стрелка
Новости
26.09.2022 "Посыпались": на выборах в парламент Италии побеждает умеренная правоцентристской коалиции
26.09.2022 Российские ученые создают технологии управления погодой
23.09.2022 Экс-советник президента США Рейгана Бэндоу призвал не пускать Украину в НАТО
23.09.2022 Минобороны назвало приоритетные для мобилизации военные специальности
23.09.2022 В Госдуме предложили провести в РФ «культурную мобилизацию»
22.09.2022 Рахмон высоко оценил саммит ШОС в Самарканде
22.09.2022 Норов поздравил ОАЭ с получением статуса партнера по диалогу ШОС
22.09.2022 Провал дилетантов: Минфин США ищет специалиста по санкциям
22.09.2022 Частичная мобилизация в России происходит из-за активного участия НАТО
22.09.2022 Никто не может лишить Россию ее роли в ООН, - МИД Китая
21.09.2022 Банки Казахстана, Вьетнама и Армении приостановили прием карт «Мир» следом за Турцией
21.09.2022 Болгария меняет политический курс в сторону пророссийского из-за бытовых проблем и нехватки газа
21.09.2022 Ученые России и Ирана разработали новый способ очистки вод от химикатов
21.09.2022 В российскую армию мобилизуют 300 тысяч резервистов
21.09.2022 Объявлены потери России и Украины в ходе спецоперации
19.09.2022 Главы государств ШОС завершили заседание саммита в расширенном составе
19.09.2022 Минздрав Киргизии заявил о росте числа погибших в ходе конфликта
19.09.2022 Азербайджан вторгся на территорию Армении на 7,5 км
19.09.2022 Президент Ирана заявил о сближении стран благодаря санкциям
16.09.2022 Вместо того, чтобы делиться зерном, Запад предлагает африканцам есть личинок и жуков
Новости
26.09.2022 "Посыпались": на выборах в парламент Италии побеждает умеренная правоцентристской коалиции
26.09.2022 Российские ученые создают технологии управления погодой
23.09.2022 Экс-советник президента США Рейгана Бэндоу призвал не пускать Украину в НАТО
23.09.2022 Минобороны назвало приоритетные для мобилизации военные специальности
23.09.2022 В Госдуме предложили провести в РФ «культурную мобилизацию»
22.09.2022 Рахмон высоко оценил саммит ШОС в Самарканде
22.09.2022 Норов поздравил ОАЭ с получением статуса партнера по диалогу ШОС
22.09.2022 Провал дилетантов: Минфин США ищет специалиста по санкциям
22.09.2022 Частичная мобилизация в России происходит из-за активного участия НАТО
22.09.2022 Никто не может лишить Россию ее роли в ООН, - МИД Китая
21.09.2022 Банки Казахстана, Вьетнама и Армении приостановили прием карт «Мир» следом за Турцией
21.09.2022 Болгария меняет политический курс в сторону пророссийского из-за бытовых проблем и нехватки газа
21.09.2022 Ученые России и Ирана разработали новый способ очистки вод от химикатов
21.09.2022 В российскую армию мобилизуют 300 тысяч резервистов
21.09.2022 Объявлены потери России и Украины в ходе спецоперации
19.09.2022 Главы государств ШОС завершили заседание саммита в расширенном составе
19.09.2022 Минздрав Киргизии заявил о росте числа погибших в ходе конфликта
19.09.2022 Азербайджан вторгся на территорию Армении на 7,5 км
19.09.2022 Президент Ирана заявил о сближении стран благодаря санкциям
16.09.2022 Вместо того, чтобы делиться зерном, Запад предлагает африканцам есть личинок и жуков
cover image
08.09.2022
Дискуссии
Военная спецоперация как путь в Евразию

Мы хотели бы предложить нашим читателям в порядке дискуссии разбор с евразийской точки зрения статьи Бориса Межуева «Цивилизационное равнодушие. Способна ли Россия держать культурную дистанцию в отношениях с Европой?».


Ключевая идея Межуева заключается в том, что специальная военная операция России на Украине приведет не к глубокому разрыву с Европой и Западом, а к последующему еще большему вовлечению в европейские дела и появлению в России «нового западничества».


Межуев пишет:


Однако отделяя Россию от Запада, «лимитрофная зона» не давала российским культурным и политическим элитам возможности всерьёз задуматься о своём месте в Европе. Неслучайно почти немедленным следствием распада СССР стало воскрешение мало кому до того момента интересного евразийства и удивительная популярность этого течения в самых разных кругах русского общества в последние тридцать лет. Можно предположить, что ликвидация лимитрофного пояса парадоксальным образом «сблизит» наши цивилизации, снова сделав евразийство неактуальным. Географическое приближение повлечёт за собой попытку сближения политического.


Отдалённая от Европы Россия 1990-х гг., несмотря на западничество политической элиты, была предопределена к особой цивилизационной судьбе. А Россия, в буквальном смысле приблизившаяся к Европе в результате военной операции на Украине, вопреки декларативному антизападничеству, вероятно, снова будет мыслить себя по преимуществу «европейской» державой. Незападные же связи Москва станет рассматривать прежде всего как ресурс в геополитическом натиске на «коллективный Запад».


На наш взгляд здесь присутствуют три сомнительных утверждения: 


1.  «Лимитрофная зона» якобы не давала российским элитам всерьёз задуматься о своём месте в Европе. Но ведь это не так. Никакие «лимитрофы» не мешали вести Россию курсом на Запад после 1991-го года, встраиваться туда вместе семьями и капиталами, планировать и проводить газопроводы и т.д. Более того, «лимитрофы» мыслились своеобразным мостом, хабом, через который можно перекачивать на Запад капиталы и ресурсы. 


2. Никакого «предопределения» России при западнической элите к «собственной цивилизационной судьбе» не было. А было циничное использование европейцами российских ресурсов, подсаживание на иглу сверхпотребления и неизбежное стремление к расчленению страны. В этих условиях российской элите не оставалось ничего иного, как бороться за собственное выживание. Было ли это предопределено? Вряд ли.


3. Россия, проводя СВО на Украине, не приблизится к Европе, а, вбирая малорусские, причерноморские элементы в себя станет от Европы ещё дальше, тем более, уже сейчас заметно, как бывшие украинцы становятся гораздо более русскими, чем сами великороссы. 


Мы скорее предположим, что контроль над Юго-Восточной Украиной развернёт Россию в сторону Малой Азии и Ближнего Востока и ближе она будет растущей Турции – и через партнерские, и через конфликтные отношения. Не случайно же сейчас именно с Турцией на фоне СВО у России происходит самое активное взаимодействие.


В этом смысле евразийство станет еще актуальнее, как платформа, с помощью которой можно избегать конфликтов и выходить на диалог с Турцией и Ближним Востоком в широком смысле.


Межуев продолжает:


Если бы речь и вправду шла об отделении или, точнее, отдалении от Европы, специальная военная операция, скорее всего, сразу была бы ориентирована на выделение в рамках Украины определённой территории, тяготеющей к России и не желающей становиться частью враждебного ей блока. Собирайся мы «уходить» из Европы, не имело бы большого значения, сколько городов Украины мы оставляем бы за собой. Кампания могла бы завершиться присоединением к России той части Донбасса, которая входила в ДНР и ЛНР. Вероятно, и в этом случае не обошлось бы без военных действий, но они носили бы ограниченный и преимущественно оборонительный (со стороны России) характер.


С этим никак нельзя согласиться. На наш взгляд, изначальный расчёт СВО был на свержение режима в Киеве и установление там пророссийского правительства. Но этого не получилось, пришлось включить план Б, предусматривающий прямой российский контроль над Юго-Востоком Украины от Донбасса до Приднестровья. И этот план сейчас последовательно осуществляется.


Для «ухода из Европы» и разворота на Ближний Восток контроль над всем Северным Причерноморьем и его портами принципиален в плане логистики – для поставок зерна и другой продукции, и для безопасности – военный и экономический потенциалы режима в Киеве будет самым серьёзным образом подорван.


Начав СВО на Украине избежать масштабного конфликта было нельзя в принципе и Запад, конечно, тщательно готовился к этому. Поэтому и завершить его быстро после того, как киевский режим устоял, уже было невозможно. Россия должна добиться своих основных геополитических и геоэкономических целей, но это потребует больше времени и сил.


Борис Межуев продолжает:


Присоединяя части Украины, Россия вовсе не стремится к уединению на острове. Добиваясь обязательной «денацификации» Украины, то есть смены режима в Киеве на промосковский, «партия войны» в Москве руководствуется отнюдь не императивом геополитического или «цивилизационного» сосредоточения России. Напротив, речь идёт о её очередном имперском рывке, желании прорваться в Европу, предварительно содействовав приближению ее элит и населения в целом к нашим ценностным установкам. Как и любая прошлая «европохитительская» повестка, нынешняя, столь влиятельная в патриотическом лагере, приведёт к самым негативным последствиям.


И с этим нельзя согласиться. Присоединяя части Украины, в России неизбежно появится класс управленцев, военных, политиков, прошедших через этот конфликт, при чем, с «незападными» и «внеевропейскими» ценностным установками, ориентированными на собственную цивилизационную идентичность. И эти люди будут управлять Россией в следующие десятилетия. СВО нужно рассматривать как инструмент суверенизации элит и их мировоззрения, а не как очередную ступень в сторону Европы. Как путь в Евразию. Во всяком случае, к этому есть все предпосылки.


Что же Межуев предлагает в качестве решения?


Тем не менее палеоконсерваторы считают, что даже в условиях окончательного геополитического «окружения» у цивилизаций есть шанс вернуться к одинаково приемлемой для них ситуации удержания дистанции. Чтобы вернуть такое положение, нужно, чтобы Евроатлантика и Россия начали серьёзные переговоры о «демилитаризации» Балто-Черноморского пространства. 


Разделение Украины между цивилизациями неизбежно, и сейчас нужно думать о смягчении отношений между двумя частями, а не о том, какая из них крупнее.


Разумеется, такой взгляд на вещи возможен только при взаимном отказе от цивилизационной экспансии, на чём настаивают российские и американские палеоконсерваторы.


Резонное возражение – что способно побудить Запад отказаться от такой экспансии, если столетия его истории свидетельствуют: экспансионизм есть неотъемлемая черта западной культуры и цивилизации, основа её успеха? Общемировые сдвиги в расстановке сил и несомненные внутренние проблемы заставляют Запад с неохотой, но умерять системные попытки расширения, по крайней мере на следующий период. Опыт предыдущих десятилетий показал, что предел возможностей есть даже у самых мощных игроков. Так что и им придётся сокращать список приоритетов.


То есть предлагает договориться российским палеоконсерваторам с американскими палеоконсерваторами. А они вообще на что-то влияют? Есть большие сомнения. Во всяком случае, с западной стороны присутствует пока ничем непоколебимое убеждение в том, что с Россией нельзя договариваться на равных, её нужно ослабить и принудить пойти на уступки, а фактически, подчинить.


То, что Запад откажется от экспансионизма и будет договариваться с Россией – это опасное прекраснодушие. Запад рассматривает Россию как слабое звено и будет усиливать давление до её полной капитуляции. Для этого, кстати, было бы выгодно поддерживать российский изоляционизм, внутренний национализм и, например, китаефобию, оправдывая это необходимостью держать «дистанцию» от других цивилизаций и не сближаться с ними для борьбы против Запада.


В этих условиях России остается только добиваться серьезного успеха в СВО на Украине, всерьез разворачиваться на Восток и избавляться от иллюзий о возможности договорняка с Западом.


Алексей Дзермант

Добавить комментарий

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив