стрелка
Новости
17.08.2022 Безопасная бесконечная энергия возможна: в эксперименте по ядерному синтезу впервые подтверждено воспламенение
16.08.2022 В столице Иордании начинаются Дни российского кино
16.08.2022 С 7 по 11 сентября в Казани пройдет Фестиваль мусульманского кино
16.08.2022 В Казани пройдет этнофестиваля «Итиль»
16.08.2022 В России научились печатать торты и наггетсы с помощью принтера
15.08.2022 В Румынии обнаружили могилу женщины возрастом 6000 лет со множеством золотых колец
15.08.2022 В Китае запустили самый мощный в мире магнит
15.08.2022 США собираются устроить госперевороты в семи евразийских и африканских странах
15.08.2022 Новый российский самолет совершит первые рейсовые полеты в середине 2023 года
15.08.2022 Украинцы ведут переговоры с Великобританией, чтобы она помогла уничтожить Крымский мост
09.08.2022 Благодаря своему клипу певец SHAMAN вышел в лидеры по запросам в Яндексе
09.08.2022 Россия продемонстрирует документальный фильм «Мариуполь. Русский город» в кино
09.08.2022 На Ямале выведут сорт картофеля для Арктики
09.08.2022 В России разработали дирижабль на солнечных батареях
09.08.2022 Европа начала воровать газ у развивающихся стран
09.08.2022 "Бренды ушли, а нормальные остались": 77,6% иностранных компаний не стали закрывать свой бизнес в России
09.08.2022 В Госдуме предложили создать новый военный блок для сдерживания европейского колониализма
09.08.2022 "Будет холодно и страшно": Германия обновила прогноз газопотребления до лета 2023
08.08.2022 Спецслужбы ЛНР обнаружили штаб мозгомойных войск ВСУ
08.08.2022 Россия разместит в Сербии свою военную базу для защиты от сепаратистов и агрессии НАТО
Новости
17.08.2022 Безопасная бесконечная энергия возможна: в эксперименте по ядерному синтезу впервые подтверждено воспламенение
16.08.2022 В столице Иордании начинаются Дни российского кино
16.08.2022 С 7 по 11 сентября в Казани пройдет Фестиваль мусульманского кино
16.08.2022 В Казани пройдет этнофестиваля «Итиль»
16.08.2022 В России научились печатать торты и наггетсы с помощью принтера
15.08.2022 В Румынии обнаружили могилу женщины возрастом 6000 лет со множеством золотых колец
15.08.2022 В Китае запустили самый мощный в мире магнит
15.08.2022 США собираются устроить госперевороты в семи евразийских и африканских странах
15.08.2022 Новый российский самолет совершит первые рейсовые полеты в середине 2023 года
15.08.2022 Украинцы ведут переговоры с Великобританией, чтобы она помогла уничтожить Крымский мост
09.08.2022 Благодаря своему клипу певец SHAMAN вышел в лидеры по запросам в Яндексе
09.08.2022 Россия продемонстрирует документальный фильм «Мариуполь. Русский город» в кино
09.08.2022 На Ямале выведут сорт картофеля для Арктики
09.08.2022 В России разработали дирижабль на солнечных батареях
09.08.2022 Европа начала воровать газ у развивающихся стран
09.08.2022 "Бренды ушли, а нормальные остались": 77,6% иностранных компаний не стали закрывать свой бизнес в России
09.08.2022 В Госдуме предложили создать новый военный блок для сдерживания европейского колониализма
09.08.2022 "Будет холодно и страшно": Германия обновила прогноз газопотребления до лета 2023
08.08.2022 Спецслужбы ЛНР обнаружили штаб мозгомойных войск ВСУ
08.08.2022 Россия разместит в Сербии свою военную базу для защиты от сепаратистов и агрессии НАТО
cover image
07.07.2022
Аналитика
Путин как Патрис Лумумба XXI века

Иногда у нас возникает соблазн считать происходящие сейчас события исключительными и уникальными. Между тем на нашей планете с середины прошлого столетия почти ничего не меняется, и примерно одни и те же нарративы прослеживаются в политической истории Латинской Америки, Азии, Африки. В связи с этим интересно будет сравнить автора недавних заявлений о «грабительском колониализме Запада» с кем-нибудь из хорошо известных лидеров антиколониального движения. Например, с Патрисом Лумумбой.


«Мы не ваши обезьяны!»


30 июня 1960 года на церемонии провозглашения независимости Конго в городе Леопольдвиле король Бельгии Будуэн произнёс речь о том, сколько добра принесла конголезцам Бельгия. В ответ президент Касавубу «с глубоким смирением» поблагодарил. А потом к трибуне вышел один из наиболее харизматичных лидеров Африки, премьер-министр новосозданной страны Патрис Лумумба.


«Хотя независимость Конго и провозглашена сегодня по договорённости с Бельгией — дружеской страной, с которой мы обращаемся как равный с равным, ни один житель Конго никогда не забудет, что независимость завоёвана нами в борьбе, в борьбе повседневной, упорной, трудной, в борьбе, где нас не останавливали ни лишения, ни страдания, ни огромные жертвы, ни кровь, пролитая нашими народами», — заявил лидер конголезцев.


«Мы познали рабский труд, в обмен за который нам платили деньги, не позволявшие нам ни утолить голод, ни одеваться, — напомнил он. — С утра до ночи мы терпели насмешки, оскорбления, удары, потому что мы были «неграми». Кто забудет, что чёрному говорили «ты» не как другу, а потому что вежливое «вы» было сохранено только для белых? Мы видели, как захватывались наши земли именем якобы справедливых законов, которые признавали лишь право сильного. Мы помним, что закон никогда не был одинаков для белых и чёрных, он был снисходителен к одним, жесток и бесчеловечен к другим».


Лумумба напомнил, что в городах Конго стояли великолепные дома для белых и развалившиеся хижины для чёрных, что конголезцев не пускали в кинотеатры, рестораны и магазины, что на пароходах африканцы могли претендовать лишь на место для скота. Он напомнил также об убийствах неугодных, о тюрьмах и карцерах, куда бросали тех, кто не хотел подчиняться «режиму бесправия, угнетения и эксплуатации».


Лумумба заявил, что сотрудничество иностранных государств должно быть «дружественным» и не может быть «направлено на то, чтобы навязывать чуждую политику». Он также отметил, что «завоевание независимости Конго является решающей вехой на пути освобождения всего Африканского континента» и призвал всех к мирному созидательному труду «в целях создания национальной экономики и обеспечения экономической независимости».


Эта неожиданная речь заставила присутствовавших африканцев аплодировать Лумумбе стоя. Возгласы «Патрис! Патрис!» перекинулись на улицу, где стояли толпы людей. Что касается белых, то они негодовали. По окончании речи Лумумбы бельгийский монарх резко поднялся со своего места и удалился. Некоторые чины бельгийской армии, посчитав, что Лумумба оскорбил короля Бодуэна, подошли к премьер-министру и потребовали извинений, которых, конечно же, не последовало.


Резкой была и реакция международного сообщества. Атаку Лумумбы на колониализм восприняли в Бельгии как нападение на само королевство. Выступление Лумумбы назвали «неразумным», «неблагодарным» и «бестактным». В большинстве публикаций вместо прямого цитирования речи её перефразировали. Говорили, что Лумумба вёл себя неприлично, кричал в лицо королю: «Мы не ваши обезьяны!» и топал ногами. «Вот и помогайте теперь этим неблагодарным чернокожим дикарям», — приходили к логичному заключению авторы передовиц.


С особой тревогой речь восприняли в США: там посчитали, что от заявлений о равенстве белых и чёрных «попахивает коммунистической пропагандой». В США и Западной Европе Лумумбу стали называть «необузданным радикалом», «коммунистом» и «сатаной». Многие аналитики говорили прямо: 30 июня 1960 года Лумумба подписал себе смертный приговор.


«Мы не ваши обезьяны» по-путински

10 февраля 2007 года Путин в присутствии ряда высокопоставленных западных лидеров произнёс речь в Мюнхене. Он говорил о несправедливости, о двойных стандартах, о нелигитимных военных операциях, о грабительской политике в отношении тех, кто не входит клуб избранных. Путин напомнил о ситуации, когда «одной рукой раздаётся благотворительная помощь, а другой «консервируется экономическая отсталость и собирается прибыль». Он говорил о равноправии и справедливости, об открытости и предсказуемости в политике, об универсальности международного права; говорил о невмешательстве во внутренние дела других стран, о недопустимости «навязывания этим государствам того, как они должны жить и развиваться». Он также заявил, что «однополярный мир, мир одного хозяина, одного суверена, не состоялся», поскольку эта модель «неприемлема», «невозможна» и «лишена морально-нравственной базы».


