стрелка
Новости
26.09.2022 "Посыпались": на выборах в парламент Италии побеждает умеренная правоцентристской коалиции
26.09.2022 Российские ученые создают технологии управления погодой
23.09.2022 Экс-советник президента США Рейгана Бэндоу призвал не пускать Украину в НАТО
23.09.2022 Минобороны назвало приоритетные для мобилизации военные специальности
23.09.2022 В Госдуме предложили провести в РФ «культурную мобилизацию»
22.09.2022 Рахмон высоко оценил саммит ШОС в Самарканде
22.09.2022 Норов поздравил ОАЭ с получением статуса партнера по диалогу ШОС
22.09.2022 Провал дилетантов: Минфин США ищет специалиста по санкциям
22.09.2022 Частичная мобилизация в России происходит из-за активного участия НАТО
22.09.2022 Никто не может лишить Россию ее роли в ООН, - МИД Китая
21.09.2022 Банки Казахстана, Вьетнама и Армении приостановили прием карт «Мир» следом за Турцией
21.09.2022 Болгария меняет политический курс в сторону пророссийского из-за бытовых проблем и нехватки газа
21.09.2022 Ученые России и Ирана разработали новый способ очистки вод от химикатов
21.09.2022 В российскую армию мобилизуют 300 тысяч резервистов
21.09.2022 Объявлены потери России и Украины в ходе спецоперации
19.09.2022 Главы государств ШОС завершили заседание саммита в расширенном составе
19.09.2022 Минздрав Киргизии заявил о росте числа погибших в ходе конфликта
19.09.2022 Азербайджан вторгся на территорию Армении на 7,5 км
19.09.2022 Президент Ирана заявил о сближении стран благодаря санкциям
16.09.2022 Вместо того, чтобы делиться зерном, Запад предлагает африканцам есть личинок и жуков
Новости
26.09.2022 "Посыпались": на выборах в парламент Италии побеждает умеренная правоцентристской коалиции
26.09.2022 Российские ученые создают технологии управления погодой
23.09.2022 Экс-советник президента США Рейгана Бэндоу призвал не пускать Украину в НАТО
23.09.2022 Минобороны назвало приоритетные для мобилизации военные специальности
23.09.2022 В Госдуме предложили провести в РФ «культурную мобилизацию»
22.09.2022 Рахмон высоко оценил саммит ШОС в Самарканде
22.09.2022 Норов поздравил ОАЭ с получением статуса партнера по диалогу ШОС
22.09.2022 Провал дилетантов: Минфин США ищет специалиста по санкциям
22.09.2022 Частичная мобилизация в России происходит из-за активного участия НАТО
22.09.2022 Никто не может лишить Россию ее роли в ООН, - МИД Китая
21.09.2022 Банки Казахстана, Вьетнама и Армении приостановили прием карт «Мир» следом за Турцией
21.09.2022 Болгария меняет политический курс в сторону пророссийского из-за бытовых проблем и нехватки газа
21.09.2022 Ученые России и Ирана разработали новый способ очистки вод от химикатов
21.09.2022 В российскую армию мобилизуют 300 тысяч резервистов
21.09.2022 Объявлены потери России и Украины в ходе спецоперации
19.09.2022 Главы государств ШОС завершили заседание саммита в расширенном составе
19.09.2022 Минздрав Киргизии заявил о росте числа погибших в ходе конфликта
19.09.2022 Азербайджан вторгся на территорию Армении на 7,5 км
19.09.2022 Президент Ирана заявил о сближении стран благодаря санкциям
16.09.2022 Вместо того, чтобы делиться зерном, Запад предлагает африканцам есть личинок и жуков
cover image
20.09.2022
Аналитика
Специальная военная операция на Украине в оценках населения Республики Башкортостан

В статье, на основе социологического опроса проведенного Центром гуманитарных исследований, рассматриваются вопросы восприятия населением Республики Башкортостан различных аспектов специальной военной операции на Украине. Сделана попытка выявить ключевые факторы и степень их влияния на оценки жителей региона, а также описать идеологическое и ценностное содержание данного социального феномена. 


Опрос был проведен в июне 2022 г. в 9 городах и 17 районах Башкортостана; объем выборки составил 1550 респондентов. 




Вопрос об отношении населения Российской Федерации к специальной военной операции на Украине (СВО) является одним из наиболее актуальных в текущей общественно-политической повестке страны. Особый интерес он представляет с точки зрения развития ситуации в национальных регионах, имеющих свою культурно-историческую и этнополитическую специфику. 


В этом контексте не стала исключением и Республика Башкортостан, в которой с началом военной спецоперации произошли заметные изменения в работе государственных и общественных институтов, в деятельности политических и национальных акторов, как «официального», так и неформального сегмента. Фиксируется также определенная трансформация массового сознания и установок местных элитных групп, в условиях режима СВО. 


По результатам проведенных социологических опросов, население Республики Башкортостан, как и страны в целом, демонстрирует довольно устойчивую поддержку спецоперации, и одобряет политику Президента РФ В. Путина. 


Так, 65,2% опрошенных в июне 2022 г. жителей республики поддерживает проведение Россией специальной военной операции на Украине; среди них полностью поддерживает – 42,0%, еще 23,2% – скорее поддерживает, чем нет. 16,7% – относится против.


Кроме того, данные показатели имеют положительную динамику. К примеру, за период с апреля по июнь месяц произошло перераспределение респондентов в сторону усиления поддержки, и снижения негативного отношения к СВО. И скорее всего, указанная тенденция в последующем сохранится. Во всяком случае, общероссийский опрос проведенный ВЦИОМ в августе 2022 г. показал, что уже 70% опрошенных поддерживают проведение спецоперации, 18% выступают против.


Однако более важным, как нам кажется, в этой ситуации является поиск ответа на вопрос: что стоит за поддержкой населения военной спецоперации на Украине; из каких факторов складывается содержательная часть данного социального явления, в том числе в региональном аспекте?


Можно постараться выделить следующие ключевые моменты, влияющие на общую ситуацию по Республике Башкортостан.


Прежде всего, это фактор социального самочувствия населения региона. Введение санкций против РФ со стороны коллективного Запада, ожидаемо вызвало рост тревожности среди жителей Башкортостана. Однако постепенно произошла адаптация различных социальных групп к новым условиям. Так, судя по ответам, две трети опрошенных (67,4%) считают, что санкции никак не отразились или отразились незначительно на них или их семье. 


Отвечая на вопрос «Как Вы оцениваете общее положение дел в Республике Башкортостан?» большинство респондентов (61,6%) выбрали ответы «положительно» и «скорее положительно, чем отрицательно». Негативно оценивают ситуацию в регионе 26% участников опроса. 


Наибольшую обеспокоенность населения на сегодняшний день вызывают рост цен (68,7%), качество медицинских услуг (35,7%), безработица, закрытие, простой предприятий (31,3%), вопросы в сфере ЖКХ (качество и стоимость услуг) – 31,1%, плохие дороги, неразвитая инфраструктура (29,8%), кризис в экономике, социальная нестабильность (24,3%), бедность, обнищание населения (23,5%).


Но при этом относительно оценок будущего преобладают все же оптимистичные взгляды (50,8%). Только пятая часть (19,7%) считает, что жить в экономическом плане станет хуже. Отметим также, что по сравнению опросом в апреле снизились доли респондентов, обеспокоенных угрозой войны в стране (с 25,3% до 17,9%) и санкциями в отношении России (с 24,3% до 19%).


Таким образом, убедившись, что тотального крушения российской экономики не случилось, население в целом спокойно реагирует на текущие изменения. Можно констатировать, что произошла рутинизация ситуации, в результате чего люди стали спокойнее относится к страхам и опасениям, порожденным с началом спецоперации на Украине. Немаловажно также, что в условиях санкционного давления региональным властям удалось не допустить резких скачков цен на продовольственном рынке, массовых увольнений, остановки или закрытия крупных предприятий республики.


В этой связи возникает вопрос: насколько положительное отношение населения к СВО, в разрезе социально-экономического самочувствия, детерминированно влиянием идеологии? Ответить на него однозначно крайне сложно, тем не менее, существуют косвенные данные, которые позволяют сделать осторожные выводы и по этой проблеме. 


К примеру, опросы показывают, что 56,7% респондентов положительно относится к приезду на территорию Республики Башкортостан беженцев из ДНР, ЛНР и Украины (сумма ответов «положительно» и «скорее положительно»). Четверть опрошенных (25,5%) – отрицательно, 17,9% – затруднились с ответом.


Это означает, что большинство жителей РБ не только признает необходимость проведения спецоперации, но и готово разделить сопряженные с нею экономические трудности. Следовательно, в данном случае такую позицию можно считать все-таки результатом рационального выбора граждан.  


Однако наиболее существенные изменения, с началом военной кампании, произошли в общественно-политической сфере.


Агрессивная политика со стороны коллективного Запада, попытки сделать из России страну-изгоя и изолировать ее на международной арене, беспрецедентный за весь период новейшего времени пакет антироссийских санкций, направленный на развал ее экономики, неприкрытая русофобия – во многом привели к обратному эффекту. Российское общество резко консолидировалось вокруг вертикали власти и главы государства. Рейтинг доверия к В. Путину заметно вырос по результатам, в том числе, республиканских опросов. Что объективно является нормальной реакцией любого общества на внешние вызовы, без особой идеологической манипуляции.


Постепенно сложились и общие контуры дискурса военной спецоперации на Украине с апелляцией к «русскому миру», величию России, державы, борьбой с неонацизмом и т.д. И, несмотря на то, что основные тезисы этого дискурса, а также его внутренняя структура, довольно просты, тем не менее, он оказался достаточно эффективным инструментом в условиях умеренной мобилизации общества. Спустя некоторое время, в том числе благодаря работе пропагандистской машины, его основные постулаты стали разделять и транслировать широкие слои населении России. В частности, опросы свидетельствуют, что в вопросах о целях и задачах СВО жители Башкортостана озвучивают аналогичную повестку, которую задают сегодня федеральные каналы и государственные СМИ.  


Так, основная цель спецоперации, по мнению населения, состоит, прежде всего, в защите собственных интересов и безопасности, что логично сочетается с причинами ее проведения, называемыми в качестве главных. На первом месте для более чем половины опрошенных стоит агрессивная политика НАТО и США – 59,3%, на втором месте – усиление нацизма и милитаризма на Украине – 47,2%. Ошибки разведки и дипломатии, также как и другие причины, набрали 8,7% и 3,7% голосов, практически каждый пятый затруднился ответить – 19,7%. 


На фоне спецоперации в российском обществе произошел и очередной глубинный социокультурный сдвиг. Актуализация коллективных архетипов лежащих в пластах «народного» сознания, закономерно привела, правда не без помощи государства, к доминированию традиционных ценностей в общественной сфере и маргинализации ценностей либерализма. Другими словами, вслед за изгнанием либерализма как идеологии в 2014-2016 гг., произошло его вытеснение на периферию, но уже в качестве культурно-ценностной парадигмы. Данная социальная трансформация обладает многими чертами т.н. «консервативной революции» [1], хотя и вряд ли является ею.


Кроме того, государство вновь начало восстанавливать многие практики советского традиционализма. Произошел довольно серьезный разворот в обществе в сторону гражданско-патриотического воспитания, особенно молодежи. В школах страны была введена традиция еженедельного поднятия российского флага и исполнения гимна; усилена работа в рамках движения «Юнармия», созданного еще в 2016 г. по инициативе министра обороны РФ С. Шойгу и многое др.


Были также реализованы небольшие элементы социальной политики, характерные для советского государственного патернализма. В первую очередь, в виде поддержки военнослужащих участвующих в СВО и их семей. Увеличено количество бюджетных мест в вузах, в том числе в субъектах Российской Федерации. В местных СМИ появилась информация, что в 2023 году в высшие учебные заведения Башкортостана на бюджет смогут поступить 13,7 тысячи абитуриентов (5 лет назад в вузах РБ было 10 тысяч бюджетных мест).


В плане экономики произошел определенный возврат к советской модели автаркии в рамках политики импортозамещения.


В свою очередь, руководством Республики Башкортостан были инициированы различные культурно-идеологические проекты, с целью дополнить федеральный дискурс СВО региональным компонентом. Прежде всего, осуществлено «подключение» к пластам коллективной памяти, связанной с Великой Отечественной войной. В регионе центральной символической фигурой для этого стала героизация имени командира 112-й Башкирской кавалерийской дивизии, Героя России генерала М. Шаймуратова.    


Так, еще 9 мая в столице республики была заложена памятная гильза в основание будущего памятника легендарному генералу. 8 июня при участии Главы РБ Р. Хабирова в Луганской народной республике установлен бюст М. Шаймуратову. В школах Башкирии открыты «шаймуратовские классы» и т.д.


Также по инициативе общественной организации «Ветераны морской пехоты и спецназа ВМФ» в Башкортостане были сформированы два батальона добровольцев для участия в спецоперации на Украине – имени генерала М. Шаймуратова и Героя России А. Доставалова, который в марте 2000 года героически погиб в бою под Улус-Кертом сражаясь против боевиков Хаттаба во время второй чеченской кампании.


Данное решение, безусловно, носит продуманный и логичный характер, поскольку теперь в массовом сознании фигура башкира М. Шаймуратова дополняется еще и именем А. Достовалова – уроженца Уфы, русского по национальности.


Это лишь небольшой перечень действий региональных властей в данном направлении. И следует признать, что они в целом вызвали положительную ответную реакцию со стороны простого населения, поскольку нарратив и потенциал, связанный с ВОВ просто огромен, хотя и не бесконечен. 


Политика современного руководства РФ в этом плане также во многом строится по лекалам советской идеологии. Как отмечают исследователи, еще: «В 70-х годах коммунистическому режиму удалось найти новые ресурсы политической легитимности, которые позволяли ему поддерживать общественный престиж до конца десятилетия. Одним из таких ресурсов стали пласты культуры, связанные с Великой Отечественной войной» [2, с. 151].


Празднование 50-летия Октябрьской революции в 1967 г. можно считать последним мероприятием, когда центральный идеологический символ фигурировал в качестве главной опоры легитимности коммунистического режима. В дальнейшем основной центр тяжести в системе идеологии фактически полностью был перенесен на Великую Отечественную войну, а 9 мая стало важнее 7 ноября. В соответствии с новыми установками в СССР «снимается серия кинолент («Освобождение», «Они сражались за Родину» и др.), которые активно участвуют в культурном обороте в пространстве официальной культуры 70-80-х годов, навязывая массовому сознанию восприятие войны с фашизмом как нового актуального прошлого» [2, с. 152].


В этой связи было бы ошибочно недооценивать роль исторических символов на массовое сознание в контексте легитимации СВО. По мнению политолога З. Маха: «Символы представляют новые идеи и ценности и комбинируют их внутри новых контекстов, наполняя эмоциями и создавая символическую реальность – их интерпретацию мира, которая, будучи принятой, становится частью этого мира, и, тем самым, основанием восприятия и действия. Именно таким образом символы становятся активными факторами в социальном изменении» [3, с. 24].


В Башкортостане идеологический контент, связанный с СВО, сегодня формируется, прежде всего, за счет высокой медийной активности Главы республики Р. Хабирова и чиновников, курирующих внутреннюю и национальную политику. К примеру, с началом СВО на страницах местных СМИ первый вице-премьер Правительства РБ А. Бадранов подверг резкой критике, как современный левый, так и либеральный взгляд на военную спецоперацию. По его мнению, «разные эксперты могут по-разному к ней относиться, но 80% поддержки у В. Путина и консолидированное общество – это безусловный факт, с которым необходимо считаться. Раскол, в котором нас пытается убедить Запад, не имеет заявляемых масштабов», – считает он.


Определенное влияние на общую ситуацию оказала и активная позиция духовенства региона. Традиционные религиозные организации консолидировано выступили в поддержку политического курса руководства страны и лично В. Путина. Так, в феврале 2022 года Президиум ЦДУМ России заявил о верности решения проведения спецоперации на Украине, аналогичную позицию озвучило и Духовное управление мусульман РБ. Наиболее заметную деятельность развернула Башкортостанская митрополия РПЦ, которая на регулярной основе оказывает гуманитарную помощь российским военнослужащим, беженцам и жителям ДНР и ЛНР.


Между тем, позиция мусульманского официального духовенства прогнозируемо вызвала резкую критику представителей неформальных религиозных течений Башкортостана, особенно т.н. салафитского толка. В адрес муфтия РБ А. Биргалина и Верховного муфтия России Т. Таджуддина, возглавляющих ДУМ РБ и ЦДУМ России, со стороны исламских фундаменталистов в соцсетях стали звучать обвинения в некомпетентности, «слепом» подчинении органам власти, нетерпимости к инакомыслящим. Однако данное противостояние носит в регионе уже давний характер и вероятно слабо повлияло на умонастроения большинства мусульман в этом вопросе. Во всяком случае очевидно, что отношение к СВО не привело к радикализации повестки или публичному расколу в религиозной среде.


Все вышеуказанные инициативы республиканских властей и позиция общественных организаций в совокупности также оказали положительное влияние на мнение широких слоев населения Башкортостана по спецоперации. 


Ситуация с элитами выглядит сложнее, но в целом тоже поддается объяснению. Так, если определенная часть консервативно-патриотической интеллигенции на первоначальном этапе СВО и была настроена негативно, главным образом считая, что армия и страна оказались не готовы к военной кампании, то постепенно ее позиции приняли более умеренный характер. По крайней мере, сегодня она не желает открыто поражения своей стране и старается поддерживать линию государства.


Представители либеральной и левой интеллигенции изначально заняли жестко непримиримую позицию в отношении политики Кремля на Украине, однако блокировка таких социальных сетей как «Фейсбук» и «Инстеграм» на территории РФ, резко сузила их возможности и, по сути, оставила без информационных площадок для озвучивания критики действий властей.  


Аналогичная ситуация сложилась с оппозиционными внесистемными политическими организациями и движениями Башкортостана. 


Признание «Штаба Навального в Уфе» экстремистской организацией, блокировка и закрытие сочувствующих ей ресурсов, эмиграция ряда акторов из этой среды, фактически лишило политической субъектности внесистемных либералов, но одновременно привела к радикализации риторики указанных сил.


Для либеральной оппозиции и ранее был свойственен выбор «Запада» как системы политико-ценностных координат с негативным отношением к России, ее исторической и культурной традиции. Теперь же она приняла открыто диссидентский и антигосударственный характер. Тезисы о необходимости военного поражения с последующей частичной потерей суверенитета, стали носить для большей части ее представителей обыденный характер. Но, повторимся, в настоящий момент сама ее субъектность практически никак не формализована в регионе.


В схожем состоянии находится сегодня и радикальная часть национального движения республики. Так, с признанием Верховным судом РБ в мае 2020 г. молодежной националистической организации «Башкорт» экстремистской, ее члены, по сути, свернули свою деятельность в публичном пространстве.


Тем не менее, сразу же после начала спецоперации, за рубежом был создан т.н. «Форум свободных народов России», состоящий из лидеров национальных и региональных движений Российской Федерации в изгнании. Очевидно, что данная структура является проектом западных спецслужб и преследует двойную идеологическую цель – с одной стороны заявлять миру о бесправном положении нерусских народов РФ от их имени, с другой – работать непосредственно на этническую аудиторию, но уже внутри страны.


Представителем от башкирского народа на форуме стал неформальный лидер БОО «Башкорт» Р. Габбасов, который еще в ноябре 2021 г. эмигрировал в Литву и попросил там политического убежища. С этого времени, через телеграм-каналы и различные сайты, он начал активно озвучивать идеи «башкирской политической нации», «новой конфедерации», строить планы относительно судьбы республики после «падения путинского режима».


Кроме того, Р. Габбасов обратился к Вооруженным силам Украины с просьбой вести разъяснительную работу с пленными из национальных республик России и формировать нацотряды против «режима Путина», то есть фактически предлагая создать на Украине аналог фашистского волжско-татарского легиона «Идель-Урал». 


Однако такая позиция Р. Габбасова вызвала явное отторжение, прежде всего, у «титульного» населения и в определенной мере ослабила позиции башкирских националистов внутри республики. В этой среде наметился и определенный раскол, порожденный отношением к спецоперации. В частности, активный участник событий на шихане Куштау, руководитель движения «Республика» У. Байбулатов публично осудил антироссийскую позицию лидера «Башкорта» и обвинил его в целом ряде провокаций, включая арест оппозиционного политика А. Дильмухаметова. 


По данному поводу высказался и руководитель Исполкома Всемирного курултая башкир Ю. Юсупов. По его словам, «в отличие от 90-х, уже нелепо и предательски смотрятся бессовестные призывы Р. Габбасова к гражданскому противостоянию в Башкортостане». Поэтому, как считает Ю. Юсупов, «не удивительно, что эти провокационные мантры не находят поддержки и обычно встречают в башкирской среде настороженную, презрительную или жестко враждебную реакцию».


Иными словами, формирование отношения к спецоперации со стороны «титульного» населения региона идет на фоне активной дискуссии внутри башкирского общества, а идеи, связанные с радикальным национализмом, этносепаратизмом в настоящее время не вызывают явного интереса у большей его части. Об этом свидетельствуют и результаты социологических исследований.  


Так, 64,9% опрошенных башкир республики поддерживает проведение Россией специальной военной операции на Украине; 15,3% – относится против; 19,8% – затруднились с ответом.


Параллельно с национальными акторами, а зачастую совместно с ними, ведут свою деятельность в регионе и экологические организации, стремясь политизировать возникающие локальные проблемы, особенно в сфере добычи природных ресурсов. Однако активность экологического движения, после резонансных событий на Куштау в августе 2020 г., постепенно пошла на спад. Что вполне закономерно, поскольку свою задачу движение выполнило – башкирский шихан сохранен. 


По этой причине в данной среде наметился аналогичный раскол с делением на умеренные и радикальные части, а также на сторонников и противников спецоперации. 


Так, 14 августа 2022 г. состоялось мероприятие, приуроченное к годовщине событий на Куштау. Оно было проведено в формате круглого стола и организовано АНО «Наследие» под руководством жительницы д. Урняк Р. Мухаметжановой. В его работе приняли участие порядка 30 человек, в числе которых были: общественница из Москвы Т. Честина – руководитель Зеленого движения «ЭКА»; эко-активист из Калининграда Е. Токарь – участник инициативной группы по сохранению Суздальского леса; М. Сафаров – д.х.н., профессор; К. Горбачева – член Координационного совета по экологическому благополучию при ОП РФ, соучредитель движения «Стерлитамак, дыши» и др.


Выступая в эфире интернет-издания «Аспекты» Р. Мухаметжанова сообщила, что целью проведения подобных мероприятий является привлечение внимания к проблемам развития туризма на территории ООПТ и экологии в целом. Ранее в сетях появилась видеозапись, на которой члены АНО «Наследие» поддержали Президента России В. Путина и специальную военную операцию на территории Украины.


20 августа на шихане Куштау состоялся экологический субботник, организованный уже организацией «Патриоты Башкортостана». В акции приняли участие около 80 человек, среди которых были башкирские национальные активисты, члены движения «Зеленый щит Башкортостана – Куштау», «Стоп Кроношпан» и др. Основным посылом их выступлений стала критика проводимой политики в регионе, а также призыв к борьбе против «беспредела власти» законными методами.


Таким образом, деятельность экологического движения в республике все больше приобретает рутинный характер. 


Кроме того, хорошую эффективность в решении проблем экологии показала работа созданной в июне 2021 г. по поручению Главы РБ Р. Хабирова Межведомственной комиссии по вопросам деятельности недропользователей, возглавляемая вице-премьером А. Бадрановым. Ее работа постепенно приобрела системный характер, что во многом позволило властям перехватить повестку у эко-активистов, снять остроту проблемы. Однако сегодня наблюдается скрытое противодействие работе Межведомственной комиссии, но уже не со стороны эко-организаций, а главным образом добывающих компаний.


В этой связи необходимо отметить, что в погоне за прибылью крупные коммерческие структуры, начиная от горнопромышленных до работающих в сфере ЖКХ, регулярно создают опасные конфликтные ситуации внутри региона. В итоге наблюдается парадоксальная картина: когда в результате, к примеру, резкого повышения цен за отопление со стороны ресурсоснабжающих компаний, возмущенные граждане выходят с протестами на улицы. Гасить же эти конфликты каждый раз приходится уже республиканским властям совместно с правоохранительными органами. То есть коммерческие структуры ведут свою деятельность в регионе таким образом, как будто не существует самого факта спецоперации на Украине. 


В целом анализ динамики оценок протестных настроений в РБ, полученных в ходе социологических исследований, показывает тенденцию к их снижению с 42% до 21,8%. 


***


В завершение можно сделать следующие выводы. В настоящий момент в политическом пространстве Башкортостана фактически не осталось внесистемных оппозиционных сил способных создать серьезную контраргументацию официальному дискурсу СВО, а тем более организовать массовые протестные акции по различным поводам.


Поддержка населением региона спецоперации имеет многофакторный и многоуровневый характер, в формировании которой главным актором выступает сама власть. Однако многие ее условия сильно зависят от текущей конъюнктуры в стране и хода военной кампании. 


Население РБ демонстрирует рост патриотизма, а также испытывает положительные эмоции по отношению к России, гордость за свою страну (48,5%). Абсолютное большинство респондентов считают себя патриотами (79,9%).


На фоне внешнего давления произошла консолидация общества вокруг вертикали власти и руководства страны. Между государством и т.н. консервативным большинством сложился своего рода негласный консенсус: поддержка спецоперации в обмен на относительную социальную защищенность и гарантию экономической стабильности. Таким образом, ключевыми угрозами, способными разрушить сложившуюся конфигурацию и идеологию СВО, являются не внутриполитические риски, а, прежде всего, проблемы социально-экономического характера. 


                                        Литература:


1. Вишневский А.Г. Серп и рубль. Консервативная модернизация в СССР. М.: ОГИ, 1998. 

2. Зудин А.Ю. «Культура имеет значение»: к предыстории российского транзита // Мир России. 2002. №3.

3. Кардамонов О.А. Трансформация символов и символы трансформации: версия одного социально-политического суицида / Журнал социологии и социальной антропологии. 2005. Том VIII. №2.


Азамат Буранчин