стрелка
Новости
09.08.2022 В России разработали дирижабль на солнечных батареях
09.08.2022 Европа начала воровать газ у развивающихся стран
09.08.2022 "Бренды ушли, а нормальные остались": 77,6% иностранных компаний не стали закрывать свой бизнес в России
09.08.2022 В Госдуме предложили создать новый военный блок для сдерживания европейского колониализма
09.08.2022 "Будет холодно и страшно": Германия обновила прогноз газопотребления до лета 2023
08.08.2022 Спецслужбы ЛНР обнаружили штаб мозгомойных войск ВСУ
08.08.2022 Россия разместит в Сербии свою военную базу для защиты от сепаратистов и агрессии НАТО
08.08.2022 Российская нейросеть "Ольга Станиславовна" научилась оценивать комментарии и распознавать в них сарказм
08.08.2022 Российские ученые обнаружили вещества в лиственнице, которые научат пластик разлагаться
05.08.2022 Между Зеленским и мэрами крупных городов назревает раскол
05.08.2022 "Конец близко": после разгрома в Песках и Авдеевке у ВСУ останется последняя линия обороны
05.08.2022 Германия готовится снять санкции с России
05.08.2022 Центробанк запускает пилотный проект по исламскому банкингу в Чечне и Дагестане
05.08.2022 Россия начинает производство собственных беспилотников
04.08.2022 Европейские правозащитники обвинили Украину в нарушении международного права
04.08.2022 Украинские беженцы трудоустраиваются в Европе и попадают в рабство
04.08.2022 Арктический плавучий университет изучит проблемы северных рубежей Евразии
03.08.2022 Российские археологи исследовали в Югре легендарную «Золотую бабу»
03.08.2022 У России могли появиться свои "байрактары" из Ирана
29.07.2022 Власти Британии переплатили 5000% за электроэнергию из-за дефицита газа
Новости
09.08.2022 В России разработали дирижабль на солнечных батареях
09.08.2022 Европа начала воровать газ у развивающихся стран
09.08.2022 "Бренды ушли, а нормальные остались": 77,6% иностранных компаний не стали закрывать свой бизнес в России
09.08.2022 В Госдуме предложили создать новый военный блок для сдерживания европейского колониализма
09.08.2022 "Будет холодно и страшно": Германия обновила прогноз газопотребления до лета 2023
08.08.2022 Спецслужбы ЛНР обнаружили штаб мозгомойных войск ВСУ
08.08.2022 Россия разместит в Сербии свою военную базу для защиты от сепаратистов и агрессии НАТО
08.08.2022 Российская нейросеть "Ольга Станиславовна" научилась оценивать комментарии и распознавать в них сарказм
08.08.2022 Российские ученые обнаружили вещества в лиственнице, которые научат пластик разлагаться
05.08.2022 Между Зеленским и мэрами крупных городов назревает раскол
05.08.2022 "Конец близко": после разгрома в Песках и Авдеевке у ВСУ останется последняя линия обороны
05.08.2022 Германия готовится снять санкции с России
05.08.2022 Центробанк запускает пилотный проект по исламскому банкингу в Чечне и Дагестане
05.08.2022 Россия начинает производство собственных беспилотников
04.08.2022 Европейские правозащитники обвинили Украину в нарушении международного права
04.08.2022 Украинские беженцы трудоустраиваются в Европе и попадают в рабство
04.08.2022 Арктический плавучий университет изучит проблемы северных рубежей Евразии
03.08.2022 Российские археологи исследовали в Югре легендарную «Золотую бабу»
03.08.2022 У России могли появиться свои "байрактары" из Ирана
29.07.2022 Власти Британии переплатили 5000% за электроэнергию из-за дефицита газа
cover image
05.08.2022
Дискуссии
Как работает постмодерн: раз-влечение субъекта

Есть такое затасканное понятие — «клиповое мышление». Пришло оно к нам, разумеется, из английского (а откуда же еще? Корни термина — в понятии «клиповой культуры», которое ввел американский социолог Элвин Тоффлер в работе «Третья волна» 1980 года) и означает способ фрагментарного восприятия информации: мелкими блоками и яркими образами. Человек с «клиповым мышлением» не может сосредоточиться и постоянно перескакивает с одного на другое. Ему крайне сложно читать или работать над большими текстами, особенно книгами, и даже смотреть длинные ролики и фильмы.


Знакомая проблема? Еще бы! Как вы полагаете, сколько вокруг людей, которые могли бы создать что-то значимое — написать книгу, начать обустраивать жизнь или просто доделать наконец ремонт, — но вместо этого ничего толком не делают, постоянно отвлекаясь на социальные сети, ролики в Тик-Токе и «на поиграть»? Десять процентов? Двадцать? Пятьдесят? Да почти все. Заурядный человек современности настолько вовлечен в «социальные сети» и индустрию потребления медиа-контента в целом, что (мягко говоря) заметно нервничает, оказавшись на улице без смартфона. Но ведь есть и другие. Люди, способные собраться и реализовать проект высокой сложности, требующий «длинной воли» и непрерывного внимания. Например, таков читающий эти строки. Правда ведь?..


На наших глазах разворачивается всё более активное и уверенное проникновение «клипового мышления» в социальные практики. Оно уже и сейчас плотно вплетено в структуры повседневности. Никого не удивляет то, что диагноз «игромания» официально введен ВОЗ, а «клиповый» синдром СДВГ (гиперактивности и дефицита внимания) среди современных детей стал обыденностью. Двухлетние малыши учатся играть на планшете и запускать Youtube-мультики раньше, чем говорить.


«Раз-влеченность», разъятость внимания на части становится неотъемлемой характеристикой «нового субъекта» информационного общества. Что это за субъект? И с помощью каких именно технологий он создается? Давайте в этом разбираться.


Стратегии постмодерна


Несмотря на то, что с латыни «индивидуум» переводится как «неделимый», сегодня вполне очевидно, что постмодерн нашел способы пробить барьер этой условной психической целостности — и всё более властно экспериментирует с «расчленением», разъятием на части психики отдельного субъекта. Превращая его тем самым в «дивидуума».


Можно выделить несколько стратегий, с помощью которых это ему удается:


Акселерация


Первая и самая очевидная из стратегий — акселерация, нарастание интенсивности информационной лавины, когда бесконечный поток новостей, роликов, клипов — бессмысленный и беспощадный — прямо-таки заставляет обывателя сползать к «клиповому мышлению». Переварить всё это и правильно позиционировать, органично вписав в соответствующие блоки своей картины мира, может только человек, обладающий широким кругозором и мощными аналитическими способностями. Сколько таких? Правильно, очень и очень немного. Остальные вынуждены просто «захлёбываться» в потоке бесконечного информационного шума.


Информация намеренно подается СМИ в расчлененном «клиповом» виде, без соотнесения с контекстом, без предыстории, без индекса, указывающего на положении данного кусочка в общей картине. Более того, постмодерн, основываясь на «логике заваленной вертикали», всячески настаивает на том, что никакой общей картины, никакой иерархии значимости вообще нет и быть не может. Всё равноценно: и трактат Канта, и шедевр Данте, и писсуар Дюшана, и «Дом-2», и акционистская кучка дерьма на Красной Площади. Ну а что? Демократия...


Каждое из этих явлений становится мемом, ценность которого лишь в его «кричащести», пестроте и «разгонке» бесконечно текущего потока информации. Что там в действительности скрывалось за небольшой картинкой из ленты социальной сети неважно. Важно отметить этот факт (например, лайкнуть-подписаться) и листать ленту дальше. 


«Акселерация», «разгонка» как приём взялась совсем не с потолка, а из исследований Ника Ланда и его группы CCRU, созданной в 1995 году в Уорвикском Университете Англии. Общий лозунг данного направления — «клячу истории загоним!» Отмечающийся тренд ускорения предлагалось оседлать и использовать. Что, в целом, и было успешно реализовано.


«Хорошо. Ну а что здесь не так?» — спросит читатель. — «Да, скорость информации постоянно нарастает. Это объективный процесс». Не так здесь то, что в результате у «дивидуума» размывается сама способность сравнивать один образ и другой. Это ведет к следующей важной стратегии, которую условно можно назвать... 


Бриколаж


В результате с помощью нарезки из информационных «клипов» (вырванных из контекста фрагментов сообщений — новостных, культурных, развлекательных) в сознании «дивидуума» формируется «бриколаж реальности» — причудливый конгломерат, состоящий из осколков, ошметков, останков плохо переваренного информационного месива. Этот бриколаж не складывается ни в какую целостность и сегодня сплошь и рядом заменяет людям то, что раньше обозначалось термином «картина мира».


Скажем, рэпер-мем «Моргенштерн» в сознании большинства современных людей ничем по своему статусу не отличается от классик-мема «Бетховен», тривиальный образ которого складывается из «клиповых бриков» про глухоту, «та-та-та-таааам!» (даже без пояснения, что это такты Пятой Симфонии), ну а самое видное место в этом фантазматическом пространстве уверенно занимает собака из одноименного американского фильма 90-х и наследующая ей сеть зоомагазинов. Критерий сравнения творчества первого и второго не предлагается, а медийный вес (количество упоминаний в пабликах и ленте) может быть примерно одинаковым.


Но всё это уже вчерашний день. Даже такой вариант «клипового мышления» еще сохраняет какие-то остатки связности (все-таки бриколаж чем-то сцеплен) и, соответственно, некоторые отблески целостности. Поэтому постмодерн постепенно продвигается дальше — и учреждает то, что можно было бы назвать «диссипацией мышления». 


Диссипация мышления


Суть этой стратегии — добиться положения, при котором «клей ментального синтеза» слабеет настолько, что даже бриколаж окончательно распадается на ряд не связанных друг с другом ментальных «кирпичей». И вот это уже совсем серьезно. Давайте проследим более пристально. 


С точки зрения феноменологии процесс мышления можно представить как протекающий во времени синтез мыслей, в итоге приводящий к формированию концепта — холистического, целостного представления о некотором явлении или области.


Соответственно, постмодернистская стратегия «дивидуализации» основана на том, чтобы вмешаться в сам этот процесс формирования ментальной целостности: размыть, растворить способы сборки общего представления о каком-либо предмете или явлении. Лишить субъекта возможности формулировать логичные, правдоподобные суждения о ситуации или, по крайней мере, существенно эту возможность ограничить. Так чтобы он не доверял собственной способности делать выводы и постоянно наталкивался на противоречия, подводящие к вердикту: если попытки осмысления реальности всё равно ни к чему не ведут, может быть ну его, это осмысление? Будем жить так, в режиме социального животного, непрерывно листающего ленту соц. сетей.


Опять же, такая «блестящая» стратегия взялась не с потолка, а была достаточно глубоко проработана в сочинениях Делёза и Гваттари — авторов знаменитого постмодернистского двухтомника «Капитализм и шизофрения». 


Однако нельзя сказать, что проработана она так детально, что становится неотвратимостью. Нет, у Делёза и Гваттари мы видим лишь набросок, фрагментарный и заведомо неполный. Реализовать по нему на практике такую серьезную стратегию очень непросто. Психика субъекта сопротивляется, не желая расставаться с привычным идеалом целостности. Более того, обращение к Традиции и традиционализму могло бы помочь человеку обрести вполне рациональные аргументы, позволяющие отстоять свою субъектность.


Следовательно, одной из задач постмодерна становится «сокрытие» и нивелировка традиционалистического мировоззрения. И тут на помощь ему приходит следующая стратегия.


Симулякры: спрячь дерево в лесу


Задача постмодерна в том, чтобы наводнить сферу духовного невероятным количеством new age-симулякров, организовав их «промышленное производство». Создав религиозно-метафизический фаст-фуд. Из-за такого их обилия обычному человеку становится трудно, а подчас и невозможно, разглядеть и распознать проблески аутентичной Традиции. Её изначальные термины затаскиваются и «замыливаются», их смысл истирается и искажается.


Эта стратегия («спрячь дерево в лесу») реализуется постмодерном со всеми Традициями, но одним из наиболее выразительных примеров может послужить современное бытование понятия «медитация», которое истерто до неразличимости и опошлено бесчисленными «нью-эйдж»-жупелами (всеми этими «медитациями на деньги и успех», бытовыми сниженными фразеологизмами в стиле «пойду медитну и пойожусь», тренингами с названиями наподобие «мудры для дур» — между прочим, реальный пример). В результате среднестатистический человек даже и не подозревает об исконном значении  слова «медитация» (да, конечно, «медитация» это западное слово. На Востоке вместо него традиционно использовали термин «бхавана», взращивание благих качеств) в рамках Традиции. Например, буддийской. Соответственно, не будет даже пытаться такое значение искать. Более того, если подобная попытка поиска Традиции и приобщения к ней даже и имеет место, параллельно она размывается мета-установками «каждый имеет право на своё мнение», «все версии равны», «эта — ничуть не лучше и не хуже других». Метафизический фаст-фуд диктует свои правила.


Информационное поле заполнено симулякрами настолько обильно, что даже случайно затесавшийся среди них оригинал не воспринимается как что-то особенное, поскольку выглядит лишь одним из «клипов», кусков на фоне других.


Кликер-тренинг для нейромедиаторов


Но и это еще не всё. Современная нейрофизиология также не стоит на месте, подсказывая постмодерну способы раз-влечения (в прямом смысле «разъятия на части») индивидуума.


На эмоциональном уровне это проявляет себя чудовищно явно. Современный подросток, к 18 годам просмотревший невероятное количество порнографии, ужасов и фильмов наподобие «Зелёного слоника», «истребивший» несколько миллионов людей в виртуальном пространстве, при всём желании просто не может всерьез сострадать кому-то или чему-то.


Через его душу и восприятие пронеслись мегатонны «ковровых бомбардировок» «расчленёнкой» и «трэшем». Раз за разом разрушая границы того, что можно перенести эмоционально — и остаться при этом спокойным; приучая к тому, что «мир такой, надо терпеть, быть непроницаемым для страданий другого», укрепляя в этой эмоциональной позиции.


Как субъект должен реагировать на такие «слабые» призывы Традиции, как этика помощи ближнему? Как, выйдя из кинотеатра после просмотра «Пилы-7» или «Человеческой многоножки», он может, улыбнувшись солнцу и миру, стремиться к добротолюбию и радеть о духовном росте окружающих?


В результате весь эмоциональный фон человека современности представляет собой относительно однородный белый шум, составленный из осколков предшествующих бомбардировок. Этот эмоциональный белый шум является своеобразной защитой субъекта от бесконечных потоков крови, насилия и извращений, льющихся с экрана, из наушников и буквально из каждого утюга. Но он же притупляет восприимчивость и не дает возможности серьезного восприятия Традиции. Она кажется слишком мягкой, «не щекочущей нервы». И самое главное — эта невосприимчивость прописывается уже на уровне многократно укрепленных благодаря повторениям синаптических связей мозга.


В кинологии есть такая интересная техника — кликер-тренинг для собак. С помощью нажатия на кнопку дрессировщик дает собаке подкрепление, если она делает что-то «правильно». И наоборот — страйк (негативное подкрепление), если она делает что-то «неправильно». В результате пес постоянно ждет этого подкрепления, приучаясь жить в режиме  ожидания. Перестраивая под него свой баланс нейромедиаторов.


Современный визуальный и интерактивный контент, потоком льющийся на человека сквозь все информационные шлюзы, построен на похожем эффекте. Каждые несколько секунд обязательно должно быть резкое переключение, смена темы или картинки, вызывающее небольшой всплеск дофамина — иначе субъект по ту сторону экрана «заскучает». Целая индустрия «геймификации», необычайно популярная сегодня, работает над этим.


В результате всё, требующее сколько-нибудь длительного сосредоточения, кажется современному «дивидууму» безумно скучным и сложным. Неподъемным. «Быстрее, короче» — рвётся желание из бессознательного, требуя следующей порции подкормки информационными микроудовольствиями. 


Клик! И внимание переключается на следующее яркое дофаминовое пятно. В результате вместо вечера, проведенного за глубокой книгой или размышлением, человек обрыдло тычет в ленту соц. сети или жамкает кнопки джойстика. Внутренне даже соглашаясь с тем, что это бессмысленная трата времени — но... ничего не в силах с собой поделать. Аддикция... Он уже подсажен на крючок. Регулятивная система мозга требует впрыска нейромедиаторов. Иначе намерение просто «не держится», начинается дофаминовая «ломка».


Из таких вот «коротких перебежек» внимания и состоит весь его день. Откуда тут взяться размышлению? Ведь оно основано на построении сложных синтетических (основанных на объединении множества других) ментальных актов. А «дивидуум» мыслит бриками, микрокирпичиками, прописанными уже на уровне нейросети его мозга.


В результате для современного подростка осилить что-либо из классической литературы XIX века — например, из Достоевского или Тургенева — уже сверхзадача. Да даже статья, которую вы сейчас читаете, многим даётся нелегко... Предложения кажутся слишком длинными, изобилующими «излишними» деепричастными оборотами. Внимание не справляется, приходится перечитывать по нескольку раз. И так со всем «классическим наследием». Проще загуглить: «Братья Карамазовы в 2 словах».


Современность тяготеет ко всё большему «сворачиванию» и упрощению ментальных и вербальных конструкций. Близким к клиническому примером этому является тотальное упрощение, имеющее место в американском английском. В русском из-за вездесущей вестернизации и археомодерна, к сожалению, тоже достаточно сильны эти тенденции. Хотя, к счастью, все чаще встречается и вполне осознанное сопротивление такому упрощению. Но для того, чтобы сопротивляться, надо понимать, чему именно...


Что делать?


К счастью, несмотря на свою «глобальность», постмодерн далеко не всесилен. Он не может просто взять и, запустив «щупальца в сознание», гарантированно поменять структуру мышления каждого. Оглянувшись вокруг, можно легко заметить, что далеко не все (пусть даже и в среде миленниалов или поколения Z) обязательно подвержены этому влиянию. И сам факт всплеска активности традиционалистской молодёжи в последние годы — лучшее тому подтверждение. Надо поддерживать и развивать этот порыв.


Что же следует противопоставить постмодерну? Во-первых, само осознание складывающейся ситуации в большой степени способствует избавлению от нее. В связи с этим на уровне общения «в кругу своих», в микросообществах, необходимо поднимать ценность осмысления, философии и творчества, самого акта связывания в целостном концепте множества информационных кусочков. Жёстко отказываться от установки «короче!» в своем дискурсе и по возможности призывать к этому других. Отстаивать ценности логики и связности. В «большом социуме» это, конечно, затруднительно, а вот в рамках интеллектуальных кружков — более чем возможно. 


Далее, безусловно, важно мыслить самостоятельно. Специально уделять этому время. Постепенно выстраивать в сознании целостную мировоззренческую картину. Это постоянное усилие по возможности должно быть вписано в контекст «очищения»: эмоционального и концептуального, детоксикации, избавления от информационного «белого шума». «Очищение» может выражаться в тщательном прояснении смысла понятий, которыми приходится ежедневно оперировать. Может — в историографических разысканиях, с помощью которых есть шанс прояснить причины и истоки текущего положения дел. А может — в сознательном «уходе от мира» на некоторое время, пребывании за пределами привычного социального контекста.


Наконец, традиционализм как жизненный выбор является мощным подспорьем в этой борьбе. Приверженность идеалу, наведенные «на бесконечность» оси внутреннего зрения, устремленность к трансцендентной точке Вечности, одинаково удаленной от любых жизненных перипетий, позволяет собрать волю и намерение в одном стремительном броске мысли. По аналогии с «людьми длинной воли» ведущим должен стать идеал «людей длинной мысли». Люди длинной мысли способны преодолевать разлагающее воздействие постмодерна и даже использовать его как «концептуальный тренажер» для развития, оттачивания и укрепления своей целостности.


Да, придется выдержать период «информационной ломки». Да, будет хотеться «на секундочку проверить соц. сеть». Зато, если всё удастся, есть шанс преодолеть постмодерн: стать человеком «длинной воли» и «длинной мысли».


Антон Безмолитвенный, кфн

Добавить комментарий

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив