стрелка
Новости
28.10.2022 "Tshemodan, wokzal, Ukrayna": украинским беженцам дали месяц на выселение
28.10.2022 Депутат Госдумы Шеремет посоветовал президенту Украины подумать о бегстве
28.10.2022 Госдума приняла в I чтении проект о запрете пропаганды ЛГБТ
26.10.2022 Al Mayadeen: размещение в Румынии дивизии "Крикливые орлы" говорит о начале третьей мировой
26.10.2022 Реакция США подтверждает опасения по «грязной бомбе».
25.10.2022 "Передумали!": шесть стран Евросоюза в июле нарастили экспорт товаров в Россию
25.10.2022 Пророссийское подполье Николаева получило оружие от сторонников в ВСУ
25.10.2022 В Румынии начались массовые митинги против военной помощи Киеву
25.10.2022 В ФРГ на протесты против энергетической политики вышли более 7 тыс. человек
24.10.2022 Российский торговый флот переориентируется на восток
24.10.2022 КНДР открыла огонь в ответ на стрельбу Южной Кореи
24.10.2022 Товарооборот России и Китая вырос в годовом исчислении на 32,5 процента
24.10.2022 Немецкие ученые заявили, что доказали лабораторное происхождение коронавируса
21.10.2022 "Овощ победил": шутку высоко оценили жители Великобритании, Илон Маск и Дмитрий Медведев
21.10.2022 Отставка Трасс показала, что старая западная демократия не может решить новые проблемы
21.10.2022 Суд в Петербурге признал блокаду Ленинграда военным преступлением и геноцидом
21.10.2022 "Нытики и попрошайки": немцы рано обрадовались отставке Мельника с поста посла Украины
20.10.2022 Из курсантов в новые скифы: на берегах Волги прошел историко-патриотический лагерь
20.10.2022 В Астрахани был создан Международный проектный офис
20.10.2022 Стремоусов рассказал о планах освободить Николаевскую, Одесскую и Днепропетровскую области
Новости
28.10.2022 "Tshemodan, wokzal, Ukrayna": украинским беженцам дали месяц на выселение
28.10.2022 Депутат Госдумы Шеремет посоветовал президенту Украины подумать о бегстве
28.10.2022 Госдума приняла в I чтении проект о запрете пропаганды ЛГБТ
26.10.2022 Al Mayadeen: размещение в Румынии дивизии "Крикливые орлы" говорит о начале третьей мировой
26.10.2022 Реакция США подтверждает опасения по «грязной бомбе».
25.10.2022 "Передумали!": шесть стран Евросоюза в июле нарастили экспорт товаров в Россию
25.10.2022 Пророссийское подполье Николаева получило оружие от сторонников в ВСУ
25.10.2022 В Румынии начались массовые митинги против военной помощи Киеву
25.10.2022 В ФРГ на протесты против энергетической политики вышли более 7 тыс. человек
24.10.2022 Российский торговый флот переориентируется на восток
24.10.2022 КНДР открыла огонь в ответ на стрельбу Южной Кореи
24.10.2022 Товарооборот России и Китая вырос в годовом исчислении на 32,5 процента
24.10.2022 Немецкие ученые заявили, что доказали лабораторное происхождение коронавируса
21.10.2022 "Овощ победил": шутку высоко оценили жители Великобритании, Илон Маск и Дмитрий Медведев
21.10.2022 Отставка Трасс показала, что старая западная демократия не может решить новые проблемы
21.10.2022 Суд в Петербурге признал блокаду Ленинграда военным преступлением и геноцидом
21.10.2022 "Нытики и попрошайки": немцы рано обрадовались отставке Мельника с поста посла Украины
20.10.2022 Из курсантов в новые скифы: на берегах Волги прошел историко-патриотический лагерь
20.10.2022 В Астрахани был создан Международный проектный офис
20.10.2022 Стремоусов рассказал о планах освободить Николаевскую, Одесскую и Днепропетровскую области
cover image
07.10.2022
Дискуссии
Ольшанский и борьба цивилизаций

Есть у зумеров такой мем: «Низкий уровень культуры дискуссий в Восточной Европе!». Обычно произносится мем в виде фразы, даже без сопровождающих картинок, и как правило, с восклицанием. В ситуации, когда некий персонаж выдал невероятно глупый аргумент или слишком безапелляционный тезис, или привел чересчур глупую аналогию, или просто сходу перешёл на гнусные оскорбления. 


Особую популярность мем обрёл в комментариях и обзорах на дебаты с площадки Михаила Светова. В первую очередь потому, что некоторые феминистки, коммунисты и либертарианцы на этих дебатах в плане аргументации вели себя так, что тут ничего больше и не скажешь. Михаил (тогда ещё более-менее адекватный Михаил) едва ли не каждые дебаты произносил эту реплику: «Будем поднимать уровень культуры дискуссий в Восточной Европе!».


К чему мы это всё: недавно Дмитрий Ольшанский выдал такой текст, что без этого восклицания обойтись нельзя. Ольшанский действительно обнажил крайне низкий уровень культуры дискуссий в Восточной Европе. Причем как среди ряда патриотов, так и среди оппозиционеров. 


Лучший индикатор низости этого уровня — тот факт, насколько «хайповым» стал текстик Ольшанского. Ну и другой факт: не будет преувеличением сказать, что сей хайп обратно пропорционален осмысленности текста.


Если грубо обобщить, то главный посыл текста вот какой: зря Россия постоянно говорит о каких-то претензиях к расплывчатому Западу, к коллективному Западу, к заведомо непобедимому Западу,  ведь «Риторика борьбы с Западом задирает планку нынешнего противостояния на заведомо недостижимую высоту, поскольку «Запад» победить нельзя». 


Россия, дескать, поставила «вопрос так радикально, что ответ в любом случае будет неудовлетворительный» и «старательно загоняет себя в амплуа мирового зла», притом «не располагая ресурсами для такого противостояния». 


Ольшанский упрекает российскую риторику в «дугиническом пафосе борьбы цивилизаций». Эта риторика раздувает «реальную проблему до нерешаемого космического уровня». И риторика эта — исключительно «риторика», и задумана только чтобы звучала эта борьба «торжественно, театрально, с замахом». 


А надо как? А вот как надо: «… следовало бы давным-давно <…> утверждать следующее: у России имеются территориальные претензии к Украине <…>. Это русские земли, населённые русскими людьми, украинизации которых – и превращению этих территорий в военный плацдарм против России — мы намерены воспрепятствовать. Это локальная проблема двух враждебных политических наций <…> Все, точка. И тогда всему миру было бы ясно, что у нас произошло, и что нам на самом деле нужно». 


Скажу честно. Я сам не фанат громких риторик о «борьбе цивилизаций». Но последняя часть цитаты меня ментально уничтожила настолько, что, будь я депутатом Госдумы, то инициировал бы законопроект о штрафах за интеллектуальное изнасилование. Потому что это оно и есть. Да и давно пора за такое штрафовать. Но, благо, я не государственный думер. И просто разберу эту цитату на молекулы.


Начнём с того, что один только последний приведенный в пример фрагмент текста до жути противоречив. Ольшанский утверждает, что следовало бы озвучить в том числе наше нежелание «превращения этих территорий в военный плацдарм против России». 


Во-первых, Ольшанский точно не стёр себе память? Ольшанский точно трезв? Ольшанский точно слушал хотя бы какие-то фрагменты хотя бы Путинских выступлений? А Лаврова? А Шойгу? Что, никогда там подобное не звучало? А по-моему звучало, и не подобное, а именно это, и самыми прямыми словами. 


Во-вторых, если не надо держаться за «глобальную» риторику борьбы против Запада, тогда возникает вопрос: а в чей «военный плацдарм» должна бы уже в рамках такой вот риторики превратиться Украина? Сама в свой же? В китайский? В бразильский? Или всё-таки в западный? А в чём тогда понт разговоров о «локальном» конфликте? 


Какая же глупость. Прокричать бы на неё знаменитым криком Епифанцева, но в тексте так крикнуть не получится.


Далее, «И ТОГДА ВСЕМУ МИРУ БЫЛО БЫ ЯСНО, ЧТО У НАС ПРОИЗОШЛО, И ЧТО НАМ НА САМОМ ДЕЛЕ НУЖНО».


А ему не ясно? А с чего Ольшанский это решил? Ольшанского больно интересуют сюжеты звонков Макрона и Шольца? Их мнения? Более того, Запад — это теперь ещё и «весь мир»? По-моему, как раз большей части настоящего «всего мира» более-менее понятно, что тут происходит. Тем более, как мы уже поняли, часть диктуемой Ольшанским риторики о «военном плацдарме против России» до них это прекрасно доносит.


А «что нам на самом деле нужно» это вообще вопрос хода дальнейших событий. Да и если вспомнить торжественное рукопожатие лидеров России, Китая и Индии на ШОСе, и недавние новости про нефтяную экономическую диверсию ОПЕК против США, да и многие другие факты, — вполне возможно, что «весь мир» Россию в этом деле косвенно, тихо, аккуратно, но немножко да поддерживает. Потому что всему миру так или иначе борьба с Западом тоже немного нужна: всё-таки, не зря он — гегемон, и не зря его гегемония всем осточертела. 


Уже какую встречу Путин и Си Цзиньпин говорят о наступлении многополярного мира, и сколько ещё надо об этом говорить, чтобы Ольшанский перестал делать вид, будто это говорит одна только Россия и будто в этой риторике есть хоть какие-то проблемы? 


И сколько надо ему подумать над собственными словами, чтобы задуматься: вот даже смени Россия риторику по гайду Ольшанского, и что, НАТО перестало бы поставлять вооружение на Украину? Звонки Шольца и Макрона стали бы чуть-чуть адекватнее? Венгрия бы не просто хитрила против Евросоюза, но прямо сказала: «Вы чо, России просто нужна часть территорий Украины, так что давайте не будем гадить в её замысел!» — и часть членов ЕС бы покивала, да согласилась?


Умопомрачительная глупость. И это в одном фрагменте текста. 


И самое главное: вот Ольшанский утверждает, что риторика России «раздувает реальную проблему до нерешаемого космического уровня». А Дмитрий Викторович уверен, что не наоборот? 


Тут, понимаете ли, какое дело. Любая «глобальная» и «вежливая» риторика, без разговоров о «территориальных претензиях», примерно с середины XX века стала трендом геополитики. Редко услышишь у уважающего себя и претендующего на успех геополитического игрока, что он вот буквально «претендует на территорию», и поэтому начинает на этой территории воевать. Напротив, подобная риторика в странах так называемых «Первого» и «Второго» миров будет казаться именно что ужесточением, возвратом в средневековье и архаику. 


Чтобы Ольшанскому было понятнее: скорее всего, именно в силу такой риторики всему миру бы стало ещё менее понятно, что нам нужно. А Шольц с Макроном звонили бы Путину уже не по телефону, а по скайпу. С видеосвязью. И показывали бы по этой видеосвязи фиги и факи.

 

Ну, скорее всего. Во всяком случае, есть все основания предполагать подобное развитие событий. И задуматься: быть может, наоборот — глобальная риторика, риторика «борьбы цивилизаций» (тем более, учитывая рассмотренные нами особенности отношения к Западу того же Китая) — помогает в наискорейшем решении украинской проблемы? А может, Россия здесь в кой-то веки играет грамотно и вдолгую: решая проблему далеко не только украинскую? 


Особенно смешно в этом свете слышать от Ольшанского уповающие на рациональность (или наоборот, иррациональность — тут уж совсем непонятно) мировых игроков тезисы, мол, если бы у России была всё это время другая риторика, то «решения в духе Илона Маска сразу стали бы рациональным решением». И вдруг в пример подобных конфликтов приводятся… англо-ирландский, греко-турецкий и индо-пакистанский.


Я здесь говорить особо ничего не буду, я просто хочу посоветовать Ольшанскому почитать про эти конфликты поподробнее. Особенно про англо-ирландский. Как глубок сей конфликт, сколько в нём было обострённых фаз, когда была последняя его итерация, и насколько действительно правомерно говорить о его разрешении, особенно при помощи «решений в духе Илона Маска». А ещё можно, кстати, хотя бы бегло проглядеть новости последних месяцев — чтобы понять степень разрешённости «греко-турецкого» конфликта.


Бегло скажем ещё вот о чем. О «дугиническом пафосе борьбы цивилизаций». Упрёк российской риторики в этом контексте текста Ольшанского вовсе делает его настолько безграмотным, что восторженно цитирующая его публика способствует оглуплению человечества. Ибо сводить все идеи «борьбы цивилизаций» к Александру Дугину — моветон. 


Во-первых, потому что сам Дугин неоднократно говорил, что большинство его текстов на тему «геополитики» — это просто компиляция академических основ этой дисциплины. Во-вторых, потому что классики евразийства провозгласили идеи борьбы цивилизаций задолго до конца XX века (хотя и почти синхронно с немецкими классиками геополитики). Один только бунт против «романо-германского ига» — бунт не просто геополитический, но культурный, эстетический! — чего стоит. Да и классики эти стояли на достаточно прочной основе, ибо ряду ораторов поздней Российской Империи тоже был свойственен пафос «борьбы цивилизаций». В том числе, цивилизации нашей и Западной.


Почему же Ольшанский позволил себе такую глупость? Да потому что у ряда (подчеркнём: у ряда) условных наших «правых» в принципе популярна эта совершенно глупая мифология: будто «бороться с коллективным Западом» мы начали только… в Советском Союзе. (Я не видел точной цитаты, но грандиозное «ОТКРЫТИЕ» этого псевдо-факта часто отводят «правому» публицисту и историку Сергею Волкову.) 


Крохотная долька истины здесь, пожалуй, есть. В силу Холодной Войны и идеологемы мировой революции, действительно, риторика против излишне коллективно воображаемого Запада в СССР была закономерно усилена, а иногда и доводилась до абсурда. Но говорить, что она только при СССР и была — глупость ну слишком уж очевидная.


В общем, если читать текст Ольшанского сознательно, вопросов возникнет куда больше, чем ответов. Но почему же он вызывал столь серьёзный и столь однозначный отклик? 


Первая причина в том, почему философ и наш дорогой брат Андрей Коробов-Латынцев назвал этот текст «очень скучным текстом-косплеем на первое философическое письмо Петра Чаадаева. Причём плохо прочитанное». Я не согласен, правда, со второй частью характеристики — мол, это «хорошая иллюстрация интерпретации СВО справа» — поскольку тот же «правый» Егор Холмогоров в контексте СВО неоднократно проталкивал жесточайший пафос «борьбы цивилизаций». Так что всё-таки «текст-косплей» Ольшанского — это иллюстрация чего-то другого. 


Про Чаадаева ведь очень верно подмечено: такая вот «плохая прочитанность» писем Чаадаева свойственна непосредственно либеральному лагерю российской общественности. Этот лагерь постоянно норовит написать Чаадаева в свои, радостно выискивая у него реплики, специально обгрызенные и надкусанные так, чтобы они влезали в карикатурно-либеральный дискурс. С нелепыми отсылками к Чаадаеву частенько мелькают все вот эти вот знакомые лейтмотивы: куда Россия лезет, какое глобальное противостояние, какая державность, фу, нам бы свои локальные проблемы решить, нас в кругу наций со светлыми лицами не принимают, потому что у нас лицо грязное, и вообще, не лицо, а рожа, — ну и так далее. Типичная такая, по большому счёту, лево-либеральная риторика. 


Но ведь потому-то текст Ольшанского так разошёлся по телеге: на шестое октября уже свыше 145 тысячи просмотров, и новые тысячи подписчиков в его телеграм-канал. В прошлый раз такой хайп у Ольшанского был, когда его репостнул… Ходорковский. Правда, в критическом контексте: поливая Ольшанского грязью. Но пути хайпа неисповедимы, и именно тогда телеграм-подписота Ольшанского увеличилась чуть ли не в пару раз. 


