стрелка
Новости
28.10.2022 "Tshemodan, wokzal, Ukrayna": украинским беженцам дали месяц на выселение
28.10.2022 Депутат Госдумы Шеремет посоветовал президенту Украины подумать о бегстве
28.10.2022 Госдума приняла в I чтении проект о запрете пропаганды ЛГБТ
26.10.2022 Al Mayadeen: размещение в Румынии дивизии "Крикливые орлы" говорит о начале третьей мировой
26.10.2022 Реакция США подтверждает опасения по «грязной бомбе».
25.10.2022 "Передумали!": шесть стран Евросоюза в июле нарастили экспорт товаров в Россию
25.10.2022 Пророссийское подполье Николаева получило оружие от сторонников в ВСУ
25.10.2022 В Румынии начались массовые митинги против военной помощи Киеву
25.10.2022 В ФРГ на протесты против энергетической политики вышли более 7 тыс. человек
24.10.2022 Российский торговый флот переориентируется на восток
24.10.2022 КНДР открыла огонь в ответ на стрельбу Южной Кореи
24.10.2022 Товарооборот России и Китая вырос в годовом исчислении на 32,5 процента
24.10.2022 Немецкие ученые заявили, что доказали лабораторное происхождение коронавируса
21.10.2022 "Овощ победил": шутку высоко оценили жители Великобритании, Илон Маск и Дмитрий Медведев
21.10.2022 Отставка Трасс показала, что старая западная демократия не может решить новые проблемы
21.10.2022 Суд в Петербурге признал блокаду Ленинграда военным преступлением и геноцидом
21.10.2022 "Нытики и попрошайки": немцы рано обрадовались отставке Мельника с поста посла Украины
20.10.2022 Из курсантов в новые скифы: на берегах Волги прошел историко-патриотический лагерь
20.10.2022 В Астрахани был создан Международный проектный офис
20.10.2022 Стремоусов рассказал о планах освободить Николаевскую, Одесскую и Днепропетровскую области
Новости
28.10.2022 "Tshemodan, wokzal, Ukrayna": украинским беженцам дали месяц на выселение
28.10.2022 Депутат Госдумы Шеремет посоветовал президенту Украины подумать о бегстве
28.10.2022 Госдума приняла в I чтении проект о запрете пропаганды ЛГБТ
26.10.2022 Al Mayadeen: размещение в Румынии дивизии "Крикливые орлы" говорит о начале третьей мировой
26.10.2022 Реакция США подтверждает опасения по «грязной бомбе».
25.10.2022 "Передумали!": шесть стран Евросоюза в июле нарастили экспорт товаров в Россию
25.10.2022 Пророссийское подполье Николаева получило оружие от сторонников в ВСУ
25.10.2022 В Румынии начались массовые митинги против военной помощи Киеву
25.10.2022 В ФРГ на протесты против энергетической политики вышли более 7 тыс. человек
24.10.2022 Российский торговый флот переориентируется на восток
24.10.2022 КНДР открыла огонь в ответ на стрельбу Южной Кореи
24.10.2022 Товарооборот России и Китая вырос в годовом исчислении на 32,5 процента
24.10.2022 Немецкие ученые заявили, что доказали лабораторное происхождение коронавируса
21.10.2022 "Овощ победил": шутку высоко оценили жители Великобритании, Илон Маск и Дмитрий Медведев
21.10.2022 Отставка Трасс показала, что старая западная демократия не может решить новые проблемы
21.10.2022 Суд в Петербурге признал блокаду Ленинграда военным преступлением и геноцидом
21.10.2022 "Нытики и попрошайки": немцы рано обрадовались отставке Мельника с поста посла Украины
20.10.2022 Из курсантов в новые скифы: на берегах Волги прошел историко-патриотический лагерь
20.10.2022 В Астрахани был создан Международный проектный офис
20.10.2022 Стремоусов рассказал о планах освободить Николаевскую, Одесскую и Днепропетровскую области
cover image
19.10.2022
Дискуссии
Ложь и натяжки либералов Михаила Пожарского и Ко.

В речи, предваряющей подписание договоров о принятии четырёх всем известных областей в состав России, Владимир Путин много внимания уделил проблематике неоколониализма. Президент, на самом деле, уже который раз об этом говорит, и всё в узнаваемых интонациях. 


В принципе, для общего понимания достаточно ограничиться его первой и самой яркой репликой на эту тему: «Запад готов переступить через всё для сохранения той неоколониальной системы, которая позволяет ему паразитировать, по сути, грабить мир за счёт власти доллара и технологического диктата, собирать с человечества настоящую дань, извлекать основной источник незаработанного благополучия, ренту гегемона».


Дальше — плавный переход к идее о том, что Запад пытается видеть колонией Россию (в чём он тоже не остановится), а элиты коллективного Запада как были, так и остались колонизаторскими. 


Потом посыл президента постепенно эволюционировал в более интересном направлении. Во-первых, в сторону нового способа признания преемственности между современным Российским государством и государством Советским — тут Путин сказал: «… мы гордимся тем, что в XX веке именно наша страна возглавила антиколониальное движение, которое открыло многим народам мира возможности для развития, для того, чтобы сокращать бедность и неравенство, побеждать голод и болезни». 


Действительно: большинство освободительных движений XX века в самых разных государствах (впрочем, и по самым разным причинам жажды этого освобождения) были так или иначе связаны с Советским Союзом. 


Мотивы этой связи были самые разные. От чистейшего прагматизма, замешанного на понимании, что СССР — мощный потенциальный союзник, — и до подлинного идеологического родства. Ну или подобия этого родства. В конце концов, марксистскими и вообще «левыми» многие из движений по всему миру были только на словах (да и на словах не всегда). И насколько сам Советский Союз второй половины XX века был таковым — тоже, вопрос очень и очень дискуссионный. 


Во-вторых — посыл Путина развился в сторону совсем откровенного, прямо-таки национал-большевистского признания факта, что к России в конце прошлого столетия во время величавых криков об освобождении от «совка» — «относились как к колонии» — и (!) — «из страны выкачали триллионы долларов по самым разным схемам». С одной стороны, «относились как» — это ещё не совсем про «колониальный» способ управления, однако близко к этой мысли. Во всяком случае, с буквальной «колониальностью» статус России после падения СССР роднит то самое «выкачивание триллионов долларов». А выкачивание ресурсов, как мы уже видели, для Путина является одним из важнейших критериев «колонии». 


Вообще, конечно, с этими приятными нам и во многом правильными посылами Путина есть всё-таки ряд проблем. Начнём с того, что сама идея, будто колониальные империи никогда и никому ничего хорошего не приносили, а только сдерживали (в том числе и технологическое) развитие угнетённых — даёт некоторую слабину, когда осознаёшь, что всё-таки в целом уровень жизни в колониях некоторых европейских империй с течением веков вырос. 


И более того: иногда некоторые колонии даже были убыточны, а потому не стоит чрезмерно упрощать саму необходимость существования колоний до сугубо экономической плоскости в виде постоянных разговоров о грабеже и вывозе ресурсов. Радикальный экономический детерминизм ещё никогда до добра не доводил, особенно когда мы начинаем видеть чисто «экономику» там, где куда больше вопросов чисто «политики» и «власти», — если все эти сферы вообще отделимы друг от друга. 


Да и всё-таки история освободительных движений XX века немного сложнее, чем просто история восстаний угнетённых хороших против бесконечно угнетающих плохих. Если уж мы говорим о Западном неоколониализме ещё образца того же XX века, стоит помнить важный момент, прослеживавшийся во время Холодной Войны в различных государствах «Третьего мира». «Колонизаторские» интересы тогдашнего Запада, хотя и преследовали те же самые хищные цели, что и в века империализма — экономически во многом становились всё более и более убыточными. Поскольку даже хищному Западу приходилось вкладываться в свои бывшие колонии, которые наспех переименовывались в обыкновенных союзников. И соревноваться с СССР за право на развитие этих «колоний». 


В каком-то смысле и это можно назвать заслугой Советского Союза, ведь не в последнюю очередь именно его — иногда, вполне альтруистические, — взаимодействия с Третьим Миром приводили коллективный Запад к необходимости хотя бы для вида проявлять симметричный альтруизм. В конце концов, иногда альтруизм и добровольная помощь — очень хороший политический козырь для гонки за власть по всему миру, шедшей параллельно гонке вооружений. 


Но это ведь мелочи. Путин выступал не на гуманитарном симпозиуме историков. Путин выступал как тот, кто совершает историю — а тут можно и что-нибудь излишне упростить и обобщить. Тем более, Путин даже пару раз прямо сказал, к кому обращен его посыл: даже не столько к странам Третьего Мира, часть которых и так вполне заведомые союзники России — но к жителям Запада. К разделяющим как правые, так и левые убеждения, грань между которыми в этом веке сильно стёрлась. Что особенно хорошо видно на фоне забавного кейса, когда в одной из ранних программ право-левых французских «Жёлтых Жилетов» были перечислены радикальные антиколониальные пункты с призывами выводить свои объекты промышленности из стран Третьего Мира. (Кстати, однажды именно в толпе «Жёлтых Жилетов» затесался флаг ДНР, но это уже факт для любителей поэзии и конспирологии.) 


В университетской среде Запада, несмотря ни на что, пафос показательно кающегося антиколониализма тоже сильно распространён — впрочем, кажется, сам Запад сделал из этого хорошее оружие. (Как это элегантно высмеивалось в одной серии гениального «Южного Парка»: давайте создадим страну, которая постоянно будет нападать, но при этом постоянно делать вид, что она против войн.) Наконец, учитывая разгулье движений вроде «Black Lives Matter» с их радикальным антиколониализмом, понятно, что Путин адресует послание всем, кто хоть как-то недоволен своими государствами на Западе. (Хотя и тут стоит оговориться, что это недовольство «колониализмом» росло очень и очень давно, ибо даже Фридрих Хайек в «Дороге к рабству» в одном, что ли, месте, очень по-своему, но обмолвился о негативном опыте «колониализма».) 


Но вдруг куда-то вот сюда вклинивается известный публицист Михаил Пожарский, пишущий в своей телеге «Киты плывут на вписку с ЛСД» полный вежливой и тихой ярости пост с критикой основных посылов Путина. Причем, сходу допуская ошибку, ибо основным посылом Путина он почему-то счёл идею о том, что ««Россия — антиколониальная держава», где все жили дружно взявшись за руки». 


Я, конечно, не читаю речи Путина так внимательно, как Пожарский, но вроде конкретно в этой речи не утверждалось, что в России никогда не было ничего похожего на «колониализм» и «все жили дружно взявшись за руки». 


Но Пожарского не обманешь, и он гнёт свою линию, тотчас начиная пояснять, почему на самом деле Россия тоже империя (ого!), и из её имперскости дескать следует своего рода колониализм. 


«… Державы континентальные ползли как тараканы и вынуждены были полагаться на закабаление «титульного» населения. <…> пока испанцы с англичанами кошмарили туземцев за морями-океанами, континентальные державы Восточной Европы переживали «второе издание крепостного права», изобретали вокабуляр со словом «быдло», а немецкие князья торговали «гессенскими наемниками»». 


Ну и дальше поясняется, как в России проявлялся её континентальный имперский колониализм «за счет эксплуатации титульного населения», и как продолжалось это… да, пожалуй, что и по сей день продолжается. 


Затем Пожарский, увлекаясь собственным потоком сознания, различными красивыми и не очень словами пересказывает тот же самый посыл. Вплоть до привлечения не самой глупой, но превращающейся в его устах в совершенную агитку концепцию «социального расизма» для доказательства очень даже колониального настоящего России, ну и звучный вывод у текста Пожарского такой: «Сражаться с чужим колониализмом всегда проще, нежели со своим».


Какие бы глупости регулярно ни говорил Пожарский, а стоит признать, что мальчик он начитанный, и конвенционально очень даже образованный. Кругозор у него неплохой, новейшие (и не очень) гуманитарные книги и концепции использует обильно. Вполне возможно, что так лишь кажется на фоне того, насколько глупы другие представители оппозиционного лагеря. Ну да неважно — поспорить с его глупостями в любом случае приятно.


Весь этот пафос изобличения русского колониализма у Пожарского строится, по большому счёту, сплошь на одной большой отсылке к мощному труду Александра Эткинда под названием «Внутренняя колонизация». 


Там Эткинд подробно, иногда даже с неплохими аргументами, хотя зачастую и очень-очень спорно, доказывал, что, с небольшими поправками, но — «колониальной» можно назвать и Российскую Империю. Один из самых хороших запомнившихся мне аргументов относится ко… времени. 


Мол, часто в ответ на упреки России в колонизационной политике говорится, что «колония» — это когда далеко и за морем. Но (возражает Эткинд): до многих даже ближайших провинций Российской Империи нередко приходилось добираться дольше, чем Британии до её колоний по морю. А в силу особенностей местности и ресурсы вывозить было сложнее. Так что хотя бы на этом уровне слово «колония» теоретически применима и в отношении некоторых российских регионов при Империи. Да и представители самой Империи, судя по некоторым (пусть и малочисленным) приводимым Эткиндом примерам, иногда относились к ряду провинций именно что по-колонизаторски. Однажды даже учредили для контроля этих пространств структуру, в названии которой было слово «колониальное». 


Однако сложности в концепции Эткинда начинаются уже тут: ну даже если, допустим, слово использовалось то же самое — «колония», — не может ли это быть элементарным заимствованием европейского лексикона? Должного анализа этого момента у Эткинда, кажется, нету, зато много внимания уделяется тому, как… сами российские интеллектуалы вроде Петра Чаадаева иногда сравнивали социальное положение своих сограждан с положением народов, колонизированных другими империями! (Аргумент, признаемся, слабоватый.) А ещё — вопреки мифам о дружбе народов, — всё-таки, с некоторыми «малыми народами» Империя в своё время очень кроваво поцапалась. Возможно, только после этого они и стали «малыми». Из чего дескать следует, что ничем мы не лучше европейцев, которые в своё время загеноцидили целые народности колонизируемых ими континентов.


Думаю, даже в рамках беглого изложения этой безусловно интересной концепции можно увидеть все её спорности и натяжки. Ведь даже если мы и принимаем идею о том, что собственное население в континентальной империи жило не особо лучше колонизированных островными империями народов — ну, тут ещё две дополнительные сложности. 


Во-первых, а точно ли титульные народы морских империй жили сугубо хорошо? Вот английские крестьяне, которым в некоторые периоды буйства английского лесного законодательства приходилось зашивать на себе одежду, потому что зимой топить дома особо нечем было — это не колонизаторское отношение к своему народу? А не очень похожие на туземцев ирландцы и все их кровавые взаимодействия с англичанами — это что такое? Это ли не очередной эффект британского колониализма? По-моему, вполне. И получается, по логике Пожарского и Ко Западные империи были вдвойне колониальными. А империи вроде нашей — всего лишь чуть-чуть. 


Во-вторых, если Пожарский так уж хочет сравнить действительно неприятные действия немецких князей по торговле теми же «гессенскими наемниками» из родного титульного населения с чем-то «колониальным» — он окончательно размывает и без того размытые границы концепта «колонии». Особенно когда он засовывает сюда и Советский Союз, чей — безусловно, трагичный и даже катастрофический, — опыт насильственного труда и социальных экспериментов над крестьянством в 1920-1930-ые годы (да и дальше) тоже сравнивается с «колониальным». 


По такой логике «колониализм» — это вообще любое социальное угнетение. И почти любые, скажем так, чрезмерно властные отношения. «Колониализм» у Пожарского (да и у других последователей слишком неаккуратного прочтения методологии Эткинда) превращается во что-то похожее на более жестокий и глобальный инвариант «эксплуатации» по Марксу. Увидеть которую при должном желании можно буквально везде.

  

Короче говоря, в любом случае мы видим, что эта фанатично преподносимая Пожарским дихотомия — «морские державы гнобили туземцев, да, а вот континентальные — своих!..» — ну вот точно не работает. Это не делает сами попытки просмотреть различные явления истории сквозь «колониальную» призму заведомо беспочвенными и глупыми. Но — такие как Пожарский в этом плане слишком неаккуратны. 


Да и понятное дело, что первичный импульс и цель написания такого текста у Пожарского — сотворение политической агитки. А когда относительно свежие философские и гуманитарные концепции наспех укладываются в агитки, но преподносятся под загадочным брендом «гонзо-интеллектуального» и якобы аполитичного, более-менее независимого контента — это уже по-настоящему подло.


Тут-то мы и понимаем, что Путин — несмотря на ряд нами же на всякий случай оговоренных неполадок его речи, — гораздо честнее и последовательнее коллективного Пожарского. 


Путин хотя бы честно выступал как политик, а Пожарский опять — едва уцепился за случайно заученные им знания из различной гуманитарщины, —  и, если с его текста скинуть блестящую шаль красивого потока сознания и более свежих чем у Путина исторических отсылок («гессенские наемники» звучит интереснее чем «опиумные войны») — выдал наглую агитку. И тем самым мало того, что соврал, так ещё и учинил лёгкое насилие над лелеемым им гуманитарным знанием. 


Нехорошо! Всё у нашей оппозиции — нехорошо. Даже у самых образованных её представителей. 


Артём Канаев

Добавить комментарий

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив