стрелка
Новости
04.07.2022 Узбекские силовики жестко подавили выступление каракалпакцев в Нукусе
04.07.2022 Запад проигрывает логическую войну с Россией
04.07.2022 В Антарктике обнаружен скрытый под пятисотметровым льдом подводный мир
04.07.2022 Американские коммерческие спутники работают на ВСУ, заявил Рогозин
04.07.2022 Белорусские евразийцы посетили Иссык-Кульский форум
03.07.2022 В Беларуси празднуют День Независимости
01.07.2022 "Новая Евразия" обсудила с читателями перспективы малого бизнеса и предпринимательства
01.07.2022 Япония испугалась указа указа Путина по "Сахалину-2"
01.07.2022 Киссинджер назвал три варианта завершения конфликта на Украине
30.06.2022 Фестиваль "Дотянуться до звезд", который пройдет под Армавиром, приглашает гостей
30.06.2022 Российские силовики задержали диверсионную группу УГИЛ в Херсонской области
30.06.2022 Главный редактор "Новой Евразии" принял участие в работе Литературной мастерской Захара Прилепина
30.06.2022 36-я бригада морпехов ВСУ переходит на сторону ВС России
29.06.2022 Борис Джонсон: спецоперации бы не было, если бы Путин разобрался со своим гендерным статусом
29.06.2022 Юрий Крупнов: необходимо перенести столицу на Восток
29.06.2022 КАМАЗ представил новый 50-тонный беспилотный самосвал «Юпитер»
29.06.2022 Россия и Иран ускоряют работу над созданием альтернативы Суэцкому каналу
28.06.2022 Разворот на Китай ж/д пути Кызыл - Курагино позволит увеличить экспорт из Сибири
28.06.2022 «Кибердеревня» из вирусного youtube-ролика станет сериалом и покажет Россию будущего
28.06.2022 БРИКС превращается в АБРИИКС: в организацию вступят Аргентина и Иран
Новости
04.07.2022 Узбекские силовики жестко подавили выступление каракалпакцев в Нукусе
04.07.2022 Запад проигрывает логическую войну с Россией
04.07.2022 В Антарктике обнаружен скрытый под пятисотметровым льдом подводный мир
04.07.2022 Американские коммерческие спутники работают на ВСУ, заявил Рогозин
04.07.2022 Белорусские евразийцы посетили Иссык-Кульский форум
03.07.2022 В Беларуси празднуют День Независимости
01.07.2022 "Новая Евразия" обсудила с читателями перспективы малого бизнеса и предпринимательства
01.07.2022 Япония испугалась указа указа Путина по "Сахалину-2"
01.07.2022 Киссинджер назвал три варианта завершения конфликта на Украине
30.06.2022 Фестиваль "Дотянуться до звезд", который пройдет под Армавиром, приглашает гостей
30.06.2022 Российские силовики задержали диверсионную группу УГИЛ в Херсонской области
30.06.2022 Главный редактор "Новой Евразии" принял участие в работе Литературной мастерской Захара Прилепина
30.06.2022 36-я бригада морпехов ВСУ переходит на сторону ВС России
29.06.2022 Борис Джонсон: спецоперации бы не было, если бы Путин разобрался со своим гендерным статусом
29.06.2022 Юрий Крупнов: необходимо перенести столицу на Восток
29.06.2022 КАМАЗ представил новый 50-тонный беспилотный самосвал «Юпитер»
29.06.2022 Россия и Иран ускоряют работу над созданием альтернативы Суэцкому каналу
28.06.2022 Разворот на Китай ж/д пути Кызыл - Курагино позволит увеличить экспорт из Сибири
28.06.2022 «Кибердеревня» из вирусного youtube-ролика станет сериалом и покажет Россию будущего
28.06.2022 БРИКС превращается в АБРИИКС: в организацию вступят Аргентина и Иран
cover image
17.06.2022
Дискуссии
Синдром Котюни: заметки к портрету либерала

Вот уже четвёртый месяц с информационной повестки не сходят антивоенные выступления либералов. Наблюдая за этим парадом антимилитаризма и пацифизма я задумался: что общего во всех этих людях, молодых и старых, потрёпанных и не очень, талантливых и бездарных? Почему все их эскапады выглядят такими однообразными и унылыми? Не стоит ли за всем этим какой-то определённый психический феномен?


Злоба или незрелость?


У Достоевского мы читаем, что либерал «дошёл до того, что отрицает самую Россию, то есть ненавидит и бьёт свою мать». Это классическое определение. Правда, здесь легко сделать ошибку, поверить в то, что либерал — какое-то злобное существо, аспид, лиходей, чёрная душа, чуть ли не исчадие ада, и люто возненавидеть его. Решусь предположить, что проблема либерала всё-таки не злоба (хотя и она, конечно, встречается), а незрелость. 


Работая в начале нулевых годов в Санкт-Петербургском Центре реабилитации безнадзорных подростков, автор этих строк имел некоторый опыт общения с девиантными детьми. Большинство из них имели маму и папу, но их родители старались уклониться от воспитания, перекладывая ответственность на социальных работников. А самым сложным из моих подопечных был Котюня. Маленького роста, плотный, круглый как шарик, этот мальчик в свои восемь лет обладал голосом-сиреной. Когда он орал, другие дети жались по стенкам, а воспитатели сбегали в подсобку. Котюня не понимал разницы между ребёнком и взрослым, всем говорил «ты», дерзил. На прогулке Котюня мог встать перед чужой детской коляской и дрыгаться туда-сюда, не давая проехать. Мама мальчика была убеждена, что её ребенка недооценивают. «Котюня уже очень большой! — говорила она. — Он всё понимает!» И вот эту самую маму Котюня иногда обзывал такими словами, что становилось неловко. А если мама осмеливалась идти наперекор каким-то его желаниям, Котюня приходил в бешенство и ревел, как паровозный гудок. Вообще Котюня был типичной жертвой синдрома дошкольника. В свои восемь он вёл себя, как трёхлетка. В нём с самого начала что-то пошло не так.


Механизмы взросления


В чём же была проблема Котюни?


Как известно, в процессе роста всё живое проходит через чёткие и последовательные этапы. Первый такой этап характеризуется дифференциацией, или разделением. На следующем этапе разделённые элементы активно интегрируются.


«Такая последовательность прослеживается и у растений, и у животных, на биологическом и на психологическом уровне, у одноклеточных организмов и у сложнейших существ, таких как человек, — пишут американские психологи Гордон Ньюфелд и Габор Матэ. — Созревание сначала проходит этап разделения, разграничения составляющих, до того момента, пока они не станут чёткими и независимыми. Только после этого развитие пойдёт по пути объединения отдельных элементов. Этот простой и, одновременно, многогранный процесс, можно наблюдать даже на самом базовом уровне. Эмбрион сначала растёт за счёт деления клеток, у каждой из которых есть собственное ядро и чёткие границы. Как только клетки будут достаточно разделены и исчезнет опасность синтеза, целью развития станет взаимодействие между ними. Группы клеток объединятся в функциональные органы. В свою очередь, отдельные органы развиваются независимо, а затем организуются в системы; например, сердце и кровеносные сосуды составляют сердечно-сосудистую систему».


Ученые утверждают, что с чувствами происходят те же процессы, которые мы видим на клеточном уровне. Взросление предполагает постепенное усложнение различных элементов сознания — эмоций, мыслей, импульсов, ценностей, мнений и предпочтений. Становясь достаточно сложными, эти элементы сознания могут интегрироваться, соединяться и компенсировать друг друга. Так возникают уравновешенные переживания (внутренние конфликты).


Главная проблема Котюни заключалась в том, что его чувство к матери не усложнилось и не окрепло. Он воспринимал мать на уровне грудного ребёнка. В его отношении к ней присутствовала требовательность (хочу то-то и то-то), был даже намёк на некую благодарность, но не было понимания, уважения, признания личности и её прав. Его чувства к матери были сильными, но неглубокими.


Другой проблемой Котюни было отсутствие психической интеграции. Его недифференцированные чувства ещё не готовы были смешиваться, создавая сложные переживания. Его личность не отделилась от тех эмоций и состояний, которые он испытывал. Раздражение не боролось в нём со страхом, эмоции — с долгом, гнев — с привязанностью, разнообразные желания — с этическими надстройками. Он был неспособен претерпеть даже самые кратковременные муки внутреннего конфликта, сразу становясь на сторону сильнейшей эмоции и полностью теряя в ней своё «я».


Импульсивно-демонстративные акты


Вспомним теперь показательные выступления либералов, посвящённые российской военной операции на Украине. Либералы ломали руки, кричали, угрожали, оскорбляли и проклинали — в общем, выдавали в широком спектре то, что называется девиантным поведением. Социальные сети буквально трясло от крика: если вы не поддерживаете «свободную Украину», убирайтесь, мы вам больше не друзья!


Подобное импульсивно-демонстративное поведение, конечно же, имеет свои причины. У подавляющего большинства российских либералов чувство к родине (как и чувство Котюни к маме) не дифференцировалось. Глубокие переживания Лермонтова и Тютчева, которые любили Россию «странною любовью», восхищаясь тем, что сквозит и тайно светит в её скудной нецивилизованной жизни, нашему либералу незнакомы и непонятны. Он мыслит в стиле героя комедии Аристофана: ubi bene ibi patria — где хорошо, там и родина. Когда дома наступают суровые времена, либералы, как гуси, отправляются в более уютные страны. Либерал мыслит родину исключительно как поставщика материальных благ и услуг. Хорошо кормишь? Ладно, сиди себе. Плохо? Убирайся, ты мне не мать...


Вторая проблема является продолжением первой, потому что неокрепшее чувство не поддается интеграции с другими элементами психической жизни. Либерал, как и девиантный подросток, не может испытывать двух противоречивых чувств одновременно. 


Юрий Поляков очень точно подметил, что в начале военной операции на Украине некоторые отечественные мастера культуры «требовали мира, как прибавки к зарплате». По большому счёту, конечно, думать о зарплате не стыдно. Многие из нас в конце этой зимы испугались за свои зарплаты, за свои семьи, за будущее детей, испугались санкций, голода, разрухи, войны… Другое дело, что условный рабочий Уралвагонзавода, увидев в своей душе все эти переживания, сказал себе так: да, нам предстоят суровые испытания, но наши деды победили гитлеровскую Европу, и мы тоже как-нибудь справимся. Простой русский человек в этой ситуации остался с родной страной, принял на себя бремя внутреннего конфликта, не уронил своё человеческое достоинство. Что же касается «прекрасных, талантливых, умных, понимающих в живописи и графике», то они затопали ногами и зашлись от крика. Другими словами, они позволили страху и раздражению полностью овладеть их сознанием. Их психика оказалась неинтегрированной, как у дошкольника, который не может испытывать больше одной эмоции в единицу времени. Поэтому образ родины в их сердце мгновенно погас, как образ матери в глазах раздражённого Котюни. Остались лишь злоба и ненависть: почему она делает не так, как хочу я? Как она смеет? Почему она не идёт навстречу моим желаниям?!.


Боль и испуг либерала не уравновешивались чувством долга, пониманием, уважением и любовью. Нести бремя внутреннего конфликта оказалось ему не под силу. 


О воспитании либералов


Воспитывая детей, мы подаём им пример уравновешенных переживаний, пример того, как нужно претерпевать муки внутреннего конфликта. Мы учим детей отделять себя от ощущений, которые они испытывает в конкретный момент. Мы показываем им, что минутные эмоции и слабости взрослых не заставляют их забывать о других чувствах (мыслях, ценностях, обязательствах).


В принципе, тот же стиль поведения подходит и для общения с либералами. Не нужно проклинать их и топать ногами, сводя всё к разборке в песочнице. С другой стороны, либералам не нужно и потакать. И здесь я опять вспомнил бы маму Котюни. Именно на ней лежала значительная часть вины за то, что её сын вырос таким незрелым ребёнком. Это она возвела своего маленького, ничтожного, глупого сына на пьедестал, это она внушила ему, что он уже «самоценная личность».


Но вот вопрос: не так ли вели себя и мы по отношению к тем, кого сейчас осуждаем? Не мы ли дарили им своё внимание, подпитывая их эго? Не мы ли позволяли им чувствовать себя руматами на планете средневекового быдла? Не мы ли внушали им, что они и есть тот самый «цвет нации»? Не мы ли позволяли им водить хороводы и осыпать себя блёстками?..


Да, конечно, у нас всегда есть соблазн обвинить во всём государство. Оно-де обрушило великие нарративы, превратило нас в одномерных людей, навязало нам культ потребления, дикий капитализм, массовую культуру, индустрию развлечений, симулякры, общество спектакля… Мне кажется, так думать  не слишком продуктивно. Вот Ганди не плакал о том, что его родиной правят англичане, он просто не покупал английские товары, не сотрудничал с колониальной администрацией и призывал к этому же других. В итоге сам индийский народ, не оглядываясь на государство, совершил перемены, которые навсегда изменили лицо Индии. Сделать нечто подобное вполне в наших силах. Если мы не будем кормить вниманием тех, которые «знамениты, потому что знамениты», им придётся выйти из вечного лета-карнавала и оглянуться вокруг. Тогда они начнут замечать вокруг себя настоящую жизнь, задумываться, переживать. Их чувства будут развиваться, усложняться, дифференцироваться. Потом возникнет и возможность психологический интеграции — основа будущего внутреннего конфликта. И однажды некоторые из них обязательно повзрослеют.


Можете мне не верить, но это правда.


Это я как бывший воспитатель вам говорю.


Дмитрий Орехов

Добавить комментарий

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив