стрелка
Новости
28.10.2022 "Tshemodan, wokzal, Ukrayna": украинским беженцам дали месяц на выселение
28.10.2022 Депутат Госдумы Шеремет посоветовал президенту Украины подумать о бегстве
28.10.2022 Госдума приняла в I чтении проект о запрете пропаганды ЛГБТ
26.10.2022 Al Mayadeen: размещение в Румынии дивизии "Крикливые орлы" говорит о начале третьей мировой
26.10.2022 Реакция США подтверждает опасения по «грязной бомбе».
25.10.2022 "Передумали!": шесть стран Евросоюза в июле нарастили экспорт товаров в Россию
25.10.2022 Пророссийское подполье Николаева получило оружие от сторонников в ВСУ
25.10.2022 В Румынии начались массовые митинги против военной помощи Киеву
25.10.2022 В ФРГ на протесты против энергетической политики вышли более 7 тыс. человек
24.10.2022 Российский торговый флот переориентируется на восток
24.10.2022 КНДР открыла огонь в ответ на стрельбу Южной Кореи
24.10.2022 Товарооборот России и Китая вырос в годовом исчислении на 32,5 процента
24.10.2022 Немецкие ученые заявили, что доказали лабораторное происхождение коронавируса
21.10.2022 "Овощ победил": шутку высоко оценили жители Великобритании, Илон Маск и Дмитрий Медведев
21.10.2022 Отставка Трасс показала, что старая западная демократия не может решить новые проблемы
21.10.2022 Суд в Петербурге признал блокаду Ленинграда военным преступлением и геноцидом
21.10.2022 "Нытики и попрошайки": немцы рано обрадовались отставке Мельника с поста посла Украины
20.10.2022 Из курсантов в новые скифы: на берегах Волги прошел историко-патриотический лагерь
20.10.2022 В Астрахани был создан Международный проектный офис
20.10.2022 Стремоусов рассказал о планах освободить Николаевскую, Одесскую и Днепропетровскую области
Новости
28.10.2022 "Tshemodan, wokzal, Ukrayna": украинским беженцам дали месяц на выселение
28.10.2022 Депутат Госдумы Шеремет посоветовал президенту Украины подумать о бегстве
28.10.2022 Госдума приняла в I чтении проект о запрете пропаганды ЛГБТ
26.10.2022 Al Mayadeen: размещение в Румынии дивизии "Крикливые орлы" говорит о начале третьей мировой
26.10.2022 Реакция США подтверждает опасения по «грязной бомбе».
25.10.2022 "Передумали!": шесть стран Евросоюза в июле нарастили экспорт товаров в Россию
25.10.2022 Пророссийское подполье Николаева получило оружие от сторонников в ВСУ
25.10.2022 В Румынии начались массовые митинги против военной помощи Киеву
25.10.2022 В ФРГ на протесты против энергетической политики вышли более 7 тыс. человек
24.10.2022 Российский торговый флот переориентируется на восток
24.10.2022 КНДР открыла огонь в ответ на стрельбу Южной Кореи
24.10.2022 Товарооборот России и Китая вырос в годовом исчислении на 32,5 процента
24.10.2022 Немецкие ученые заявили, что доказали лабораторное происхождение коронавируса
21.10.2022 "Овощ победил": шутку высоко оценили жители Великобритании, Илон Маск и Дмитрий Медведев
21.10.2022 Отставка Трасс показала, что старая западная демократия не может решить новые проблемы
21.10.2022 Суд в Петербурге признал блокаду Ленинграда военным преступлением и геноцидом
21.10.2022 "Нытики и попрошайки": немцы рано обрадовались отставке Мельника с поста посла Украины
20.10.2022 Из курсантов в новые скифы: на берегах Волги прошел историко-патриотический лагерь
20.10.2022 В Астрахани был создан Международный проектный офис
20.10.2022 Стремоусов рассказал о планах освободить Николаевскую, Одесскую и Днепропетровскую области
cover image
02.11.2022
Аналитика
Турецкие планы в отношении Каспия после войны в Нагорном Карабахе

Турция имеет давние амбиции по усилению своего влияния среди тюркских народов Средней Азии. Стремясь распространить свое видение пантюркизма, Анкара спонсировала программы культурного обмена, принимала большое количество рабочих из региона и развивала торговлю. Однако эти инициативы не приблизили Турцию к ее целям.


Россия использовала свою историческую роль регионального гегемона, чтобы помешать турецкому влиянию. Подъем Китая ещё больше сузил игровое поле для новых участников. Иран, стремящийся развивать свою торговлю со Средней Азией, также препятствовал планам Турции. Однако недавние события предполагают, что теперь ситуация может повернуться в пользу Турции.


Важнейшим фактором здесь является углубляющийся союз Турции с Азербайджаном. Поражение Армении в 44-дневной войне в Нагорном Карабахе открыло президенту Турции Реджепу Тайипу Эрдогану новые возможности для распространения геополитического влияния на Восток. Решающим фактором стала турецкая военная поддержка Азербайджана. Теперь, согласно трехстороннему заявлению, Ереван должен разблокировать коммуникации через свою территорию из южной части Азербайджана в Нахиджеван, в результате чего азербайджанский эксклав, не имеющий выхода к морю и расположенный между Арменией и Ираном, получит доступ к каспийскому бассейну. Этот маршрут также открывает Турции прямой путь к Каспийскому морю, позволяя Анкаре вырваться из зависимости от Ирана и бросить вызов России. 


Важно понимать, что в совместном заявлении речь идет о разблокировке транспортных путей, а не о коридоре, о котором заявляют Алиев и Эрдоган. Точно также Баку обязуется предоставить свои коммуникации Армении для железнодорожного сообщения с Россией и Ираном. Однако последние угрозы Ильхама Алиева о том, что если Армения откажется предоставлять «Мегринский коридор», то Азербайджан захватит его силой, ставят под угрозу выполнение данного пункта заявления в целом. Армянская сторона уже отметила, что должна быть дана соответствующая оценка угрозам Алиева со стороны всех заинтересованных в мире сторон, поскольку они подрывают возможность мира в регионе. 


Кроме того, следует отметить, что границы Армении в Сюникской области, где планируется разблокировать дорогу, защищают российские пограничники. Также планируется создание российской военной базы в Сюнике. Реализация угроз Алиева будет означать прямую агрессию против российских вооруженных сил, а, учитывая, что Турция стоит на защите Азербайджана, то попытка силового захвата Сюника (Зангезура) приведет к русско-турецкому прямому столкновению, к чему стороны на данный момент не готовы.


Новые реалии развиваются также на Ближнем Востоке, и они, вероятно, побудят Анкару усилить свое влияние в Средней Азии. Подписание при посредничестве Соединенных Штатов Соглашения Авраама (Установление полноценных дипломатических отношений между Израилем и Объединенными Арабскими Эмиратами (ОАЭ) подрывает ближневосточные позиции Турции. Нормализовав свои отношения с Объединенными Арабскими Эмиратами и Бахрейном, Израиль движется к коренным преобразованиям в своих отношениях с арабским миром и может даже наладить конструктивное взаимодействие с Саудовской Аравией. Эти изменения - удар по президенту Эрдогану, который создал имидж защитника прав мусульман. Он оказывал поддержку «Братьям-мусульманам» и движению ХАМАС, которому, например, было разрешено проводить собрания в Турции.


Новые геополитические реалии на Ближнем Востоке, вероятно, побудят Анкару компенсировать неудачи за счет усиления своего влияния на Южном Кавказе и в Средней Азии. По словам Хусейна Багчи, главы Института внешней политики в Анкаре, «исламская карта и разговоры о единстве мусульман» больше не работают и заменяются турецким национализмом.


Говоря о Ближнем Востоке, следует отметить и негласное противостояние России и Турции. После того, как Анкара активно приняла участие в азербайджанской агрессии против непризнанной республики Арцах, Россия продемонстрировала своё отношение к  турецкой экспансии в Сирии, начав наносить авиаудары по позициям протурецких боевиков, которые обеспечивали турецкие интересы и оккупацию в Сирии. 


Самая немедленная выгода, которую Анкара извлечёт из своего союза с Азербайджаном, будет в области энергетики, где облегчённый доступ к огромным запасам туркменского газа может помочь укрепить и без того твёрдые позиции Турции как регионального энергетического хаба.


После трех десятилетий споров в середине января Баку и Ашхабад, наконец, договорились о совместной разработке нефтяного месторождения на Каспийском море. Хотя новое месторождение само по себе не будет иметь слишком большого значения, сотрудничество может открыть путь на европейские рынки для туркменского газа.


Центральным элементом этой концепции является предлагаемый Транскаспийский трубопровод (ТКТ). Этот давно обсуждаемый проект предусматривает перекачку газа из Туркменистана в Азербайджан и далее в Южный газовый коридор (ЮГК), который проходит через Турцию в Юго-Восточную Европу.


Тем не менее, есть несколько причин, по которым ТКТ, вероятно, останется не более чем видением. Поскольку в последнее время разработка туркменских месторождений ведется по контракту с Китаем, четких источников газа для трубопровода нет. По мнению экспертов в данной области, в текущих рыночных условиях трудно представить, что проект станет коммерчески жизнеспособным. Кроме того, нет гарантии, что операторы ЮГК возьмут на себя обязательство по расширению необходимых мощностей.


При этом возобновившийся интерес к ТКТ показывает, как региональная геополитика меняется в пользу Азербайджана и Турции. В конце концов, геополитическая выгода может превзойти коммерческую осторожность. Западные державы долгое время поддерживали ТКТ в обход России. Важнейшим этапом здесь является заключение в июле текущего года «газового меморандума» между ЕС и Баку. Нарастающее противостояние Запада с Россией, которое вылилось в эскалацию на Донбассе, может сыграть решающую роль в судьбе ТКТ. Его реализация в значительной степени нанесет ущерб российской экономике, которая и без того находится в тяжелом положении. Неслучайно с 2010 года «Газпром» закупал газ из Азербайджана без ограничений объёма продажи, с целью не позволить обеспечить необходимые  объёмы для ТКТ. 


С другой стороны, после прихода Джо Байдена к власти в США, давление на Турцию значительно усилилось из-за её заигрываний с Россией, в частности речь идет о закупке у Москвы комплексов С-400. Давление на Анкару имеет тенденцию на наращивание, и при таких условиях говорить о запуске ТКТ кажется преждевременным.


Турция также работает над расширением крупных проектов транспортной инфраструктуры через Каспийское море. Можно было бы открыть путь в Казахстан и далее в порт Хоргос на границе с Китаем. Это вдохнет новую жизнь в Лазуритный коридор (транзитный проект между Афганистаном, Турцией, Туркменистаном, Азербайджаном и Грузией). Опять же, оба они представляют собой прямой вызов для России, чья традиционная роль в регионе была связана с транспортной инфраструктурой, идущей с севера на юг.


Маршрут через Казахстан является частью более крупного «Транскаспийского международного транспортного маршрута» (ТМТМ), который берет свое начало в Китае и заканчивается в Европе. В 2013 году Азербайджан, Грузия и Казахстан создали комитет для координации «Среднего коридора» ТМТМ через Каспийский бассейн. Это соединение объединяет железнодорожные перевозки с морскими перевозками по Каспию, от Актау в Казахстане до Баку в Азербайджане. Оттуда маршрут идёт в Грузию, где разветвляется на маршруты в Турцию и через Черное море в Европу.


Анкара присоединилась к проекту в 2018 году, мотивируя это завершением в октябре 2017 года железной дороги Баку-Тбилиси-Карс. Текущий план заключается в том, что Нахиджеванский коридор обеспечит дополнительный импульс, увеличивая роль Турции в развертывании китайской инициативы «Один пояс, один путь». Россия, которая также надеется получить прибыль от китайского проекта, выступает против этого плана.


Лазуритный коридор - важнейшая часть турецкой стратегии. После церемонии открытия в декабре 2018 года в январе этого года представители Туркменистана, Азербайджана и Афганистана встретились, чтобы согласовать дорожную карту для более глубокого сотрудничества. Сообщение на запад из Туркменистана проходит через паром из Туркменбаши в Баку, а затем по железной дороге в Грузию, Турцию и Европу.


Главный соперник здесь - Иран. В 2014 году он начал поворот в сторону Средней Азии, который включал соглашение о свободной торговле с возглавляемым Россией Евразийским Экономическим Союзом. Стремясь подорвать конкуренцию со стороны Турции, в октябре 2014 года Тегеран более чем вдвое увеличил свои транзитные тарифы, а в январе 2015 года объявил о прекращении поставок топлива для турецких грузовиков.


Именно в ответ на эти шаги Турция начала всерьёз искать способы перенаправить свой торговый поток через Каспий в обход Ирана. Стимул к этому усилился, поскольку поток турецкой торговли через Иран возрос с 565000 тонн в 2016 году до 1,08 миллиона тонн в 2019 году.


Открытие Нахиджеванского коридора обещает нанести двойной удар по Ирану. Тегеран рискует потерять не только значительную часть транзитных перевозок в обход Армении между Азербайджаном и Нахиджеваном, но и прибыльный поток товаров из Турции в Среднюю Азию. На совещании по планированию в 2015 году посол Туркменистана в Турции Ата Сердаров предположил, что Транскаспийский маршрут может обслуживать всю турецкую торговлю в Среднюю Азию, не пересекая Иран.


Согласно западным экспертам, Казахстан желает увеличения региональной роли Турции, чтобы уравновесить Россию и Китай. Основные инвестиции были вложены в развитие инфраструктуры с ориентацией восток-запад. В 2018 году в Туркменистане открылся новый морской порт Туркменбаши, а в Азербайджане - Бакинский международный морской торговый порт. Последний расположен в Аляте, примерно в 70 км к югу от Баку, где сходятся основные железнодорожные и автомобильные сети страны. Недавно официальные лица в Казахстане также объявили о планах значительного увеличения пропускной способности порта Актау, что позволит большему количеству товаров перемещаться из Азербайджана в Турцию. Тем не менее, в долгосрочной перспективы увеличивающееся турецкое влияние несет угрозу и для Казахстана, который претендует на роль тюркской прародины, на которую претендует и Турция. Кроме того, турецкая экономическая экспансия нанесет ущерб национальной экономике, которую Казахстан последние годы активно развивает. 


Россия и Иран ответили на эти события также на Каспии. У этих двух стран военно-морских сил на Каспии значительно больше, чем у трех других прибрежных государств, и они неоднократно проводили совместные военно-морские учения, чтобы подчеркнуть это преимущество. Неслучайно одни такие учения были проведены во время переговоров о прекращении огня в Нагорном Карабахе.


Таким образом, большая часть предположений о повышении роли Турции в Центральной Азии основывается на Нахиджеванском транспортном пути, который остается под контролем России, поскольку российские ВС будут обеспечивать безопасность маршрута. При этом, даже если он не оправдает ожиданий, он уже сыграл важную роль в трансформации ряда турецких региональных геополитических ожиданий в практическую плоскость.


Ида Саркисян, Антон Евстратов