда решил стереть границы между Польшей и Украиной
05.05.2022 Украина пыталась изменить отношение Польши к Волынской резне
Новости
17.05.2022 Ще не вмерли: сдались еще 300 бойцов ВСУ, прятавшихся на "Азовстали"
16.05.2022 Чеченские подразделения уничтожили на Украине семь бойцов американского спецназа
16.05.2022 России выгодно закончить спецоперацию к осени, Европе - летом
16.05.2022 В Эстонии пройдут совместные с НАТО учения
13.05.2022 Коррупция и свои могут грохнуть: иностранные наемники жалуются на службу на Украине
13.05.2022 Постпред при НАТО Корхонен: Финляндия не видит военных угроз со стороны России
13.05.2022 Свобода слова: в Одессе началось изъятие телевизоров у недовольных властью Киева
12.05.2022 Рубль назвали самой эффективной валютой 2022 года
12.05.2022 Уже 20 европейских импортеров российского газа открыли рублевые счета в Газпромбанке
12.05.2022 Shell бы ты отсюда: "Лукойл" покупает сеть заправок покидающей российский рынок компании
11.05.2022 На Украине иностранные ПЗРК начали раздавать всем желающим
11.05.2022 Постпред Крыма предрек южным регионам Украины вхождение в состав России
11.05.2022 США проигрывают в информационной войне России
10.05.2022 МИД России высказался о возможности тактического ядерного удара по Украине
10.05.2022 На российско-финляндской границе обнаружена военная техника США и НАТО
10.05.2022 В Монголии открылся штаб по сбору гуманитарной помощи для украинцев
06.05.2022 Венгрия не поддерживает санкции против Бога и против нефти
06.05.2022 Странам стоит выйти из ЕС, чтобы сохранить суверенитет - считает спикер Госдумы
06.05.2022 Президент Дуда решил стереть границы между Польшей и Украиной
05.05.2022 Украина пыталась изменить отношение Польши к Волынской резне
cover image
21.04.2022
Доктрина
Что будет вместо Украины?

Украина, какой мы ее видели с 2014 по 2022 год – это уродливое и опасное политическое образование, напрямую угрожающее российскому югу. Теоретически государство Украина как угодно могло распоряжаться своей территорией и вступать в любые военно-политические блоки, но на практике сами основания этой свободы самоопределения переживают глубокий кризис. Система государств-наций распадается на наших глазах. И на фоне этого полураспада вступать в военные союзы для того, чтобы угрожать своим соседям – не самый лучший способ распорядиться этой свободой.


Определенно, спецоперация на Украине означает крах именно этой редакции Украины – Украины, построенной элитой с блоковым мышлением. Украины как прифронтового государства. В связи с этим встает вопрос: а что дальше? Вот закончится денацификация, демилитаризация, дешайтанизация, деукраинизация Украины, и что потом? Какую роль новое политическое образование, которое мы обнаружим на ее месте, будет играть в мировой политической системе?


Пока российские солдаты на поле боя очищают Украину сантиметр за сантиметром от нацбатов Салорейха, об этом думать рано. Тут надо дипломатическими средствами закреплять успехи и выдвигать все более тяжелые условия для проигрывающей стороны. Уже с этой наличностью можно будет сесть и подумать о будущей судьбе Украины. Но рано или поздно вопрос этот будет поставлен. Поставлен во всей полноте. И это вопрос на миллион. А у нас нет ответа.


Территория как судьба


Именно сейчас удивительным образом оживают геополитические перспективы, которые были похоронены десятки лет назад под грузом идеологий, экономических концепций и разговоров о свободах.


Сильная сторона геополитики заключается в том, что сама земля указывает нам логику нашей политической стратегии. Неизбежность выходов к береговым линиям континента, широтную экспансию, политические союзы континентальных или островных государств между собой, естественные и противоестественные политические границы. И каков бы ни был политический режим или главенствующая идеология, эта логика никуда и никогда не исчезнет.


Мы не всегда можем чувствовать эту совершенно не антропоцентрическую логику земли. Ее никогда не поймет человек, который прожил в мегаполисе и никогда не видел горизонта. Но она интуитивно понятна человеку, чей взгляд не затуманен декорациями высотных домов. Отсюда глубинная поддержка спецоперации, фиксируемая средствами социологии. Особенно в регионах. Даже если респондент не может выразить эту поддержку в формулировках, он все равно ее чувствует – это логика земли.


Слабая же сторона геополитики заключается в том, что эту логику всегда надо вторично объяснять приемлемыми концепциями. Иначе она так навсегда и останется интуитивно понятной, но рационально бессмысленной. А значит, так и не станет вектором политики, основанием для общественного договора или планом международного урегулирования.


Что касается непосредственно Украины, то наша с ней граница проходит буквально в чистом поле. И это противоестественная граница, которая никого не убеждает в своей долговечности. Чтобы как-то семиотически усилить это слабое место президент Ющенко даже планировал воздвигнуть на границе с Россией Великую стену. На отдельных участках даже натянули сетку-рабицу, от чего вся эта затея стала еще более комичной.

Европейский вал, он же "Проект "Стена", он же "Стена Яценюка" - для защиты Нэзалэжнай от монгольских орд с Востока.


Временность этой границы одинаково понимали по обе ее стороны. Также как Россия всегда рассматривала Украину как свою мятежную провинцию, так и на Украине Россию всегда рассматривали как временно отпавшие от Киева территории. В прессе постоянно всплывали территориальные претензии отдельных политических сил Украины на Кубань, а некоторые российские территории, удаленные от российско-украинской границы на тысячи километров, назывались то «Хохлы-Мансийским», то «Ямало-Донецким» автономными округами.


Разрешить эту двусмысленную ситуацию с временной границей рано или поздно пришлось бы – в ту или иную сторону. Либо Россия должна была передвинуть свою границу на Запад, либо весь Запад пришел бы и передвинул границу на Восток. И, судя по всему, таков и был план: весь Запад пришел на Украину. И так напичкал ее оружием, что стало очевидно для каждого, кто хоть немного разбирается в стратегии и политике, что это оружие предназначено для смещения российско-украинской границы на восток. И произойдет это при первом же удобном случае – например, после ухода Путина.


Чтобы этого не произошло, двигать границу на опережение пришлось нам. И в сторону Запада. Можно было сделать это только силой, а закрепить только двумя способами.


Провал нейтрального статуса


Самый мягкий, во многом реактивный, а не проективный, вариант дальнейшего обустройства Украины – это навязывание ей политического и военного нейтралитета. Он был предложен с самого начала и долгое время был центральной переговорной позицией с российской стороны.


Рассматривались разные виды этого нейтралитета - в основном австрийский и швейцарский. Гораздо реже звучали предложения приглядеться к другим нейтральным странам – Туркмении, Ирландии. Однако было очевидно, что для Украины придется изобретать какой-то другой нейтралитет. Нейтралитет доселе невиданного типа. Поскольку все нейтральные страны сегодня – Австрия, Швейцария, Ватикан, Сингапур, Туркмения, Ирландия, Панама, Коста-Рика – находятся либо в глубине чужих сфер влияния, либо на геополитической периферии. В отличие от Украины, которая зажата тисками между странами Североатлантического Договора и странами Договора о коллективной безопасности.

Зеленые - нейтральные страны,синие - "провозгласившие себя нейтральными", красные - бывшие нейтральные, утратившие этот статус.


Другими словами, существующие модели нейтралитета Украине просто не подходят. Она всегда будет присутствовать в геостратегических расчетах Генеральных штабов армий мира. Ее нельзя обойти, нельзя облететь, нельзя не воспользоваться ее военно-морскими базами на черноморском побережье. Любые сценарии войны в Европе будут включать в себя, кроме всего прочего, и украинский театр военных действий. Никто никогда не даст Украине никаких гарантий ее нейтралитета. Это заведомое поле боя.


Судьба таких стран, как Украина, которые может и пожелали бы стать нейтральными, но фактически не способны обеспечить себе нейтралитет и вычеркнуть себя из геостратегических игр великих держав, - это дипломатически занятная категория «стран, провозгласивших себя нейтральными».


В списке этих «стран, провозгласивших себя нейтральными» находится, например, Япония. То есть один из самых ярых сторонников антироссийских санкций. Здесь же и Швеция с Финляндией, которые недавно заявили, что все-таки вступят в НАТО. Еще Узбекистан, на территории которого – в Керши-Ханабаде – размещалась американская военная база, а сам он входил в антироссийский блок ГУУАМ. Наряду с той же Украиной, Молдавией, Грузией и Азербайджаном, еще одним членом клуба «стран, провозгласивших себя нейтральными».


Нейтральность, кроме всего прочего, имеет смысл только в ансамбле более широкой международной архитектуры безопасности. Например, можно понять нейтральный статус Украины и согласиться с ним, если он – часть более общего геосанитарного кордона из нейтральных стран от Балтики до Черного моря. Но этой прослойки между Западом и Востоком попросту нет. Его разрывают как минимум в одном месте страны Прибалтики. Скоро частью НАТО станут Финляндия и Швеция, что полностью уничтожить какой-либо нейтралитет Черноморо-Балтийского региона.


То есть уже особо никто не заинтересован в нейтральности Украины. Основной фронт потенциальной войны смещается с юго-запада России на северо-запад, и Украину тоже кто-то должен прибрать к рукам. Если Прибалтика и страны Северной Европы – это клинок Запада, направленный на Восток, то Украина должна стать клинком Востока, направленного острием на Запад.


В пользу этого работает геополитическая интуиция, которая подсказывает, что нейтральный статус Украины не решает вопрос естественных границ по существу. Граница в чистом поле никуда не девается. А значит всякая нейтральность здесь – это временное решение. Раздел Украины рано или поздно наступит. Просто в случае нейтрального статуса Украины – наступит немного попозже.


Раздел Украины


Включение Украины в сферу евразийской интеграции не вызывает практически никаких существенных возражений ни у одной политической группы в России. Для одних это история о воссоединении территорий, некогда бывшими одной империей, для других – закономерный союз континентальных государств, для третьих – история о расовом единстве славянских народов, для четвертых – обретение дополнительного lebensraum и новых рынков.


Соцопрос наверняка показал бы, что за дружественную Украину проголосовали бы 95% населения нашей страны. Так же как на Украине – за дружественную соседнюю Россию. Вопрос лишь в том, какие границы мы считаем ТАКОЙ Украиной?

Европейская регионалистика традиционно делит Украину на три примерно одинаковые части – Западная Украина (включают территории восьми областей: три галицких - Львовской, Тернопольской и Ивано-Франковской, а также ещё Волынскую, Ровненскую, Черновицкую, Хмельницкую и Закарпатскую), Центральная Украина (Винницкая область, Кировоградская область, Полтавская область, Черкасская область) и Восточная Украина (территории Запорожской, Николаевской, Одесской, Херсонской, Днепропетровской, Харьковской, Донецкой и Луганской областей). Однако это не просто экономические регионы, но и этнокультурные общности, между которыми существует значительный раскол.


Самый глубокий раскол проходит по границе между Центральной и Западной Украиной. Здесь же появляются первые неровности ландшафта, больше претендующие на роль естественной границы между Востоком и Западом. Это Карпатские горы. Сразу за ними особняком стоит Ужгород, населенный Подкорпатскими русинами, тяготеющими к Венгрии. Среди них давно раздаются венгерские паспорта.


Геополитический план мог бы состоять в том, чтобы разделить Украину по границам Житомирской, Хмельницкой и Черновицкой областей с возможностью интеграции территорий восточнее этой линии в Союзное государство Россия-Белоруссия-Украина. Также созданием независимого государства Галиция на базе трех областей (Львовская, Ивано-Франковская и Тернопольская) с включением южной части Луцкой и Ровненской областей, чей нейтральный статус дополнял бы естественную границу Европейской интеграции – Буковинские Карпаты-Черногора. И последующим сосредоточением группировки войск на Ровенском направлении, позволяющим естественным образом закрыть узкую горловину между Галицией и Белоруссией для НАТОвского маневра.


Равнинный характер Западной Украины не позволяет здесь начертить более приемлемую для нас геополитическую карту, но само сужение возможностей для геополитического планирования позволит так разделить Украину, чтобы избавить НАТО от необходимости скапливать в регионе вооружения.


Если НАТО экзистенциально заинтересовано в расширении, и если расширять НАТО продуктивнее и дешевле, чем упразднять, то для этого расширения всегда найдутся новые страны – Израиль, Северная Африка, Мексика. Своими действиями по организации Новой Украины мы должны переместить это расширение подальше от наших границ и внутренних регионов, экономически, культурно и этнически связанных с Центральной и Восточной Украиной дорогами в чистом поле.

Единственный вопрос, который остается в свете новой геополитической картографии – это судьба Республики Галиция. И возможно, он не будет стоять так остро, если Союзное государство развернет большой совместный инфраструктурный туристический проект в Буковинских Карпатах. Климат и география позволяют превратить это место во вторые Альпы, туристическую мекку для всего Евразийского континента.


Это спровоцирует попытки Галиции развернуть такой же или хотя бы немного сопоставимый проект к северо-западу – в Верховенских Карпатах. Разумеется, с широким привлечением иностранных инвестиций, а значит, и специалистов. Терпеть русофобскую политику Галиции в таком случае никто не будет: ни специалисты, ни туристы, которые приезжают в горы чтобы от этой русофобии отдохнуть там, у себя дома.


Уже полиэтническая Галиция с широким присутствием граждан других государств либо станет полноценным участником мирового рынка туристических услуг, либо закончится как страны Прибалтики. С глубокой депопуляцией, распадом ветхой инфраструктуры, но с глубоким чувством победы «над русскими» в какой-то пьяной драке в далеком прошлом. Так они в учебнике истории напишут, учебники же врать не станут?


Виталий Трофимов-Трофимов