«Россия — страна с более чем тысячелетней историей, и практически всегда она пользовалась привилегией проводить независимую внешнюю политику, — заявил Путин. — Мы не собираемся изменять этой традиции и сегодня». 


В конце речи президент России предложил всем вместе работать над строительством «справедливого и демократического мироустройства», обеспечивая «безопасность и процветание не для избранных, а для всех».


Фактически, если взять поправку на время (прошло почти пол века) и контекст выступления (Путин говорит об общемировых проблемах), пафос двух речей совершенно одинаков: 


— Дорогие господа, мир изменился, он уже больше не делится на высших и низших, правильных и неправильных, цивилизованных и нецивилизованных, а потому хватит обманывать, хватит интриговать и силой продавливать выгодные вам решения. Давайте установим единые для всех правила и будем честно их соблюдать.


Реакция на речь в Мюнхене была аллергической. Как и в случае с Лумумбой, Запад увидел здесь опасную для себя тенденцию: политический персонаж второго или даже третьего сорта, представитель лагеря побеждённых, дикарь, который должен «с глубоким смирением» принимать рекомендации «цивилизованных», смеет говорить о морали, справедливости, равноправии и попрекать Запад — такой хороший, правильный, развитый, демократичный Запад, с такой выгодой для себя осваивающий мир! В Los Angeles Times появилась статья «Putin: the Louse That Roared» («Путин: вошь, которая зарычала») в которой президенту России советовали «сначала подумать о собственной антидемократической агрессии», прежде чем «бить в барабаны на потребу ностальгии русских по Советам».


Нисколько не пытаясь вникнуть в суть мюнхенского выступления, автор передовицы рассуждал о «наглости Путина», «о зловещем и абсурдном оттенке» путинской речи, о его «жалкой попытке создать иллюзию, что Россия остается великой державой» и задавался риторическим вопросом: «Так почему же Путин решился постучать ботинком по трибуне, по крайней мере в переносном смысле?»


Статья в Los Angeles Times была только одним из первых пробных камней. После Мюнхенской речи коллективный Запад взял курс на демонизацию российского лидера. Как и в случае с Патрисом Лумумбой, выступления и интервью Путина теперь подавались с заметными сокращениями, которые могли в корне изменить смысл фраз и целых предложений. Отныне Путин мог быть только «кровавым царем», «тираном», «отравителем» и т. д. Обложки западных журналов заполонили коллажи Путина в виде вампира.


Лумумба и трайбализм

Но вернёмся к событиям в Конго и к Патрису Лумумбе. Тогда, в 1960 году западное политическое сообщество рассуждало так: ты, чернокожий дикарь, унизил нас, европейцев, заявив, что имеешь равные с нами права? Ты победил нас в борьбе за независимость? Ты назвал нас кровавыми? Что же, теперь мы покажем тебе твоё место! Мы найдём тех, кто будет бороться за независимость уже от тебя, и представим всё так, что кровавым окажешься уже ты!


Через считанные недели после исторической речи Лумумбы в Конго начинаются племенные восстания. 11 июля провозглашает независимость Катанга (район добычи меди), 9 августа Южное Касаи (район добычи алмазов). За опереточными фигурами новых «глав государств» (в Катанге у власти встал Чомбе — агент западных спецслужб по кличке «еврей», а в Южном Касаи провозгласил себя «королём» сын племенного вождя Калонжи) стояли Бельгия, Франция, ЮАР и западные горнодобывающие компании. Все они надеялись сохранить контроль над главными ресурсами Конго. Правительство в Леопольдвиле в одночасье лишилось львиной части своих доходов. Из Европы в Катангу и Касаи начались поставки оружия и бронетехники, юг Конго заполонили «ужасные люди» (европейские наёмники). 


Лумумба видел, что его политические противники в Европе, накачивая оружием племя лубуа на юге страны, взяли курс на развал Конго. Помочь ему в этой ситуации мог только Советский Союз. Получив у Хрущёва самолёты и военных советников, премьер-министр начал операцию против Южного Касаи. Силы были неравны, и всё шло к победе правительственной армии.


Допустить этой победы Лумумбы Запад не хотел и не мог. Дальнейшие события легко читались: конголезский лидер объединяет огромную страну, укрепляется, устанавливает прочные связи с советским блоком... Учитывая стратегическое положение Конго (эту страну называют «ключом к Африке»), всё это могло иметь самые серьёзные последствия для африканского континента. Президент США Эйзенхауэр обсудил ситуацию со своими советниками и принял решение.


Как стало известно лишь многие годы спустя, ЦРУ поручило убийство Патриса Лумумбы своему агенту Ларри Девлину. По первоначальному плану премьер-министра Конго должны были отравить, но потом победила другая точка зрения: решено было убить африканского лидера руками самих африканцев. Поскольку Лумумба вёл военную операцию против взбунтовавшихся южных провинций, врагов у него было много. Убийству предшествовала информационная компания. Какая ирония: тот, кто больше всего ненавидел неравенство и угнетение, теперь сам был провозглашён кровавым тираном! Пресса Бельгии, Франции, США и ЮАР смаковала подробности военного конфликта на юге страны, изображая Лумумбу «дьяволом» и «коммунистом». Возвращая Лумумбе должок за его речь на дне независимости, Запад только что не подвывал от радости. Конечно, простые люди в Конго не слишком интересовались мнением европейских СМИ, но всё это было расчитано не столько на народ, сколько на политическую верхушку. Первым поплыл президент Касавубу. 5 сентября 1960 года, выступая по радио, он обвинил Лумумбу в организации массовых убийств в Южном Касаи и уволил его в одностороннем порядке. Также Касавубу пообещал конголезкому народу помощь своих новых хозяев, американцев.


Поскольку несамостоятельность президента была очевидна всем, обе палаты парламента поддержали Лумумбу, осудив Касавубу. Лумумба был готов взять власть в свои руки, но победить в этой борьбе ему не дали. В последовавшем хаосе западные спецслужбы устроили на него настоящую охоту. Премьер-министр был схвачен, посажен в самолёт и оправлен на юг страны к своему злейшему врагу Чомбе, которому в этой операции отводилась банальная роль палача. 17 января 1961 года Патриса Лумумбу расстреляли. Перед смертью его пытали в присутствии бельгийских офицеров. После расстрела бельгийцы расчленили его тело и растворили в кислоте. 


Вся эта отвратительная история сейчас хорошо известна. В 2000-м году немецкий документалист Томас Гифер снял свою знаменитую ленту «Убийство в колониальном стиле», и в этом фильме можно увидеть представителей «цивилизованного мира» (бывших сотрудников и офицеров ЦРУ и бельгийской службы безопасности), которые, посмеиваясь, рассказывают о том, как они остраняли от власти и убивали Лумумбу, как выдирали ему зубы, как расчленяли его тело. На вопрос «жалеете ли вы о случившемся?» убийцы (никто из них не понёс наказания) совершенно спокойно отвечают: не жалеем. Ну как же, ведь они всего-навсего убили лидера чёрной Африки, который «не на тех поставил». Значит, всё правильно. О чём тут жалеть.


Путин и трайбализм

Но вернёмся к Путину. На следующий год после мюнхенской речи американцы нанесли удар по России, спровоцировав «суверенную» Грузию напасть на российских миротворцев в Южной Осетии. В 2014 году на путь открытого противостояния с Россией затащили «суверенную» Украину. Вообще племя украинцев, со своими самобытными песнями-плясками, набедренными повязками, стрижками, шароварами, вышиванками и марионеточной властью идеально подходило на роль лубуа: оно было самым многочисленным на постсоветском пространстве, занимало выгодное положение на карте и соглашалось играть в обиженку. Дальнейшее мы знаем: Украину нацифицировали, накачали оружием и бросили под ноги России. Совсем как Южное Касаи под ноги Конго.


Всё это время мы говорили о сходстве в политической биографии Лумумбы и Путина, но настало время сказать о различиях. Главное из них состоит в том, что Россия Путина — не Конго времён Патриса Лумумбы. На примере украинского кризиса мы наблюдаем, как вхолостую проворачиваются маховики западного военно-политического механизма. Да, Запад действует по старинке: вкладывается в племенные распри, провоцирует военный конфликт, проводит мощную информационную компанию… А дальше — пшик. Старая колымага оглушительно ревёт, буксует на одном месте и глохнет.


Запад не может сломать Россию. Ему не под силу сломать даже Сирию, Венесуэлу и Белоруссию. Что там говорить о Китае! Ему уже даже талибы не по зубам. Мир необратимо изменился, но Запад не желает этого признавать. Неудивительно, что атлантистов терзают жестокие фантомные боли.


Фантомные боли и реальность

Именно в духе этих фантомных болей нужно понимать высказывание бывшего командующего британским контингентом в Афганистане Ричарда Кемпа: «Нашим приоритетом должно быть содействие смещению Путина. Если на олигархов Путина будет оказано достаточное давление, это может привести к дворцовому перевороту».


Ричарду Кемпу вторит Фиона Хилл, еще недавно (с 2017-го по 2019-й) возглавлявшая российское и европейское направление Совета по национальной безопасности США. По словам Хилл, против президента России якобы «может выступить внутренняя клика людей из разведки, армии и служб безопасности». По её мнению, «российский лидер может получить отпор от тех людей, которые думают, что всё прошло не так, как они планировали». Также Хилл намекает, что российский лидер якобы «опасается покушения на свою жизнь». Она явно грезит о тех временах, когда Западу легко удавалось завершать свои нарративы: сначала поддержка «свободолюбивых и гордых», потом военный конфликт и демонизация лидера, потом государственный переворот и убийство. Всё как по нотам. Собственно, о том же мечтает и процитированный выше Ричард Кемп. Он прямо заявляет, что «Великобритания должна подготовить план убийства российского лидера». Кемпу вторит американский сенатор-республиканец Марко Рубио: «Было бы здорово, если бы кто-то внутри страны просто взял и уничтожил этого парня». Другой американский сенатор, Линдси Грэм, открыто призывает россиян «оказать своей стране и миру большую услугу» и убить Владимира Путина. «Есть ли Брут в России?» — риторически вопрошает Грэм в своём Твиттере, добавляя, что только русский народ «может всё исправить». «Если вы не хотите жить во тьме всю оставшуюся жизнь, быть изолированными от остального мира в условиях крайней нищеты и жить в темноте, вам нужно сделать шаг вперёд», — поучает сенатор от Южной Каролины застрявший в первобытной дикости русский народ.


Все эти примеры показывают, что со времен Патриса Лумумбы на Западе ничего не изменилось. Неповоротливый ум политика-западоида находится в плену одних и тех же затверженных схем, и выбраться из этой колеи ему не под силу. Наверное, это было бы смешно, если бы не было так грустно. Сегодняшняя попытка Запада контролировать мир методами полувековой давности выглядит претенциозной и жалкой. Таким же претенциозным и жалким выглядел когда-то один из последних императоров Рима Юлий Непот, маленький человечек с огромным носом, контролировавший только Далмацию, область на берегу Адриатики. Но сколько бы он не называл себя императором Римской империи, по факту её, эту самую Римскую империю, уже давно делили вчерашние варвары во главе с Одоакром.


Нечто подобное происходит и сейчас. В Азии, в Африке, в Латинской Америке глобалисты теряют одну страну за другой, область их влияния сжимается, как шагреневая кожа, и именно это заставляет их биться в такой истерике. И в политическом плане, и в экономическом, и в идейном эйзенхауровцы уже давно проигрывают лумумбовцам. Я бы даже сказал, что побеждают не конкретные лумумбовцы (Путин, Си Цзиньпин, Лукашенко и др.), а стоящая за ними идея многополярности. Время игры в одни ворота, время господ-колонизаторов прошло навсегда, как прошло когда-то время напыщенных и развращённых патрициев Рима.


Это чувствуют во многих уголках планеты. Неслучайно в начале лета конголезцы, потерявшие веру в своё марионеточное правительство и уставшие от грабежа западных ТНК, вышли на массовые демонстрации под лозунгом «Путин, помоги Конго!»


Сможет ли Путин, уже оказавший помощь ряду государств, однажды помочь и конголезцам?


Очень вероятно, что сможет.


И это будет вполне в логике истории.



Дмитрий Орехов