Вот и сейчас, огромной части телеграм-публики просто вовремя подсунули типичный лево-либеральный лейтмотив в правой обёртке (или наоборот), и поэтому текст так хайпанул.


И тут-то вторая причина хайпа: вопиющая бессознательная глупость текста всё равно не помешала ему стать эдаким элементом скорбного воя по неприятным событиям на фронтах. Если быть честным, то текст Ольшанского — это просто талантливо организованное с художественной точки зрения нытьё с рандомными попытками упоминать какие-то исторические факты и политологические концепты. Актуальность у текста исключительно формальная и символическая. Текст чисто по настроению вклинился в общий контекст телеграм-атмосферы — как в патриотическое негодование, так и в либеральный ор. Почему даже в целом несогласный с Ольшанским патриот репостнет этот текст с одобрительным комментарием уже просто потому, что его текстик ритмически задел нужную струну негодующей и даже паникующей патриотической души. А либерал — ну, с ним всё понятно: «Ура, даже патриот признал, что Россия загоняет себя в амплуа мирового зла!!!». 


Таким образом, текст Ольшанского становится замечательной иллюстрацией сразу трёх тенденций.


Первая — очень часто мы склонны вестись на чисто художественно стройные, ритмически бодрые тексты, на какую-то скользнувшую в них эмоцию, ну или просто на саму звучность и ораторскую убедительность текста, но претендовать на то, что мы повелись не на вот это вот всё, а на некую семантику. На смыслы! Хотя зачастую всё совершенно иначе. Чуть поскребёшь эти «смыслы», а там такая пустота, что уровень культуры дискуссий в Восточной Европе в ней вовсе растворяется.


Вторая — ах, пожалуй, приведу аналогию. Учитывая специфику современной пропаганды в странах так называемых Первого и Второго мира и особенности современного хитрого геополитического языка, и ещё ряд тонкостей, никто не дал столько козырей пропаганде вражеской, как Игорь Иванович Стрелков. Который не раз на поводу у своей травмы и гордости публично говорил во всеуслышанье, что это он — он, лично! — начал войну на Украине. 


Громкая фраза — независимо от того, что там под ней имел в виду Стрелков, — превратилась в идеальную агитку для западника и заукраинца, который с этой фразой прыгает как на Майдане и верещит: «Вот, вот! Признание, как на Нюрнберге! ФСБшник по приказу Путина и Малофеева вторгся в невинную свободную страну с целью отнять у неё территории!!!». Увы, ряд высказанных Ольшанским тезисов работают примерно так же, а то и хуже. 


Ну и тенденция третья. Всё-таки, ряд отечественных «правых», ну просто дикие слововеры. Они действительно думают, что если бы говорили не Икс, а Игрек, то всё было бы совершенно по-другому. Что если бы даже риторика российская была чуточку другой, мы бы не получили столько странных и трагичных передряг первых дней СВО и всех её роковых осенних печалей. Это частый лейтмотив у таких «правых» как Ольшанский, ведь они до сих пор считают, что вот если мы перестанем использовать само слово «многонациональность», то завтра, ну, если не Украина исчезнет, то как минимум по глади Чёрного моря на войну явятся призванные исполнить клятву разбуженные Арагорном призраки из «Властелина Колец», мертвецы Дунхарроу.


Глядя на это — на подобное Ольшанскому невнимательное, но пристальное внимание к современной российской риторике, — всегда буду вспоминать позднего Егора Просвирнина. Который однажды что-то такое понял, и эфир за эфиром, текст за текстом повторял одни и те же, тоже очень и очень спорные, но хорошо отрезвляющие после текста Ольшанского прагматичные слова: неважно, какая риторика, важно, в чьих интересах она работает. Так покойный Просвирнин даже пришёл к оправданию своеобразной «многонационалочки», одно время мелькавшей в колониальной риторике поздней Португальской Империи, и местами почти респектовал брежневскому Советскому Союзу. 


Уверен: даже Егор Просвирнин, глядя на текст Ольшанского и хайп по его поводу, наверняка бы воскликнул сегодня своё любимое: «Стыдно, господа!». 


Ведь действительно: стыдно, господа.


Артём Канаев

Добавить комментарий

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив