стрелка
Новости
28.10.2022 "Tshemodan, wokzal, Ukrayna": украинским беженцам дали месяц на выселение
28.10.2022 Депутат Госдумы Шеремет посоветовал президенту Украины подумать о бегстве
28.10.2022 Госдума приняла в I чтении проект о запрете пропаганды ЛГБТ
26.10.2022 Al Mayadeen: размещение в Румынии дивизии "Крикливые орлы" говорит о начале третьей мировой
26.10.2022 Реакция США подтверждает опасения по «грязной бомбе».
25.10.2022 "Передумали!": шесть стран Евросоюза в июле нарастили экспорт товаров в Россию
25.10.2022 Пророссийское подполье Николаева получило оружие от сторонников в ВСУ
25.10.2022 В Румынии начались массовые митинги против военной помощи Киеву
25.10.2022 В ФРГ на протесты против энергетической политики вышли более 7 тыс. человек
24.10.2022 Российский торговый флот переориентируется на восток
24.10.2022 КНДР открыла огонь в ответ на стрельбу Южной Кореи
24.10.2022 Товарооборот России и Китая вырос в годовом исчислении на 32,5 процента
24.10.2022 Немецкие ученые заявили, что доказали лабораторное происхождение коронавируса
21.10.2022 "Овощ победил": шутку высоко оценили жители Великобритании, Илон Маск и Дмитрий Медведев
21.10.2022 Отставка Трасс показала, что старая западная демократия не может решить новые проблемы
21.10.2022 Суд в Петербурге признал блокаду Ленинграда военным преступлением и геноцидом
21.10.2022 "Нытики и попрошайки": немцы рано обрадовались отставке Мельника с поста посла Украины
20.10.2022 Из курсантов в новые скифы: на берегах Волги прошел историко-патриотический лагерь
20.10.2022 В Астрахани был создан Международный проектный офис
20.10.2022 Стремоусов рассказал о планах освободить Николаевскую, Одесскую и Днепропетровскую области
Новости
28.10.2022 "Tshemodan, wokzal, Ukrayna": украинским беженцам дали месяц на выселение
28.10.2022 Депутат Госдумы Шеремет посоветовал президенту Украины подумать о бегстве
28.10.2022 Госдума приняла в I чтении проект о запрете пропаганды ЛГБТ
26.10.2022 Al Mayadeen: размещение в Румынии дивизии "Крикливые орлы" говорит о начале третьей мировой
26.10.2022 Реакция США подтверждает опасения по «грязной бомбе».
25.10.2022 "Передумали!": шесть стран Евросоюза в июле нарастили экспорт товаров в Россию
25.10.2022 Пророссийское подполье Николаева получило оружие от сторонников в ВСУ
25.10.2022 В Румынии начались массовые митинги против военной помощи Киеву
25.10.2022 В ФРГ на протесты против энергетической политики вышли более 7 тыс. человек
24.10.2022 Российский торговый флот переориентируется на восток
24.10.2022 КНДР открыла огонь в ответ на стрельбу Южной Кореи
24.10.2022 Товарооборот России и Китая вырос в годовом исчислении на 32,5 процента
24.10.2022 Немецкие ученые заявили, что доказали лабораторное происхождение коронавируса
21.10.2022 "Овощ победил": шутку высоко оценили жители Великобритании, Илон Маск и Дмитрий Медведев
21.10.2022 Отставка Трасс показала, что старая западная демократия не может решить новые проблемы
21.10.2022 Суд в Петербурге признал блокаду Ленинграда военным преступлением и геноцидом
21.10.2022 "Нытики и попрошайки": немцы рано обрадовались отставке Мельника с поста посла Украины
20.10.2022 Из курсантов в новые скифы: на берегах Волги прошел историко-патриотический лагерь
20.10.2022 В Астрахани был создан Международный проектный офис
20.10.2022 Стремоусов рассказал о планах освободить Николаевскую, Одесскую и Днепропетровскую области
cover image
30.09.2022
Дискуссии
К слову об орках и урбаноценозе России-Евразии

Специальная военная операция на Украине вскрыла одну из больших проблем российского общества – вопрос идентичности. В мирное время человек может жить в эхо-камере, где вся входящая информация фильтруется настолько, что не противоречит его мировоззрению. В такой ситуации он может десятилетиями обходиться вообще без всякой идентичности и социальной позиции. Но когда происходят такие масштабные события, без идентичности никак не получается.


В качестве базовой модели коллективное бессознательное выбрало почему-то образ орка из легендариума Толкиена. О россиянах как орках пишут Герман Садулаев и Андрей Коробов-Латынцев, поют Михаил Елизаров и Саграда, появляются фанфики на эту тему. И вообще вокруг этой темы сложился какой-то наредкость гадкий консенсус, по поводу которого никто толком даже и не возражает.


А кто-то должен…


Я тот самый саградовский эльф за столиком кофеен. Ну или не совсем тот же самый. Интеллектуал в третьем поколении: дед работал в Академии наук, возглавлял Зоологический институт Ленинграда, экспедиции устраивал выкапывать мамонтов в Якутии и на Таймыре, мать – преподаватель Иркутского медицинского института, другой дед – гроссмейстер по шахматам.


Детство провел в Иркутске, в том доме в центре города, где жили белогвардейцы, еврейская интеллигенция и потомки ссыльно-каторжных еще со времен восстания декабристов. За нами с братом приглядывала соседка Валентина Львовна Горнова. Дворянка.


Потом в 1991 году переехали в Тольятти. Там народ был настолько попроще, что можно счесть за другой биологический вид. Когда я что-то говорил, местные половину слов не понимали и думали, что я так над ними изощренно издеваюсь, «изысканно хамлю» (если по Саграде). И за это били. Поэтому четыре года подряд единственным моим другом был половчарка-полуволк Байкал, а единственным развлечением с братом – найти пьяного, который валяется в случайном месте, подойти к нему, а потом найти из этой точки наблюдения следующего. И так двигаться по станциям пока пьяные не кончатся. Игра надоедала раньше, чем кончались алкаши.


В Петербург мы переехали в 1996 году. Не сразу, но въехали в дом, построенный по линии Академии наук. Квартиры там получали академики, но они быстро разъехались, а северная «гражданка» - зеленый и благополучный район Санкт-Петербурга – начал быстро превращаться в какое-то полугетто. И теперь всех эльфов из района вытеснили орки. Со своими ценностями и стилем жизни, защищенным Конституцией и понятиями.


Вечер у нас заканчивается отборной руганью под окнами. Когда она становится нестерпимой, я набираю пакет с водой и кидаю его на головы «отдыхающих». Также поступаю и с теми, кто считает, что его призвание делиться с окружающими своими высокоэстетическими предпочтениями и изысканным вкусом – и ставит на полную громкость из своей машины «Владимирский централ».


Утро начинается с того, что я выгуливаю свою волчицу. Но из подъезда выхожу не сразу, жду пять секунд. Потому что за дверью обязательно поджидает какой-нибудь наркозакладчик, который будет ломиться внутрь и рассказывать мне типовую сказку: «Иду к другу, он на звонок домофона не отвечает, телефон не берет». Разумеется, имя друга и квартиру сходу назвать не может, фантазии не хватает. Зачем он пришел и так понятно: в подъезде выломаны все плинтуса. Он не поймет, когда я просто запрещу ему проходить, и не поймет, когда я сделаю это настойчиво. Поэтому все всегда заканчивается таким же типовым насилием. Я бью его или рукояткой травматического пистолета по голове, либо связкой ключей в глаз. Доходит. Убегает, матерясь.


Во дворе обязательно спорят пьяные орки на тему где чья телка. Саграда прав, в общем-то, что главный ужас в том, что они размножаются. Плодят таких же ублюдков, которых за эти десять лет стало вдвое больше. На той неделе их стадо кидало обломки кирпичей в старичка, который проходил мимо. Раньше они по одному бегали на полусогнутых, а теперь начали кучковаться по пять-семь морд.


Что орки во дворе делают? Пьют водку. Полицию звать бесполезно, они никогда не приезжают. Если их немного, прошу уйти. Обычно не уходят. Когда много – лучше вообще не подходить. Некоторые из них обоссывают трансформатор, другие – кусты, третьи – стену нашего дома, а кто-то – горки и карусельки на детской площадке. Когда есть баллончик с перцем под рукой – наливаю им в глаза. Иногда и в штаны, если застегнуться не успеют. Бегают кругами как пчелки с отрубленными усиками, орут, матерятся.


Пару лет назад отучил весь двор парковаться на траве. Сперва расклеил на лобовых стеклах предупреждение, что в следующий раз они выиграют бесплатную покраску кузова автомобиля. Не подействовало, разумеется. Ночью покрасил им машины в смелые цвета. Утром стоял мат-перемат, но на следующий день все повторилось – опять свои машины поставили на газоны. Покрасил им и на следующую ночь, и через одну еще. С тех пор орки уважительно относятся к городскому благоустройству и машины оставляют на асфальте.


Другая победа – местный «Магнит» перестал выбрасывать во двор ящики гнилых овощей. Я сперва приносил им эту гниль и вываливал на пол возле касс. Но в какой-то момент на меня напал администратор с ножницами. Писал заявление о покушении на убийство и нанесение телесных повреждений, но участковый подделал мое заявление. Под моими подробными показаниями приписал «Претензий не имею». Местный отдел полиции (сперва 63, а потом 15) из двух десятков моих заявлений за эти двадцать лет не отработал ни одного. Поэтому самосуд – единственный modus operandi.


Я сперва заделывал «Магниту» черный ход монтажной пеной так, что они сутками не могли открыть. Потом приковывал цепью тележки ко входу так, что они не могли вовремя открыть магазин и впустить посетителей. Все это не действовало. Ну и под конец, скажем так, сваленный ими во дворе картон кто-то поджег. После того, как «Магнит» выплатил три миллиона штрафами, взятками и компенсациями, он стал куда чистоплотнее. Но его богатый опыт по свинарниковому дизайну не был предан забвению. Теперь так поступает соседний «Дикси».


На детской площадке, ради которой муниципалитет расстарался, сперва было много детей. Потом они начали пропадать, а появляться те самые орки. Большинство из них выродки: матерятся при детях, своими разъетыми задницами ломают детские карусельки и обильно пьют. Кругом всегда битое стекло, поломанные деревца и запах мочи.


Вообще, что касается мата, это язык черни. Если хотите «русского исправления имен», то давайте так это и будем называть. Это не какой-то стилистический прием или там правда жизни. Если писатель или поэт не может донести свою мысль без мата, то он профессионально непригоден. И если у него есть хотя бы немного чести, то пусть исправит это метром холщовой веревки и кусочком душистого мыльца. Когда такой вот дегенерат Саграда поет свои песни, это не повод восхищаться его творчеством. Но кто ж возразит? Какая культура, такая и культурная мобилизация, чо?


У меня трое детей. Старшую дочь мы отдали в очень дорогую для нас частную школу в центре города. Я хотел показать ей как живут нормальные люди, а не орки. Племянник пошел в обычную – по месту прописки. В первый день его избили. Там же, кстати, и материться научили, потому что дети орков – алкашей и шлюх - говорят на черном наречии уже с детства. Это их родной язык. Некоторые билингвалы, могут и на человеческом говорить. Особенно после леща. Но есть и такие, что матом не просто ругаются, а разговаривают. И выразить свою мысль на другом языке не способны. Им надо учить человеческие языки как иностранные.


По-хорошему, конечно, из города надо уезжать. Некоторые таких полумер не принимают и уезжают даже и из страны. Благополучных, людских и эльфийских районов становится все меньше. Все пространство занимают мордорские идеалы Саграды-Елизарова. Поэтому, когда они говорят о каком-то «тоскливом глазе», устремлённом на «заокраинный запад» - мне это непонятно. А понятно другое: насколько сильно люди не хотят, чтобы вот этот загон для полускота, в который превращаются наши дворы, оказывал свое воздействие на наших детей. И я не хочу, чтобы эти парни «с желтыми зубами» после очередного возлияния орчьей воды моих дочерей как-нибудь по случаю изнасиловали.


И у меня хороший такой вопрос ко всем, кто эту орчью тему считает какой-то российской самобытностью, культурным кодом и прочей духовной скрепой. Вот это мы считаем основой идентичности России-Евразии?


Может все наши проблемы не в том, к каким видам орков кого стоит относить – оркам Толкиена, Аллодов, Арканума, Вархаммера там или Варкрафта? Может вообще не так важно разбираться в сортах говна? Есть проблема куда большая по масштабу. У нас нет образцов социальной добродетели и благополучия. Орки наполнили все социальные слои, а нужны те, на кого они будут ровняться и расти.


Не надо делать вид, что орки – это какая-то соль земли, обособленная группа, обладающая своим собственным онтологическим статусом и коллективными правами. Как у Толкиена, так и по жизни - это лишь пародия на жизнь, достойную того, чтобы быть прожитой (по Дж. Агамбену). И это точно не то, что стоит романтизировать.


Виталий Трофимов-Трофимов

Также по теме
  1. user

    В орках много и жизни. Мой отец - натуральный орк, это его путь, он его прошел, и от него в наследство я получила способность выживать, разговаривать по-орочьи и не бояться. В этом есть сила животная, живородящая, утробная, та, что течет из глубины веков. Мое отношение к этому почтительное - у каждого свой путь превращения из гомункула в высокодуховное существо. Пока так. 

    1. user
      Трофимов 30.09.2022

      Мой отец очень простой и добрый человек. Воевал во Вторую чеченскую, служил в полиции. Но никогда не бухал, не матерился, не справлял нужду на улице. Можно быть пролетарием, можно быть недалеким, можно быть неумным, невежественным даже, но при этом не быть орком.

Добавить комментарий

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив