стрелка
Новости
26.09.2022 "Посыпались": на выборах в парламент Италии побеждает умеренная правоцентристской коалиции
26.09.2022 Российские ученые создают технологии управления погодой
23.09.2022 Экс-советник президента США Рейгана Бэндоу призвал не пускать Украину в НАТО
23.09.2022 Минобороны назвало приоритетные для мобилизации военные специальности
23.09.2022 В Госдуме предложили провести в РФ «культурную мобилизацию»
22.09.2022 Рахмон высоко оценил саммит ШОС в Самарканде
22.09.2022 Норов поздравил ОАЭ с получением статуса партнера по диалогу ШОС
22.09.2022 Провал дилетантов: Минфин США ищет специалиста по санкциям
22.09.2022 Частичная мобилизация в России происходит из-за активного участия НАТО
22.09.2022 Никто не может лишить Россию ее роли в ООН, - МИД Китая
21.09.2022 Банки Казахстана, Вьетнама и Армении приостановили прием карт «Мир» следом за Турцией
21.09.2022 Болгария меняет политический курс в сторону пророссийского из-за бытовых проблем и нехватки газа
21.09.2022 Ученые России и Ирана разработали новый способ очистки вод от химикатов
21.09.2022 В российскую армию мобилизуют 300 тысяч резервистов
21.09.2022 Объявлены потери России и Украины в ходе спецоперации
19.09.2022 Главы государств ШОС завершили заседание саммита в расширенном составе
19.09.2022 Минздрав Киргизии заявил о росте числа погибших в ходе конфликта
19.09.2022 Азербайджан вторгся на территорию Армении на 7,5 км
19.09.2022 Президент Ирана заявил о сближении стран благодаря санкциям
16.09.2022 Вместо того, чтобы делиться зерном, Запад предлагает африканцам есть личинок и жуков
Новости
26.09.2022 "Посыпались": на выборах в парламент Италии побеждает умеренная правоцентристской коалиции
26.09.2022 Российские ученые создают технологии управления погодой
23.09.2022 Экс-советник президента США Рейгана Бэндоу призвал не пускать Украину в НАТО
23.09.2022 Минобороны назвало приоритетные для мобилизации военные специальности
23.09.2022 В Госдуме предложили провести в РФ «культурную мобилизацию»
22.09.2022 Рахмон высоко оценил саммит ШОС в Самарканде
22.09.2022 Норов поздравил ОАЭ с получением статуса партнера по диалогу ШОС
22.09.2022 Провал дилетантов: Минфин США ищет специалиста по санкциям
22.09.2022 Частичная мобилизация в России происходит из-за активного участия НАТО
22.09.2022 Никто не может лишить Россию ее роли в ООН, - МИД Китая
21.09.2022 Банки Казахстана, Вьетнама и Армении приостановили прием карт «Мир» следом за Турцией
21.09.2022 Болгария меняет политический курс в сторону пророссийского из-за бытовых проблем и нехватки газа
21.09.2022 Ученые России и Ирана разработали новый способ очистки вод от химикатов
21.09.2022 В российскую армию мобилизуют 300 тысяч резервистов
21.09.2022 Объявлены потери России и Украины в ходе спецоперации
19.09.2022 Главы государств ШОС завершили заседание саммита в расширенном составе
19.09.2022 Минздрав Киргизии заявил о росте числа погибших в ходе конфликта
19.09.2022 Азербайджан вторгся на территорию Армении на 7,5 км
19.09.2022 Президент Ирана заявил о сближении стран благодаря санкциям
16.09.2022 Вместо того, чтобы делиться зерном, Запад предлагает африканцам есть личинок и жуков
cover image
15.09.2022
Дискуссии
Заметки неэксперта. Спасти генерала Лапина

Стандартным боевым нарративом в информационной войне является развитие тезиса о бездарности командования противника. В штабе измена, командиры трусы, генералы тупицы, сражаться нет ни возможности, ни смысла. «Русский Ванька, бросай винтовку! Твой командир сбежал, комиссар спит с твоей женой, генералы дураки и проигрывают все сражения! Подними руки и выходи из окопа! Рейхом управляют искусные менеджеры, вермахт ведут от победы к победе гениальные натовские военспецы, надежды у русских нет никакой, но мы дадим тебе жизнь, еду и работу на полях и заводах рейха за достойную оплату в рейхсмарках!» Нехитрый нарратив, но работает. Внушает неверие в победу, в собственные силы, выучивает беспомощности и отказу от борьбы. Хотя как – работает? Упёртый воин, выслушав отчасти основанные на фактах предположения, что генералы опять всё просрали, плюнет, проматерится и станет углублять свой окоп. Но для того, кто внутренне уже решил сдаться, принять поражение и покориться силе врага, нарратив о бездарных командирах становится основой самооправдания, психологической компенсацией травмы от осознания собственной (собственной!) вины за предательство и трусость.


После сокрушительного поражения наших войск под Харьковом и оставления огромной территории с доверившимся нам пророссийским населением все мы испытываем обиду, горечь, желчную тоску и ресентимент. И хочется обвинить во всём штабы, командование, генералитет. Конечно, этот темник сразу запустили тролли украинского ЦИПСО. Но и совершенно искренние патриотичные блогеры, сами того не понимая, разгоняют нарратив о «бездарных генералах». Хочется предостеречь и себя (в первую очередь себя), и товарищей по информационной траншее от впадания в ересь огульной критики командования. Не только потому, что это на руку врагу, а в наших рядах сеет хаос и панику. Но и потому, что это неправда.


Во-первых, давайте называть имена. Кто именно бездарь, штабная крыса, трус и предатель? Имя, сестра, имя! Генерал-полковник Александр Лапин, танкистом прошедший две Чеченские войны, воевавший в Сирии и «пристроивший» своего родного сына командовать танковым полком Таманской дивизии здесь же, в действующих войсках? Ведь по некоторым данным (официально народу никто имена командующих не объявил), он командует группировкой «Центр». Или генерал армии Сергей Суровкин, который командовал дивизией в Чечне, а потом в Сирии закошмарил боевиков? На Украине он командует группировкой «Юг». Группировкой «Север» руководит генерал-полковник Александр Журавлёв, тоже «родом» из Сирии. А группировкой «Восток» командует генерал-полковник Александр Чайко, тоже воевал в Сирии, да так отличился, что мировое сообщество ещё за сирийские дела наложило на него персональные санкции. Все остальные генералы тоже, кстати, под санкциями. Где же тут «паркетники», тыловые интриганы и штабные крысы? Может, не докладывая народу, командующих уже и сменили. Но вряд ли на штабистов без боевого опыта, без Чечни и Сирии в послужном списке.


Без сомнения, в поражении кто-то виноват персонально. Кто-то плохо организовал разведку, снабжение, связь, логистику. Обязательно надо определить кто – и наказать (если он ещё жив, а почему в этом есть сомнения, почитаете ниже). Но просто заявлять о полной некомпетентности командования нельзя. Надо разобраться конкретно, по лицам, должностям и обязанностям.


Во-вторых, они не трусы. Каждый месяц у нас гибнут десятки офицеров, в том числе высших штабных офицеров и генералов. Это, с одной стороны, прискорбное доказательство эффективности агентурной работы и высокоточного оружия врага. Но, с другой стороны, это показывает, что наши командиры не боятся смерти и руководят сражением, находясь в боевых порядках действующей армии. Они не прячутся в бункерах за сотни и тысячи километров от фронта. Тот же Александр Лапин считает примером самоотверженности Бородинское сражение, в котором погибли 40 русских и 49 французских генералов. Посылая на смерть солдат, нельзя не рисковать и своей жизнью тоже. Русские офицеры и генералы воюют как надо.


А вот про командиров ВФУ мы часто слышим, что они расслабляются в далёких от фронта городах, пока их части погибают на передовой. От самих же украинцев и слышим. Тот же «командир» и «основатель» полка «Азов»*, пока «Азов»* уничтожали в Мариуполе, записывал мотивирующие ролики где-то в Киеве.


В-третьих, относительно компетентности. Что именно случилось на развалившемся Харьковском фронте? Теперь мы знаем (к сожалению, не от Минобороны), что были два точных удара, дважды уничтожившие наш штаб корпуса, ещё 30 августа и 4 сентября. После чего управление фронтом было потеряно. Скорее всего, многие офицеры штаба погибли. Системы связи были выведены из строя. ВФУ десятками мобильных ДРГ стали проникать внутрь нашей территории, обходя блокпосты, окружая гарнизоны, перерезая коммуникации. Управления, повторяю, не было. Какие действия командования мы видим? Были предприняты попытки восстановить управление. Стали выводить войска, спасая гарнизоны из окружения. Иногда бросая склады и технику, спасали личный состав. Не было приписываемого русским военным начальникам наплевательского отношения к солдатам: «Ничего, бабы ещё нарожают!». Не нарожают. Спасали каждого. Разменяли территории на жизни солдат. Резервами, ударами ВКС и артиллерии прикрывали отход. Худо-бедно, но выстроили новую оборону и затормозили продвижение врага.


Что нас ждало иначе? Котёл или котлы. Наше командование понимало: сил на деблокирующий удар у нас нет (почему нет – прочитаете ниже).Никто не скажет правды, но я думаю, что мы потеряли несколько сотен убитыми и ранеными и несколько десятков пленными. Если бы пленных было больше, то их водили бы колоннами туда-сюда и каждый проход снимали бы на видео для «Ютуба». В случае закрытия котлов ВФУ взяли бы тысячи пленных, а остальных убили бы. Во всех действиях нашего командования я вижу высокий профессионализм и потрясающую компетентность (с поправкой на то, что решения принимались в той ситуации, которая уже сложилась вот такая, а почему она вот такая сложилась – это другой вопрос).


Почему же мы с такими храбрыми и умными генералами проиграли сражение? Потому что, в-четвёртых, командование войсками действует в условиях катастрофической нехватки ресурсов: людей, вооружений, оборудования, амуниции и вообще всего. Я уже писал об этом в заметке «Тришкин кафтан Министерства обороны». Считалось, что у нас на фронте около 150 тысяч штыков, а у Киева около 500 тысяч. Или 600 тысяч. А считая с резервами на западе Украины – порядка миллиона штыков. Недавно Захар Прилепин поделился своими ощущениями о том, что 150 тысяч – это вряд ли. Заедешь на передовую, а там гарнизон города состоит из 200 человек. А где тогда 150 тысяч? Прилепин сказал, что в ДНР они громко говорили, что у них под ружьём 26 тысяч, но тихо про себя знали, что всего тысяч 6.


В общем, мы шесть месяцев наступали и владели стратегической инициативой, имея войск в четыре раза меньше, чем неприятель. Как это объяснить, кроме как гением наших штабов и техническим превосходством нашего оружия, – я не знаю. Но всё рано или поздно заканчивается. Техническое превосходство было нивелировано масштабными поставками Украине западного оружия (вместе с натовскими солдатами и офицерами в комплекте). Гений штабов помогал нам тянуть время, пока, как предполагалось, мы соберём настоящую армию и начнём воевать по-взрослому. Но не собрали и не начали. И в чём тут вина командиров?


Натовские разведчики постоянно ошарашенно докладывали: у них там никого нет! Можно наступать! Пустая земля! ВФУ побаивались, пока НАТО не ввело пару своих собственных дивизий под легендой «ЧВК». По данным врага, на Харьковском фронте (Северном) у нас было всего 15 тысяч штыков (три фронта: условно Центральный, Северный, Южный – на одном фронте 15 тысяч, хм, где же тогда 150 тысяч?). И то, какие это были штыки? Чуть не половина – «железные каски», то есть мобилизованные в ЛДНР работники театров и филармоний, которым, за неимением нормальных современных шлемов из лёгкого и прочного материала (кевлар, например), на головы водрузили стальные каски времён Великой Отечественной. Из музеев, наверное, взяли. Оттуда же и вооружили – пулемётами системы «Максим» и, говорят (не хочу верить, вот не хочу и всё! пусть это будет ципсошная пропаганда, а не правда!!), винтовками… Мосина.


Или вот ещё, про потерю управления. Военкоры и волонтёры неоднократно докладывали, что и в кадровых частях, и в добровольческих, и у «железноголовых» не хватает, например, раций. Им закупали китайские станции на собранные народом деньги. Но всё равно не хватало. И я думаю: нет ли какой-то логической зависимости между быстрой потерей управления войсками после гибели штаба корпуса и дефицитом средств связи? А ещё оружия нет. Один комбат говорит (туман войны, врёт, наверное), что у него 3 миномёта. А положено 9. И ещё много-много-много чего положено. Положено, да не покладено. То есть нету.

Что делает командир и даже генерал? Обращается куда-то там на склад Минобороны. А ему отвечают: нет. И всё. На этом всё. Потому что у нас до сих пор нет органа, объединяющего военную и гражданскую власть, такого как ГКО при Сталине. Чтобы генерал мог доложить в ГКО: нужны грузовики. Минобороны говорит: нет грузовиков. Сталин говорит: взять грузовики у Минавтопрома и дать генералу. И все говорят: есть! Генералы у нас хорошие. Нормальные. Не хуже, чем у других генералы. Просто у них нет резервов, нет власти, нет средств, нет ГКО и очень не хватает Сталина.


А Сталин – он генералов не только пытал, стрелял и вешал (на самом деле нет), но и ценил. Вот, например, что написал Сталин товарищу Мехлису 9 мая 1942 года: «Вы требуете, чтобы мы заменили Козлова (командующий Крымским фронтом – Г.С.) кем-либо вроде Гинденбурга. Но Вы не можете не знать, что у нас нет в резерве Гинденбургов». Такой тонкий сарказм. А ещё когда мы оставляли немцам Севастополь, то на подводной лодке эвакуировали командный состав. Это было тяжёлое и странное решение. Ведь в том числе и командиры были ответственны за катастрофу. Но за одного битого двух небитых дают. Спасённые командиры потом воевали. И наверняка внесли свой вклад в Победу. А ликвидировать командный состав легко: перестрелять, бросить или уволить. Только кто будет воевать? И кто будет командовать?


Повторяю, у нас хорошие генералы. А ещё лучше офицеры среднего звена. Командиры полков и батальонов. Многие с донбасским опытом. Это они, что ли, трусы, предатели и дураки? Нет. Они будущие генералы. Генералы нашей будущей победы. Поэтому выводы делать надо. И кадровые решения принимать. Но так же важно сохранять веру в нашу армию, в наше командование и в нашу победу. А кто у нас втайне (или не очень втайне) добивается нашего поражения, об этом я в следующей заметке расскажу.


*террористическая и экстремистская организация, запрещенная в РФ


Герман Садулаев

Добавить комментарий

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив