стрелка
Новости
09.08.2022 В России разработали дирижабль на солнечных батареях
09.08.2022 Европа начала воровать газ у развивающихся стран
09.08.2022 "Бренды ушли, а нормальные остались": 77,6% иностранных компаний не стали закрывать свой бизнес в России
09.08.2022 В Госдуме предложили создать новый военный блок для сдерживания европейского колониализма
09.08.2022 "Будет холодно и страшно": Германия обновила прогноз газопотребления до лета 2023
08.08.2022 Спецслужбы ЛНР обнаружили штаб мозгомойных войск ВСУ
08.08.2022 Россия разместит в Сербии свою военную базу для защиты от сепаратистов и агрессии НАТО
08.08.2022 Российская нейросеть "Ольга Станиславовна" научилась оценивать комментарии и распознавать в них сарказм
08.08.2022 Российские ученые обнаружили вещества в лиственнице, которые научат пластик разлагаться
05.08.2022 Между Зеленским и мэрами крупных городов назревает раскол
05.08.2022 "Конец близко": после разгрома в Песках и Авдеевке у ВСУ останется последняя линия обороны
05.08.2022 Германия готовится снять санкции с России
05.08.2022 Центробанк запускает пилотный проект по исламскому банкингу в Чечне и Дагестане
05.08.2022 Россия начинает производство собственных беспилотников
04.08.2022 Европейские правозащитники обвинили Украину в нарушении международного права
04.08.2022 Украинские беженцы трудоустраиваются в Европе и попадают в рабство
04.08.2022 Арктический плавучий университет изучит проблемы северных рубежей Евразии
03.08.2022 Российские археологи исследовали в Югре легендарную «Золотую бабу»
03.08.2022 У России могли появиться свои "байрактары" из Ирана
29.07.2022 Власти Британии переплатили 5000% за электроэнергию из-за дефицита газа
Новости
09.08.2022 В России разработали дирижабль на солнечных батареях
09.08.2022 Европа начала воровать газ у развивающихся стран
09.08.2022 "Бренды ушли, а нормальные остались": 77,6% иностранных компаний не стали закрывать свой бизнес в России
09.08.2022 В Госдуме предложили создать новый военный блок для сдерживания европейского колониализма
09.08.2022 "Будет холодно и страшно": Германия обновила прогноз газопотребления до лета 2023
08.08.2022 Спецслужбы ЛНР обнаружили штаб мозгомойных войск ВСУ
08.08.2022 Россия разместит в Сербии свою военную базу для защиты от сепаратистов и агрессии НАТО
08.08.2022 Российская нейросеть "Ольга Станиславовна" научилась оценивать комментарии и распознавать в них сарказм
08.08.2022 Российские ученые обнаружили вещества в лиственнице, которые научат пластик разлагаться
05.08.2022 Между Зеленским и мэрами крупных городов назревает раскол
05.08.2022 "Конец близко": после разгрома в Песках и Авдеевке у ВСУ останется последняя линия обороны
05.08.2022 Германия готовится снять санкции с России
05.08.2022 Центробанк запускает пилотный проект по исламскому банкингу в Чечне и Дагестане
05.08.2022 Россия начинает производство собственных беспилотников
04.08.2022 Европейские правозащитники обвинили Украину в нарушении международного права
04.08.2022 Украинские беженцы трудоустраиваются в Европе и попадают в рабство
04.08.2022 Арктический плавучий университет изучит проблемы северных рубежей Евразии
03.08.2022 Российские археологи исследовали в Югре легендарную «Золотую бабу»
03.08.2022 У России могли появиться свои "байрактары" из Ирана
29.07.2022 Власти Британии переплатили 5000% за электроэнергию из-за дефицита газа
cover image
04.08.2022
Дискуссии
О молодости евразийства как философии

«Нам безмежье, нам раздолье!
Грани – вам, и граней спор!»

Вяч. Иванов, "Скиф пляшет"



Сначала жить – потом философствовать. Так гласит античная пословица. С другой стороны, уже Сократ предупреждал, что не стоит в молодости пренебрегать занятиями философией. Ведь и сама философия – это вечно молодая, вечно веселая «наука», и  неудивительно, что она притягивает к себе молодых. В каком-то смысле философия и есть дело молодых. Как и война. Как любовь. Как любое приключение. 


В недавно  опубликованной на «Новой Евразии» статье молодого и талантливого публициста Артёма Канаева очень верно подмечена притягательная молодость евразийства как философии, его открытость всем горизонтам: 


«Евразийство инклюзивно потому, что примерная география «Евразии» уже начертана теми же Савицким и Трубецким, и большего нам, как говорится, и не надо — вряд ли даже самый евразийский правитель или республиканский аппарат управления захочет включать в себя явно чуждую нам Америку. А раз грани возможного уже примерно начертаны, границы политических и культурных практик на территории этого возможного примерно беспредельны — ну, в каких-то моральных границах».


Здесь вспоминаются строки гениального русского поэта-философа Вячеслава Иванова из стихотворения «Скиф пляшет»: «Нам безмежье, нам раздолье! / Грани – вам, и граней спор!». Хочу обратить внимание не на отрицательную сторону этих строк (противопоставление нашей безмежности европейским повсеместным межам), но на положительную.


Действительно, евразийство открывает нам небывалые философские, политические и культурные горизонты; оно способно вывести нас на чистый воздух из душной комнаты, вывести в тот самый открытый мир, который так любят геймеры и который противопоставляется ими однолинейному сюжету в компьютерных играх. Евразийство – это тот самый открытый мир: захочу и пойду направо, захочу – налево, захочу - в скифские степи Донбасса, воевать за Русский Мiр, или поеду, как Михаил Тарковский, в дремучую сибирскую тайгу писать романы о невыносимой русскости бытия, или вообще рвану куда-нибудь на Дальний Восток, или на Север, или Юг... – да все  материальные и духовные просторы открыты и просят быть освоены, осмыслены. 


Поэтому евразийство как философия действительно дело молодых, дерзких, сильных. Здесь еще многое предстоит открыть. Здесь сопрягаются глаголы «жить» и «философствовать». А еще такие глаголы как «любить», «воевать», «путешествовать», «писать стихи» и «писать книги» и т.д. Т.е. дилемма «жить или философствовать» для евразийства не характерна (как, на самом деле, вообще она не характерна для русской философии). 


Хочу обратить внимание на еще один тезис, высказанный в статье Артёма Канаева, а именно что одним из препятствий для обращения к евразийству молодежи является его сложность в сравнении с прочими политическими идеями (например, правой идеей или идеей либеральной). Артем выделяет сложность  как одну из проблем евразийства, не учтенную его разработчиками. Евразийство, пишет он, «невероятно сложная политическая философия и идеология». 


На самом деле, не думаю, чтобы сложность была проблемой для молодёжи. До переезда на Донбасс я всю свою жизнь преподавал в разных университетах и постоянно имел дело с молодёжью, и не раз убеждался, что эта самая «молодёжь» (такой социальной категории на самом деле не существует, употребляю это слово сейчас в смысле «цвет поколения, люди, которые определяют образ молодого поколения») простых путей не ищет. Сложность евразийства в сравнении с нашим правым движем или либеральной тусовкой, скорее, преимущество, чем проблема, поскольку именно сложность идеи притягивает к себе. 


Любая политическая теория и философия сложна. Если решил обратиться к миру идей, т.е. к миру политики как борьбы идей, то будь готов к сложным маршрутам. С простыми как три копейки Демушкинымы или Навальными далеко не уйдешь ни по политическим, ни по жизненным тропинкам. Если же собрался в долгий путь, то нужно что-то понадежнее, чем национализм Демушкина или… что там было у Навального? Национализм? Либерализм? Вот мы уже и не помним. Потому что простое не держит удар, не выдерживает испытания временем. Простое может победить на день, на два, ну на неделю, а потом оно перестаёт работать, поскольку не может ни ответить на вызовы дня сегодняшнего, ни спрогнозировать день завтрашний. Поэтому завтра мы не будем помнить ни Демушкина, ни Навального, ни коллективной Ксении Невзоровны Вдудь, как бы она не бесновалась.


А вот евразийцы, как отдельные персонажи нашей политики, да и в целом евразийство как политическая теория, будут и читаться (если это классики), и действовать (если это наши современники). За евразийством в этом смысле наше будущее, о чем весьма внятно сказал наш верховный Главнокомандующий: «Я –  лакец, дагестанец, чеченец, ингуш, русский, татарин, еврей, мордвин, осетин…» (далее можно вписать и иные народы, населяющие нашу Россию-Евразию). 


Ярким подтверждением того, что евразийство как философия притягательно для молодых, является проект «Новая Евразия в лицах», в рамках которого молодые люди, в основном молодые ученые, студенты и аспиранты, рассказывают о своем пути к евразийству. Гесер Дашинимаев, Иван Челак, Александр Алматов, Варвара Парфёнова, Екатерина Шеховцова и др. – уверен, что эти имена еще проявят себя и по поприще науки, и в сфере политики и общественной деятельности. Во всяком случае, очень хорошо, что они уже обозначены, и за ними теперь можно наблюдать. 


Конечно, им не сыскать популярности Юры Вдудя или эпигонов Навального, но ведь и действовать они будут не в наше мелкое крикливое время, которое стремительно отходит в прошлое, но в будущем, поступь которого мы уже можем отчетливо увидеть. А в этом будущем слова Юрия Вдудя или последователей Навального разлетятся, словно пыль, по нашим бескрайним просторам, а потом медленно осядут после очередной бури, и никто уже их не вспомнит. Поэтому будут нужны другие слова, весомые, уверенные, ответственные, и хочется верить, что вышеупомянутые молодые люди, включая и Артёма Канаева, эти слова произнесут. 


Вот, кстати, Артём Канаев как раз и пишет, что «о евразийстве надо говорить красиво, медленно, вдохновляясь поэтической тонкостью и политической сложностью, а говорить так евразийцам никто не даст, особенно на широкую аудиторию. В малых залах, конечно, можно, за их пределами – нет. Даже никакой цензуры не нужно, особенно когда на дворе крикливый и краткий постмодерн, похожий на пост в твиттере. Само бытие — цензура вольной евразийской поэтики». 


В том-то и дело, что сама архитектура нашего бытия делает запрос на язык, адекватный этому бытию. Этот язык вырабатывала и русская литература, и русская философия. На долгих дистанциях лишь он и срабатывает, а у России земной путь выпал быть долгим. И евразийство это одновременно и самый адекватный язык описания нашей многосторонней действительности, и подробная, как принято сейчас говорить, «дорожная карта», помогающая разобраться на местности. 


Усвоить этот язык, пожалуй, действительно непросто, а разобраться во всех тонкостях чтения евразийской «дорожной карты» тем более непростая задача. Но, во-первых, никто ведь не обещал, что будет легко, философия занятие хотя и веселое, однако же весьма непростое и к тому же опасное. А, во-вторых, повторюсь, что молодых привлекают именно сложные задачи, требующие задействовать все силы и выложиться по полной. 


Евразийство как философия и как политическая теория требует именно выложиться по полной –  на долгой дистанции. 


Андрей Коробов-Латынцев

Добавить комментарий

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив